Организация церковно-патриотических акций в Московской губернии

Предыдущая статья
Писцовые книги XVI века

Общественно-политические процессы, происходившие в Российской империи в последней трети XIX — начале XX вв., не могли не затронуть Московскую губернию, которая как по своему статусу, так и по территориальному расположению играла значительную роль в жизни страны в целом и в церковно-государственных отношениях в частности.

Наиболее актуальные события внешней и внутренней политики всегда живо интересовали московское епархиальное священноначалие и местное духовенство, обычно реагировавших на них с позиций верноподданничества и патриотизма. По нашему мнению, целесообразно рассмотреть основные формы, в которых это происходило.

Традиционными благодарственными молебствиями сопровождалась каждая победа Русской императорской армии. В частности, 7 ноября 1877 г. в Большом Успенском соборе был совершен молебен по случаю взятия Карса. При богослужении присутствовал генерал-губернатор и многие должностные лица, а также множество простого народа, заполнившего всю соборную площадь. Москву торжественно украсили государственными флагами1. Восторженно в столице отмечали и победы союзников России. Так, 17 июня 1877 г. по случаю победы черногорцев над 40 тыс. турецким корпусом Сулейман-паши были отслужены молебны в Казанском соборе и Сербском подворье2. Заметим, что в преддверии русско-турецкой войны 1877—1878 гг. среди духовенства было немало сторонников «славянского движения». Патриотические статьи охотно публиковались в местной церковной периодике3.

Молебнами за победу русского оружия встречало духовенство Московской епархии объявление войн. Православные священно- и церковнослужители отчетливо понимали всю серьезность задачи по поддержанию патриотических чувств в обществе. Неслучайно в самом начале русско-японской войны резолюцией Московского митрополита (от 24 марта 1904 г.)
приходское духовенство было призвано поспособствовать «общему патриотическому настроению» паствы4. Особенно этому помогали духовные концерты, периодически проводившиеся в Москве с марта 1904 г. при деятельном участии священнослужителей5. Осознание своей значимости в деле патриотического воспитания наблюдалось у московского духовенства и в Первую мировую войну. Начало войны с Германией ознаменовалось патриотическим митингом на Красной площади. У памятника Минину и Пожарскому 18 июля 1914 г. собралось до 75 тыс. чел. С крестным ходом из Покровского собора были доставлены
иконы и отслужен молебен6. В августе 1914 г.
Дмитровский епископ Трифон (Туркестанов) добровольцем поступил на должность полкового священника в войска Киевского военного округа7. В общее дело победы над «врагами веры православной» стремились внести свой посильный вклад и учащиеся духовных школ: в сентябре 1914 г. ученики Заиконоспасского училища единодушно решили выделить ежемесячные отчисления из карманных денег на содержание в Епархиальном доме одного госпитального койко-места8.

Панихиды по новопреставившимся российским монархам тоже имели патриотический окрас. Особенно это наблюдалось в связи с трагической кончиной императора Александра II (1 марта 1881 г.). «Народ (2 марта) стал собираться по улицам около читавших телеграммы… Многие плакали, везде слышалось негодование». К 11 часам толпы народа направились в кремлевские храмы, сразу же переполнявшиеся молящимися. Все пространство между Чудовом монастырем и Успенским собором было занято народом. В 12 часов в Архангельском соборе была совершена панихида9. Неоднократно произносились проповеди, объясняющие огромные заслуги почившего императора перед страной и народом. В своей речи епископ Дмитровский Амвросий (Ключарев) отметил: «Он уничтожил у нас рабство, отменил позорные телесные наказания, дал свободу мысли, свободу слова, свободу самоуправления, свободу правосудия, свободу составления обществ для дел благотворения и пользы Отечества, он открыл своему великому царству путь к истине, справедливости, добру, чести, величию и славе»10. В целях увековечения памяти императора московское епархиальное начальство решило ускорить строительство храма святого Александра Невского, который становился мемориальным11.

Необычной патриотической акцией, направленной против роста антисемитских настроений в обществе, можно считать речь, произнесенную митрополитом Макарием (Булгаковым) 17 мая 1881 г. в Большом Успенском соборе. Как известно, в ряде губерний вслед за смертью Александра II произошли еврейские погромы. Действия погромщиков («несчастные из наших братий») митрополит оценил как греховные и противные «нашей святой вере», а также несущие вред государству, поскольку «и евреи, как русские… суть поданные одного и того же нашего государя и наши сограждане… и наши братья по оте-
честву». Одновременно архиерей пытался и оправдать участников погромов, утверждая, что их выступления против «евреев и их достояния» совершены «по увлечению или по неразумению»12.

В качестве еще одной формы церковно-патриотических акций можно выделить военную благотворительность.

В русско-турецкую войну 1877—1878 гг. московское церковное братство св. Марии участвовало в работе комитета «Христианская помощь в Москве" 13. Братская организация устроила стационарный лазарет, участвовала в сборе вещей для военнослужащих, учредила стипендии для обучения в братских школах дочерей погибших военнослужащих. При братстве были открыть курсы сестер Красного Креста14. В 1878 г. обществом был устроен приют для ослепших воинов15.

