Писцовые книги XVI века

Введение

Нередко, читая историю какого-нибудь храма, находящегося на юго-востоке Московской области, встречаешь повторяющуюся дату: 1577—1578 гг. или 70-е гг. XVI в. Как правило, эта дата относится к первому упоминанию в исторических источниках селения или храма. Что это за дата? А это переведенный на нынешнее (от Рождества Христова) летосчисление год переписи Коломенского уезда — 7086 год от Сотворения мира (1577—1578 гг., потому что 7086 год от Сотворения мира шел с 1 сентября 1577 г. по 31 августа 1578 г.). Ведением переписей и писцовых книг ведал Поместный приказ. Вообще, проводить переписи на Руси стали татаро-монголы для собирания дани. Великий князь Иван III, покорив Новгород и переселив часть новгородских семей сюда, а московских служилых людей — в Новгородщину, начал систематическое описание присоединяемых к Москве новгородских земель. Первое «большое письмо» — всеобщая перепись населения Московского государства состоялась в 1538 — 1547 гг. при внуке Ивана III Иване IV Васильевиче, более известном как Иван Грозный. В 1551 г. он собрал в Москве Собор, получивший в истории название Стоглавого. Кроме всего прочего, на этом Соборе был предложен проект новой переписи: в отличие от прежней переписи, теперь надо было учитывать количество и качество земли, и из-за этого вторая перепись затянулась на 30 лет и закончена была только к 1580 г. В 1573—1574 гг. был описан Московский уезд, а в 1577—1578 гг. была закончена перепись города Коломны и Коломенского уезда. Данные этой второй переписи вносились в книги, получившие название писцовых. В XVIII в. с этих книг из-за ветхости был сделан список, который сейчас хранится в Российском Государственном архиве древних актов (РГАДА) Москвы, ф. 1209. Именно его используют исследователи истории храмов и селений. Неподготовленному читателю бывает тяжело понять все термины и понятия, упомянутые в писцовых книгах. В данной статье мы попытаемся разобрать и объяснить основные из них. Сами термины для удобства выделим жирным шрифтом.

Землевладение

Всем известное слово «деревня» происходит от древнерусского глагола «дьрати» — пахать лесную полосу под посев. Первоначально оно означало место, очищенное от леса и зарослей под пашню. В XVI в. слово «деревня» стало приобретать значение селения с очень малым числом жилищ (иногда даже с одним двором), к которому принадлежало определенное количество пашни, сенокоса и леса.

В русском земледелии тогда употреблялась трехпольная система. Пахотная земля делилась на три равные части (клина). Первая засевалась озимой рожью, вторая — яровыми культурами (овсом, ячменем, льном, горохом, гречихой, полбой, иногда пшеницей). Третий клин оставался «на пару» — отдыхал для восстановления плодородия, удобрялся, а также служил выгоном для скота. Каждый клин в первый год делался озимым, во второй — яровым, в тре-
тий — «на пару», и так по кругу. Так как клинья были одного размера, то для облегчения измеряли один клин и в писцовых книгах указывали его размер. А про остальные два клина писали: «в дву потому ж», то есть в двух остальных клиньях площадь такая же. Поэтому, чтобы узнать истинную площадь пашни, надо указанную цифру умножить на 3.

Вспахивалось не только обычное поле, но и земля в лесу: такой лес назывался пашенным; обычный лес — непашенным. После нескольких лет использования пашню переносили на новое место, чтобы дать земле восстановиться, и это место называлось перелогом. Землевладелец также мог переводить крестьян на другое место для осваивания новых земельных угодий. Основанное новое селение называлась починок (от «почин» — начало), а оставленная крестьянами деревня или село — пустошью. Если же место бывшего поселения распахивали, то место называли селищем. Помещик мог опустевшую деревню занять под свою усадьбу, и тогда это место тоже могло называться сельцом. Займищем (от слова «занято») называли место, занятое под расчистку или распашку,
т. е. будущая деревня. Некоторые деревни стояли на суходоле — месте, заполняемом талыми водами в половодье, или на вражке — овраге.