На начало этой войны оперативно отреагировало монашество. Семь епархиальных монастырей устроили госпитали на 222 места: Спасо-Андрониев, Данилов, Покровский, Саввино-Сторожевский, Перервинский, Николо-Угрешский и Троице-Сергиева лавра16. В июле 1877 г. в госпиталь Николо-Угрешского монастыря, устроенный на средства общежительных мужских монастырей епархии, доставили с фронта первую партию раненых — 50 чел.17 Следующую партию раненых — в 40 чел. — в августе 1877 г. принял госпиталь Троице-Сергиевой лавры18. Однако монастырские лазареты отличались небольшой вместимостью. Госпиталь Саввино-Сторожевского монастыря вмещал всего 12 чел., но был неплохо оснащен. Состоящие при нем врач и фельдшеры находились на полном содержании монастыря. Обязанности санитаров исполняли сами монахи19. Чуть больше была вместимость госпиталя Данилова монастыря — 20 мест20.

Большой вклад в дело оказания медицинской помощи внесли сестры милосердия. В полевых госпиталях, размещавшихся близ Браилова и Гацала (Румыния), трудилось 120 сестер из общины «Утоли мои печали»21.

В годы русско-турецкой войны Московская епархия первый раз участвовала в сборах средств в пользу российского общества Красного Креста. В 1877 г. собрали 1,5 млн руб. Эти деньги пошли на устройство 20 госпиталей (2414 коек) и снаряжения двух санитарных поездов, доставивших с театра военных действий 13 тыс. раненых и больных военнослужащих22.

Во время русско-японской войны 1904—1905 гг. в составе Московского военного госпиталя были командированы 17 чел. от Покровской общины сестер милосердия. Помимо них еще 3 сестры работали в I-м Московском городском военно-санитарном отряде23. Иверская община сестер милосердия (учреждена в 1896 г.) снарядила в Маньчжурию собственный госпиталь из 20 сестер, 30 санитаров и нескольких врачей24.

Активной военной благотворительностью встретило духовенство Московской епархии и начало Первой мировой войны. В первые ее дни в Москве состоялось собрание благочинных города, на котором был принят план работы столичного духовенства, предложенный сщмч. прот. Иоанном Восторговым. Для координации усилий духовенства и прихожан по созданию благотворительных учреждений была образована Московская военно-благотворительная комиссия. Были намечены направления благотворительного служения: сбор пожертвований на военные нужды; оказание помощи больным и раненым военнослужащим через открытие приходами или благочиниями лазаретов, продуктовых и вещевых сборов; выдача пособий семьям военнослужащих от приходских попечительств. Приходское духовенство обязали устраивать религиозно-патриотические собрания с тем, чтобы доводить до паствы «правильные» сведения о войне25. 3 сентября 1914 г. был учрежден Московский епархиальный комитет по оказанию помощи больным и раненым воинам, объединивший военно-благотворительные комиссии епархиальных монастырей и столичного духовенства26.

На приходском уровне повсеместно создавались попечительские советы о семьях лиц, призванных в действующую армию. Одним из первых 27 июля 1914 г. был открыт такой совет в приходе с. Слепушкино Верейского уезда27. Приходской совет московской Воскресенской церкви в Барашах помимо выдачи пособий учредил столовую для детей военнослужащих28. Многие советы участвовали в создании лазаретов29.

К концу 1914 г. силами московского духовенства было открыто 43 лазарета на 600 кроватей30. Епархиальный комитет приобретал теплые вещи для фронтовиков31, участвовал в размещении беженцев32. Из донесения митрополита Московского и Коломенского святителя Макария (Невского) в Синод следует, что только в декабре 1914 г. церковными попечительствами на 3865 семейств военнослужащих было выдано 11 175 руб. 53 коп. (10 956 руб. 73 коп. из собранных пожертвований, 218 руб. 80 коп. из церковного капитала)33.

Московская епархия организовывала проведение всех сборов на нужды армии, устанавливаемые высшей церковной властью. Перечислим некоторые из них. Синодальным указом от 9 августа 1914 г. было предписано проводить по церквям Москвы в последний воскресный день каждого месяца сбор в пользу медицинского склада, устроенного в Зимнем дворце императрицей Александрой Федоровной34. В августе 1914 г. осуществлялись сборы в пользу Скобелевского комитета, специализировавшего на устройстве санаториев для раненых военнослужащих и выдачи пособий инвалидам войны35.

Итак, события общественно-политической жизни России всегда вызвали отклик у местного духовенства, который проявлялся и в организации мероприятий патриотической направленности. Выделим основные формы патриотических акций: общенародные молебствия, посвященные важнейшим государственным событиям; панихиды по усопшим членам императорского дома Романовых; концерты духовной музыки; устроение церковных мемориалов. К их числу следует причислить и наиболее показательную форму — оказание медицинской помощи раненым воинам. С поддержки приходского духовенства, монашества, православной общественности церковные госпитали и лазареты устраивались как на фронте, так и в тылу, на территории Московской губернии.

Сергей Колоухин,
кандидат исторических наук


  1. Праздник в Москве по случаю взятия Карса // Московские епархиальные ведомости. М., 1877. № 46. С. 417.
  2. Молебствие по случаю победы черногорцев// Московские епархиальные ведомости. М., 1877. № 26. С. 247.
  3. Религиозное значение настоящей войны за освобождение православных христиан Турции // Московские епархиальные ведомости. М., 1877. № 1 С. 1.
  4. Распоряжения епархиального начальства // Московские церковные ведомости. М., 1904. № 16. С. 42.
  5. Духовные концерты // Московские церковные ведомости. М., 1904. № 2. С. 157.
  6. Молебствие и патриотическое собрание на Красной площади // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 31. С. 577–578.
  7. Указ Его императорского величества, самодержца всероссийского, из Святейшего Правительствующего Синода, Московской духовной консистории // Московские церковные ведомости. М., 1914. ¹33. С. 493.
  8. Журнал № 5 Московского епархиального комитета о больных и раненых воинах. От 29 сентября 1914 г. // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 49. С. 602.
  9. См.: 2 марта. Извещение г. Москвы о смерти государя императора // Московские церковные ведомости. М., 1881. № 10. С. 137.
  10. Речь, произнесенная преосвященнейшим Амвросием, епископом Дмитровским, в Московском Успенском соборе по принесении верноподданнической присяги и совершении установленного молебствия // Московские церковные ведомости. М., 1881. № 10. С. 137.
  11. Богослужение в день погребения // Московские церковные ведомости. М., 1881. № 12. С. 132.
  12. Слово, произнесенное высокопреосвященнейшим Макарием, митрополитом Московским и Коломенским, в Большом Успенском соборе 17 мая 1881 г. // Московские церковные ведомости. М., 1881. № 21. С. 291.
  13. Благотворительные учреждения России… С. 96.
  14. Общее собрание членов Александровского комитета обществ попечения о раненых и больных воинах // Московские епархиальные ведомости. М., 1877. № 18. С. 166.
  15. Приют для ослепших воинов // Московские епархиальные ведомости. М., 1878. № 8. С. 80.
  16. О высочайшей Ея императорского величества государыни императрицы благодарности монастырям Московской епархии за участие в деятельности общества Красного Креста // Московские епархиальные ведомости. М., 1878. № 3. С. 11
  17. Прием раненных в Москве и Николо-Угрешском монастыре // Московские епархиальные ведомости. М., 1877. № 33. С. 302.
  18. Прибытие раненых в Сергиевский посад // Московские епархиальные ведомости. М., 1877. № 34. С. 311.
  19. Монастырский госпиталь // Московские епархиальные ведомости. М., 1877. № 34. С. 311.
  20. Освящение и открытие госпиталя в Московском Даниловом монастыре // Московские епархиальные ведомости. М., 1878. № 4. С. 48.
  21. Пастернак А. В. Очерки по истории общин сестер милосердия. М. 2010. С. 110.
  22. Там же. С. 8.
  23. Отправление сестер милосердия Московской епархиальной Покровской общины на Дальний Восток // Московские церковные ведомости. М., 1904. № 10. С. 127.
  24. Возвращение с Дальнего Востока госпиталя Иверской общины // Московские церковные ведомости. М., 1905. № 46. С. 488.

  25. Журнал заседания Московского столичного совета отцов благочинных. 24 июля 1914 г. // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 32–33. С. 495–498.
  26. Журнал № 2 собрания, состоявшегося 3 сентября 1914 г. в 8 часов вечера в покоях владыки митрополи-
та // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 37. С. 532.
  27. Летопись епархиальной жизни. Открытие попечительского совета в приходе села Слепушкина Верейского уезда о семьях лиц, находящихся в войсках // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 35. С. 681.
  28. ЦИАМ. Ф. 203. Оп. 701. Д. 404. Л. 222.
  29. ЦИАМ. Ф. 203. Оп. 701. Д. 404. Л. 218.
  30. От военно-благотворительной комиссии Московского духовенства // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 36. С. 684.
  31. Журнал № 7 Московского епархиального комитета о больных и раненых воинах. От 27 октября 1914 г. // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 49. С. 604.
  32. Журнал № 9. Московского епархиального комитета о больных и раненых воинах. От 2 ноября 1914 г. // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 49. С. 606.
  33. ЦИАМ. Ф. 203. Оп. 701. Д. 404. Л. 218.
  34. От Московской духовной консистории // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 35. С. 516.
  35. От Московской духовной консистории // Московские церковные ведомости. М., 1914. № 38. С. 541.

Следующая статья
К.В.Быкова
Мои воспоминания
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)