Площадь пашни измерялась четвертями (четями), лес мерялся десятинами, сенные покосы -
копнами. Четь, четверть — мера земли, которую можно засеять четвертью объема ржи, по площади равнялась половине десятины. Десятиной назывался квадрат площадью 1,09 га, в котором каждая сторона равнялась 1/10 версты, откуда и название. 1 копна равнялась 1/10 десятины. Покос именовался в писцовых книгах сеножатью. Земля по своему качеству делилась на «худую» (плохого качества), «середнюю» (среднего качества) и «добрую» (хорошего качества). Плохое качество земли компенсировалось прибавкой ее количества: такой способ назывался поддачей. То есть: 1 четь (четверть) доброй земли приравнивалась к 1, 25 чети средней земли и к 1,5 чети худой земли.

Татары, начавшие у нас переписи, взимали налог именно с реальной сохи, которой пахали. В 1551 г. при планировании второй переписи на Стоглавом Соборе была установлена новая податная единица, сохранившая старое название соха. Определенное количество четвертей доброй земли (или приравненное к нему через поддачу количество средней или худой земли) переводилось в эти сохи, с количества которых взимался земельный налог (это называлось посошное обложение). Перевод количества четвертей земли в сохи назывался сошным письмом. Выделялась соха: 1) служилая — в поместьях служилых людей — 800 четвертей доброй земли; 2) дворцовая — у дворцовых сел -
700 четвертей доброй земли; 3) церковная — у церквей и монастырей — 600 четвертей доброй земли; 4) черная — у государственных кресть-
ян — 400 четвертей доброй земли.

Та часть земли, что обрабатывалась постоянно, называлась живущая или живущее, а та, что не обрабатывалась, именовалась пусто. Пашни, обрабатываемые нерегулярно, по случаю, назывались наезжими. Дальняя, противоположная часть участка называли запольем.

Интересно, что единственная рыба, упоминаемая в этих писцовых книгах, это караси.

Вотчинники и помещики

Русские князья получали во владение наследственный удел (от слова «делить» или «уделить»), т. е. часть общей земли, в то время как вся страна формально считалась единой. Начиная с XIV в. великие князья Московские стали подбирать под себя остальные княжества. Уделы упразднялись и превращались в уезды, где великий князь, а затем царь ставил воевод вместо бывших удельных князей. Последним удельным князем Угличским был последний сын царя Ивана Грозного св. блгв. царевич Димитрий, убиенный в 1591 г. После его гибели вся территория Московского царства стала состоять из одних уездов. Уезд (слово произошло от объезда пределов территории для обозначения ее границ) — это собственно город с принадлежащими к нему станами и волостями. Волость или дворцовая волость (слово означает власть оного человека) принадлежала царю, а в станах сосредоточивались поместья и вотчины служилых людей. Границы между уездами назывались рубежами, и у каждого рубежа было свое название. Через некоторые станы и волости проходили дороги, соединявшие города и ставшие основой нынешних автомагистралей; в писцовых книгах их называли большими дорогами.

В 1555 г. было принято Уложение о службе, по которому устанавливались разряды свободных служилых людей, обязанных царю военной или административной службой. Служилые люди разделялись на тех, кто «по оте-
честву» и на тех, кто «по прибору».

Служилыми людьми по отечеству, т. е. ставшие такими по наследству, были:

А. Чины думные или боярские:

1 чин: бояре. В древности, завоевывая какую-нибудь землю, князь делил ее между собой и остальными дружинниками, которые передавали эту землю по наследству. К передаваемой детям земле и другому имению прилепилось название «вотчина», т. е. доставшая от отца. Когда князья стали потомственными правителями (примерно в XI—XII вв.), дружина разделилась на большую, или лучшую, и на младшую. Из большой дружины образовались высшие аристократические роды, называвшиеся боярами (точнее, болярами — скорее всего, от слова «большой, больший»).

До XVI в. бояре были как бы вассалами князя, обязанными служить в войске князя. Князь считался у них «первый среди равных», которого при случае можно было сменить, свергнуть. Князья мелких разоряющихся княжеств тоже могли переходить в разряд бояр. Начиная с середины XVI в., а главным образом с опричнины Ивана Грозного, бояре стали пусть и высшими, но слугами государевыми. Со времен Ивана Грозного придворный боярин именовался комнатный боярин, а боярин, близкий к царю по родственным связям, назывался ближним. По решению царя боярин мог входить в состав Боярской думы. Около 1700 г. Петр I упразднил Боярскую думу; ее функции перешли к Сенату. Последнее пожалование титулом «боярин» состоялось при Екатерине I в. 1725 г., а последним боярином в России был генерал-губернатор Москвы, генерал-фельдмаршал И. Ю. Трубецкой, умерший в 1750 г.

2 чин: окольничие. Самое древнее упоминание об окольничих встречается в завещании Ивана Калиты 1340 г. Первоначально они занимались путешествиями и паломничествами князей и царей (вероятно, с этим связано слово «окольничий» — от «околичность, окольный»). Потом стали исполнять те же обязанности, что и бояре, только занимали всегда второе место после них: были членами Государевой думы, послами, воеводами и наместниками, возглавляли приказы и полки. Кроме того, окольничий исполнял функции церемониймейстера во время приема иностранных послов. В окольничие обычно назначались бояре средних родов. Окольничие были комнатные и ближние. Последнее пожалование чином окольничего состоялось в 1712 г.

3 чин: думные дворяне. От бояр-вотчинников вначале резко отличались дворяне. Первоначально дворянами (т. е. дворовыми людьми) именовали несвободных слуг князя, живших при его дворе. Их еще именовали младшей дружиной. В XIII в. слово «дворяне» преимущественно стало относиться к военно-служилому сословию при дворе великого князя. Дворяне были обязаны предоставлять государю военный отряд, за свой счет обеспечив его оружием и конями. Начиная с конца XV в. они стали получать за службу поместья (от слова «поместить» кого-либо) — земли из вотчины великого князя, затем царя, без права передачи от отца к сыну. Князь старался отдавать в поместья земли на периферии своих владений (в станах), а центральные земли оставлял за собой и своими родственниками (в вотчинах). Именно дворяне стали главной опорой царя в сломе извечной боярской самостоятельности при Иване IV Грозном, к концу правления которого князья, бояре и дворяне были просто разными видами слуг одного хозяина — царя Московского и всея Руси.

Думный дворянин принимал участие в работе двух дум: Тайной и Ближней. Им поручали в управление разные придворные службы, приказы и посольства, они могли быть воеводами городов, возглавлять полки.

4 чин: думные дьяки. Дьяк — от усеченного греческого слова «диакон» — служитель. Время появления должности — середина XVI в. Ведали делопроизводством в Боярской думе и главных Приказах: могли возглавлять Посольский, Разрядный и Поместный приказы. Помощники дьяков назывались подьячими. В Посольском приказе думным дьякам помогали толмачи, т. е. переводчики.

Думные чины обычно становились конюшими, дворецкими, казначеями, постельничими. Думные звания были отменены в 1711 г. после создания Сената.

Б. Чины московские:

5 чин: стольники. Известны с XIII в. Первоначально стольники прислуживали великим князьям и царям за столом (откуда и название), подавая блюда — от дверей к столу. Могли быть рындами и возницами царя, стоять на запятках царских карет и саней. В позднее время заведовали некоторыми дворцовыми делами, посылались воеводами, несли судебные и посольские службы. Те стольники, которые служили государю, когда он ел один в своих покоях, назывались ближними или комнатными. Последним стольником был Василий Федорович Салтыков (1675–1751). Особый вид стольников — чашники, которые подавали правителю напитки, заведовали винными погребами, а также пчеловодством и медоварением.

6 чин: стряпчие. Известны с XVI в. Приносили блюда кухни к дверям палаты, где обе-
дал царь (происходит либо от «стряпать» -
готовить пищу, либо от «стряпня» — вещи личного обихода государя). Исполнял роль дворцового эконома (стряпчий с ключом, или ключник; тогда ему подчинялись подключники) или ведал платьями царя (стряпчий с платьем); стряпчий с платьем также ведал креслами, подножьями, подушками, полотенцами царя. Могли ведать Хлебным, Конюшенным и другими дворами. Дворцовый стряпчий управлял дворцовыми деревнями. Могли быть полковыми воеводами. При Петре I стряпчие были ликвидированы, но в 1775 г. восстановлены как судебные должности. Ситники (сытники) приносили напитки из кладовой к стряпчим.

7 чин: московские или большие дворяне. Дворяне, находившиеся в Москве, записанные в московский список и боярские книги. Могли быть полковыми и городскими воеводами, судьями. Участвовали в посольствах, описаниях поместий, верстали новиков на службу.

8 чин: московские жильцы. Служилые люди из городовых (уездных) чинов (детей боярских, дворян городских, стряпчих городских и. д.), которые должны были постоянно жить в Москве, составляя постоянно готовое к применению войско. Появляются при реформе Ива-
на IV. Могли развозить царские указы. Ставились воеводами в небольшие города, были становщиками, знаменьщиками (знаменосцами), головами в дворянских сотнях. Жильцы из детей боярских могли участвовать в придворных обрядах, в том числе свадебных; сопровождать царя в паломничества по монастырям, стоять на карауле в Кремле. В 1701 г. Петр Великий приказал не набирать новых жильцов.

В. Чины городовые или уездные:

9 чин: дети боярские. Упоминаются в
XIII в., а также в сказаниях о Куликовской битве. Регулярно упоминаются с XV в. Происхождение этой должности вызывает много споров. По одному предположению, дети боярские -
это княжеские дворяне (младшая дружина), перешедшие в этот разряд из обедневших боярских родов (старшей дружины). По другому предположению, дети боярские — одно из расслоений младшей дружины князя. При Иване III дети боярские расслоились на дворовых (при дворе великого князя) и городовых (уездных). По реформе Ивана IV из детей боярских были учреждены жилецкие сотни: одни из них должны были жить по городам (собственно дети боярские), а другие — в самой Москве (жильцы). Кроме участия в войске, могли быть приставами, рассыльщиками, земскими старостами, разведчиками и даже целовальниками. Служили по дворовому списку (дворовые) или городовому списку (городовые). Вместе с городовыми дворянами должны были оборонять рубежи, строить оборонительные сооружения. В ходе петровских реформ исчезли вместе с другими чинами служилых людей.

10 чин: дворяне городовые. Дворяне из уездных городов; еще назывались выборными дворянами.

Подростки 15 лет из городовых дворян, детей боярских, а также казаков, только что поступившие на службу царю и впервые внесенные в списки, назывались новиками. Они тоже делились по дворовому и городскому спискам. Еще новиками назывались дворяне, прослужившие какое-то время, но еще не получившие земельного оклада (поместья), а также неслужилые дворяне. Если служилый человек из дворян или детей боярских умирал и у него оставался сын, не достигший 15 лет и поэтому не имевший возможности поступить на службу, то поместье закрепляли за ним, а сам он назывался недоросль.

Параллельно с чинами существовали различные придворные должности (по убыванию значения):

1) дворецкий (дворский) — глава дворцового управления. Известен с XV в. В императорское время его сменил министр двора;

2) конюший — заведующий царскими та-
бунами, конными заводами и лугами, возглавлял Конюшенный приказ. Известен с 1496 г.
Происходил от княжеского тиуна (конюшего XI в.). В императорское время его сменил обер-шталмейстер. Помощником конюшего был ясельничий. Конюшему подчинялись царские конюхи, а также стремянные, подававшие царю стремя при посадке на коня и сопровождавшие его верхом при выезде;

3) кравчий — отвечал за столовую посуду и принадлежности, скатерти и т. д.; надзирал за яствами и питьем; при торжественных обедах возглавлял стольников; относил кушанья и напитки с царского стола на дом боярам и другим. Известен с 1514 г. Кравчество было высшей ступенью для стольника, но не со-
единялось с чинами боярина и окольничего.
В списках кравчие писались после окольничих. В императорское время его сменил обер-шенк;

4) оружничий (оружейничий) — заведовал царской Оружейной палатой. Известен с 1511 г.
Оружничими были думные бояре и окольничие. Вначале считался выше кравчего, но позднее стал считаться выше постельничего. Возглавлял Оружейный приказ. В императорское время его сменил генерал-интендант.

5) ловчий Московского пути — заведовал царской охотой; возглавлял царских сокольничих, ястребничих, кречетников, псарей, охотников и т. п. Известен со времени Владимира Мономаха. Чаще всего соединялся с должностью сокольничего. В императорское время его сменил обер-егермейстер;

6) казначей — ведал государевыми доходами, оброками, пошлинами и проч. Известен со времени Ивана III. Возглавлял казенный приказ. Считался наравне с окольничими. В императорское время его сменил обер-далмейстер;

7) постельничий — ведал царской постелью и опочивальней. Известен с 1497 г. Им подчинялись спальники. Товарищем постельничего был стряпчий с ключом. В императорское время его сменил обер-камергер;

8) сокольничий — заведовал царской соколиной охотой. Известен с 1503 г. Возглавлял простых сокольничих (сокольников) и подсокольничих. С 1606 г. больше не назначались;

9) ясельничий (от ясли — кормушка для скота) — занимался кормом для лошадей. Известен с 1497 г. По рангу считался наравне с думными дьяками;

10) шатерничий — заведовал царской лагерной казной;

11) печатник — хранитель государственной печати, удостоверял подлинность грамот, указов, актов и т. д. Известен с XIII в. Вначале печатником становился думный дворянин. В середине XVII в. должность печатника слилась с думным дьяком, возглавлявшим Печатный приказ, который считался первым из думных дьяков. В императорское время его сменил канцлер.

Государев двор и его чины были упразднены в 1713–1722 годах в ходе реформ Петра I.

Иногда царь для прокормления давал придворным т. н. пути — кормление в дворцовых ведомствах. Такие бояре назывались путные бояре или бояре с путем. Были конюший с путем, ловчий с путем, стольник с путем, чашник с путем, дворецкий с путем, постельничий с путем, кравчий с путем.

К служилым людям по отечеству также принадлежали этнические группы:

1) служилые татары. Образовались из перешедших на службу русским правителям представителей знати Золотой Орды и после — из государств, образовавшихся после ее развала. Пришедшие из завоеванного в 1552 г. Казанского царства именовались новокрещеные татары. При переходе на русскую службу высшая знать сохраняла свое отличие от простых татар, но многочисленные титулы татарской знати в русской традиции упростились до трех: князь, мурза и царевич (например, св. Петр царевич Ордынский). Кроме иррегулярной военной службы, служили толмачами, писцами, послами и т. д. В начале XVIII в. были переведены в разряд государственных крестьян;

2) литва дворовая. Образовалась из представителей литовской шляхты, перешедшей в конце XV в. на службу к русским князьям, или захваченных в плен. Практически исчезла после опричнины Ивана Грозного.

Также в писцовых книгах упоминаются «нововыезжий пан» — выходец из Речи Посполитой — объединенного королевства Польского и великого княжества Литовского, и немчин (т. е. немец, немой, не говорящий по-нашему) -
выходец из Скандинавии, Северной и Западной Европы.

К служилым людям по прибору, т. е. по набору, относились стрельцы, пушкари, конюхи, казаки, воротники и т. д.

Начиная с Ивана III каждый из этих разрядов служилых людей получал определенное количество поместья (четей земли) и определенный денежный оклад — размер зависел от чина. С 1555 г. дворяне и другие служилые люди смогли приобретать свои поместья в наследственное владение, из-за чего возник класс помещиков. Поместья еще назывались дачей — от слова «дать (во владение)».

В 1714 г. Петр издал Указ о единонаследии, по которому поместье и вотчина сливались в одно понятие — имение. В результате петровских реформ все служилые люди слились в один класс — дворянство, а слова «дворянин» и «помещик» стали синонимами.

Имена

У читающих писцовые книги вызывают удивление нехристианские имена владельцев: Ждан, Посник, Злоба, Бессон, Крюк, Глазун, Бражник, Неждан, Меньшик, Первой, Меньшой, Незнай, Вешняк, Истома, Рудак, Нелюб, Нехороший, Замятня, Русин, Третьяк и т. д. Это происходило из-за того, что среди людей тогда существовало суеверие, что если кто-то узнает крещальное имя, то сможет «навести порчу, сделать» на человека. Поэтому в обычной жизни человека звали таким именем-прозвищем, а крестильное имя скрывали и говорили большей частью только священнику. Прозвища, скорее всего, давали по разным обстоятельствам рождения или младенчества человека: Рудак — от «рудой», т. е. рыжий; Русин — русый; Неждан — родился нежданно; Бессон — плохо спал; Первой — первенец; Третьяк — третий сын; Меньшой — последний из детей, последыш; Посник — плохо ел или хиленький; Вешняк — родился весной и т. д. От этих прозвищ пошли потом некоторые фамилии (Меньшиков, Бессонов, Нежданов и проч.) и названия деревень (Вешняково).

Храмы

В писцовых книгах погостом называли отдельно стоящую церковь с кладбищем и домами духовенства, но без домов простых жителей. Погосты принадлежали исключительно самому царю и обычно приписывались к местной речке. Из-за того, что при храмах всегда хоронили умерших христиан, погостом стали называть и кладбище; и в позднее время погостом называли исключительно кладбище без отношения к храму. Слово «погост» образовалось от древнерусского «гость», что означает купец. В Киевской Руси погостом называлось главное селение округа (волости), где устаивался торг, на который съезжались «гости», т. е. купцы. Естественно, что в таком селении строилась церковь, и поэтому погостом стали называть деревни, относящиеся к одному церковному приходу с конца XVI в. слово «погост» как обозначение наименьшего церковного подразделения было вытеснено словом «приход». Землевладелец мог устроить церковный погост в виде формы благотворительности и содержать его на свои средства. Если землевладелец жил на погосте, но без крестьян, то в книгах писали, что его деревни и села тянут к такому-то погосту.

Если, кроме храма с домами духовенства, в селении жил сам землевладелец и крестьяне, то оно называлось селом (слово «село» происходит от слова «сесть, оседать»; означает место, где люди осели на постоянное жительство).

Из писцовых книг видно, что в силу ряда причин в некоторых храмах не хватало служителей; тогда писали, что храм «стоит без пения». Причина могла быть и в другом: вотчинник переводил крестьян на другую землю, и некому было помогать храму и содержать служителей. Если дело было совсем плохо, то приход упразднялся и село или погост превращалось в пустошь или деревню. Тогда писали: «пустошь, что была селом таким-то». Приход и храм могли потом возобновляться, а могло поселение, бывшее когда-то селом с храмом, дойти до наших дней простой деревней.

Храмовая архитекура

К большинству храмов из дерева приложена характеристика «древяна клецки» т. е. построенная клетью — простым прямоугольным срубом из положенных друг на друга бревен, так же, как строились жилища простых людей. Клецкая форма храмов была, скорее всего, первоначальной формой храмов в России и происходит, конечно, от обычной избы: греческие строители не могли прийти во все селения Руси после Крещения в 988 г. и построить церкви по греческому канону, поэтому местные плотники и строили то, что умели, т. е. обычную избу-клеть, добавляя маковку с крестом. К этой клети приделывались две клети-пристройки, т. н. прирубы — с востока для алтаря и с запада для притвора (происходившего от обычных сеней) с крыльцом. Внутри потолок обшивался досками и получался чердак под крышей. Эти храмы покрывались деревянной двухскатной крышей с небольшой маковкой на тонкой шейке. Крыша облицовывалась тесом, а маковка покрывалась чешуей («лемехом» по-старому; м. б. родилась от черепицы каменных храмов?) Для отвода воды противоположные скаты крыши ближе к низу резко меняли угол наклона на более пологий. Таким образом, получался широкий козырек на всю длину боковых стен, отводивший дождевую воду подальше от стен деревянного храма. Эти водоотливы назывались полицами.

Маковка с крестом могла прикрепляться прямо на конек крыши, без перехода. Потом появилась шейка, которая в иных случаях могла прикрепляться к т. н. продолговатой бочке, напоминающей с торца луковицу, которая в свою очередь крепилась на коньке крыши. Бочка могла ставиться и на алтаре, и на притворе, и даже над крыльцом. Был также тип крещатой бочки, когда под маковкой храма с четырех сторон света делались четыре бочки, образующие вместе равносторонний крест. У каменных храмов бочке соответствовала закомара и кокошник.

Храм обычно ставился прямо на землю, без фундамента, как говорили тогда «на пошве». Из-за климатических условий (снега, воды) центральная клеть храма поднималась на этаж: в верхней части — горнице или горной клети (от слова «горе» — вверх) происходила служба, а нижний этаж, или подклеть, оставался под разные нужды.

К притвору пристраивалось крыльцо с крытой надстройкой-рундуком, к которой вела тоже крытая лестница с перилами. Могли устраивать две противолежащие лестницы, прижимающиеся к западной стене направо и налево от входа в притвор и восходящие на одну общую площадку. Все это было крыто общей крышей с рундуком и ограждалось перилами. Из этих крылец возникла паперть (открытый внешний притвор) каменных храмов. Кроме того, крыльца могли увеличиваться в длине и огибать храм с трех сторон до алтаря. Отсюда у каменных храмов образовалось гульбище — крытая терраса или галерея по периметру храма на уровне подклета (пример — храм Вознесения в с. Коломенском). По гульбищу проходили крестные ходы.

Вторым видом деревянных храмов были храмы «древяны вверх». Это значит, они были срублены восьмигранным округлым столпом с шатровой восьмискатной крышей с маковкой. Этот тип еще в летописях называется «по-округлому» или «в восьмерик». Округлые шатровые храмы, стремящиеся вверх, к Небу, -
это, скорее всего, попытка русских мастеров подражать круглым греческим каменным круглым храмам. Произошла она от клетских храмов и, вероятно, вначале имела цель увеличения вместимости и полезной площади в храме: для этого просто добавлялись четыре стены, закрывавшие собой северо-восточные, юго-восточные, юго-западные и северо-западные угловые впадины, образованные тремя прямоугольниками клетского храма. В XIV в. округлая форма считалась уже традиционной и старой. «Древяны вверх» храм обычно состоял из восьми граней с такой же высокой восьмискатной крышей, получившей название шатра. У каждой грани была своя полица, отводящая воду. К восьмигранному столпу прирубался с востока алтарь, а с запада — притвор, также, как к клецкому храму. Внутри также имелось два этажа: горняя клеть и подклеть. Могло быть гульбище, окаймлявшее все восемь граней. Восьмигранная форма была практичнее, так как требовала бревен меньшей длины, была устойчивей к бурям и ветрам и вмещала в себя больше людей. А главное, округлые храмы давали больший простор для украшения и фантазии строителя; особенно хорошо получалось украшение бочками в разных сочетаниях.

Алтари как клетских, так и шатровых храмов могли быть прямоугольными (с тремя гранями) и со скошенными углами (пятигранный). Вначале храмы имели по одному алтарю (престолу). Потом появилась традиция пристраивать к храму придельные (т. е. приделанные) алтари, но она долгое время была редка. Второй алтарь мог прирубаться сбоку к главному алтарю. Но чаще стали делать два придела с северной и южной стороны центральной клети. Эта конструкция называлась «о двадцати стенах», если посчитать все грани (двенадцать граней — у четырех прирубов и восемь граней — у оставшихся четырех свободных углов центрального четверика). Также и к восьмигранным храмам с севера и юга прирубали придельные алтари вместе с отдельными притворами. Если смотреть сверху, храм был похож на равноконечный крест; из этого во 2-й половине XVII в. появились крестообразные в плане каменные храмы.

Третий и самый редкий тип деревянных церквей того времени — храм «на каменное дело». Как на центральном шатре, так и на четырех прирубах делались отдельные главки с крестами; из этого родилось т. н. «освященное пятиглавие» — пять куполов каменных храмов, которое с середины XVII в. настойчиво продвигалось духовными властями как единственно правильное для храма (освященное-то есть благословленное духовными властями). Именно деревянный храм с пятью куполами назывался в писцовых книгах «на каменное-де-
ло»-то есть построен в подражание пятиглавым каменным храмам.

Из клецких храмов произошли прямо-
угольные и кубоватые каменные храмы, а из восьмигранных церквей — шатровые храмы и колокольни. Они же стали основой четвериков и восьмериков в храмовом строительстве XVII и далее веков.

Причетники

В писцовых книгах XVI в. в сельских храмах упоминаются следующие церковные должности (причетники):

1) поп (от греч. «папас» — отец) — обычное название священника в Древней Руси. Со времени реформ Екатерины II вместо слова «поп» стало употребляться «иерей», т. е. священник. Неизвестно почему, с середины XIX в. стало принимать иронично-уничижительный подтекст;

2) дьячок (уменьшительное от «дьякон», как бы «неполный дьякон», почти дьякон) — служитель, читавший и певший на клиросе. Он исполнял обязанности писаря прихода, вел всю церковную документацию. Именно дьячок был первым кандидатом на занятие вакансии священника. До 1869 г. относились к священнослужителям, а с 1869 г. переведены в разряд церковнослужителей и именуются псаломщиками. После революции 1917 г. больше не назначаются указами архиерея на приход;

3) пономарь (искаженное «парамонарь» — с греч. «приставник, привратник») — служитель, прислуживавший священнику в алтаре, звонивший в колокола, зажигавший лампады, убиравший церковь и т. п. Часто пономари были и церковными сторожами. Первоначально назначались указами архиерея; с конца
XIX в. перестали назначаться и превратились в алтарников, которых благословляет на служение в алтаре сам настоятель храма;

4) проскурня (искаженное от «просфорня», в позднем народном произношении «просвирня» — женщина, пекущая просфоры (по неправильному произношению — просвиры), обычно из вдов или сирот духовного звания. В 1869 г. штатная должность просфорни была упразднена, а забота о просфорах возложена на настоятеля.

При некоторых храмах имелись кельи нищих, питающихся от Церкви Божией.

Игумен Фаддей (Шавернев)

Следующая статья
Организация церковно-патриотических акций в Московской губернии
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)