Протоиерей Вадим Маркин. О исповеди детей

Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им,
ибо таковых есть Царствие Божие. (Мк. 10:14)

Одним из семи Таинств Православной Церкви является исповедь. Об исповеди все глубоко и полно сказано в Священном Писании, Священном Предании и творениях святых отцов. В главном в этот вопрос мы ничего не добавим, но у каждой эпохи есть свои отличительные черты. Особенность нашего времени состоит в том, что люди, приходящие в церковь, приходят с «порубленными корнями». Часто у человека нет не только полноты понимания Таинств Церкви, но даже, порой, и элементарных представлений о них. Годы атеизма лишили людей возможности приобретения и накопления духовного опыта и, тем более, духовных знаний. Детство и юность, приходящих в храм людей, как правило, прошли вне Церкви. В таком состоянии пребывают родители, которые в заботе о своих детях, приводят их с собою, стараясь приобщить к Церковным Таинствам.

Если бы в Таинстве Покаяния была только форма, определенный порядок действий, то, наверное, не было бы никакой сложности выучить этот порядок и осуществлять его. Трудность, и вместе с тем радость, состоит в том, что в покаянии все живо и не однозначно, потому что жива душа кающегося грешника. Как этой душе помочь, как выражаясь внешним языком, найти подход к этой душе, не навредить ей своей категоричностью и бескомпромиссностью суждений, с одной стороны, или размытыми либеральными представлениями, с другой? Тем более трудно правильно подготовить и провести исповедь ребенка.

Этот вопрос, конечно, не рядовой. Мы знаем, как Господь любил детей, как заповедовал Своим апостолам не мешать детям приходить к Нему. Очень важно для нас быть не невольной преградой между ребенком и Господом, а стать настоящим помощником на пути ребенка к Богу. Часто взрослые считают, что дети безгрешны. Но нужно знать, что ребенок рождается «ветхим» человеком, который без помощи Божией не в состоянии вести духовную борьбу. У него должны быть помощники — прежде всего родители и духовник.

Итак, человек рождается в состоянии греховном, а бороться с грехом навыков не имеет. Первые навыки такой духовной борьбы ребенку должны давать родители. Если они невнимательно относились к этому вопросу, мало трудились, то потом, на первой исповеди, мы столкнемся с более серьезной трудностью: ребенок не видит и не понимает своих грехов. Причем родители должны осознавать, что навык духовной борьбы нужно и можно давать с самого раннего возраста. Собственно, это и есть их духовное руководство над своим чадом.

В Святом Крещении зарождается духовная жизнь ребенка, которая требует «питания». Этим питанием являются исповедь и Святое Причастие. Понимая это, родители с самого раннего возраста приносят, а потом приводят своих детей в храм, и, когда ребенку исполняется семь лет, с особым трепетом подводят его к священнику. В этом возрасте младенец становится отроком. Ответственность за его поступки теперь уже лежит на нем. Хорошие привычки — это наш духовный капитал. Замечательно, когда при достижении семилетнего возраста ребенок из года в год будет вырабатывать привычку очищаться. Душа без исповеди привыкает к своему свинскому состоянию и даже может чувствовать себя в некотором смысле хорошо, как если бы наше тело пребывало в грязи и неопрятности и уже со временем этой грязи бы не противилось.

С того момента, когда ребенок научился писать, будет уместным приучать его к записыванию своих грехов. У этого есть свои противники, указывающие на опасность выхолащивания духа, скатывание к формализму, но вместе с тем, мы не должны забывать, что привычка записывать грехи учит вниманию к себе самому и процессам, которые внутри нас происходят.

Очень важно родителям дать ребенку понятие о Евангелии. Трудно объяснить ребенку его грехи, да и вообще, ответить на вопрос «зачем нам исповедоваться», если ребенок не знает евангельской истории земной жизни Спасителя, Его смерти и Воскресения. Когда ребенок сам в Евангелии прочтет слова Спасителя мира: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3:2), то он сердцем и душою почувствует необходимость этого Таинства, почувствует, что его жизнь без покаяния трудно назвать верой в Бога, и что без покаяния невозможно Спасение.

Надо сказать, что чаще всего священнику приходится отвечать на вопрос не о том, зачем нужно каяться, а как нужно каяться. Этот вопрос для родителей может оказаться очень сложным, если они имеют самый слабый навык духовной жизни. И наоборот, если родитель воцерковлен, внимателен к себе, то ему значительно проще ответить на этот вопрос ребенка.

Мама, приведшая свое чадо, хорошо понимает, как важно, чтобы эта первая исповедь была верной и правильной, не навредила впечатлению и эмоциям ребенка. Это понимание всегда есть у родителей, не зависимо от уровня их церковной и духовной жизни, но не всегда у родителей хватает знаний, как именно приготовить ребенка к исповеди.

На практике является большой проблемой приход ребенка на исповедь абсолютно неподготовленным, не только умственно и молитвенно, но эмоционально и духовно. Кончено, дети, приступающие к любому Таинству, должны понимать его сущность, поэтому кроме молитвенного, духовного настроя ребенок еще и должен понимать смысл происходящего.

Вот некоторые вопросы родителей, на которые нужно обязательно ответить.

Как часто нужно ребенку исповедоваться и причащаться?

Вопрос риторичен. Господь призывает нас каждый раз к покаянию и причастию Святых Христовых Таин за Божественной литургией. «Сколько можно часто причащайте детей Святых Христовых Таин», — советует свт. Феофан Затворник. Конечно, нужно стараться, чтобы и сама исповедь не превращалась в формальный перечень содеянных грехов и благоговение соприкосновения со Христом не выхолащивалось внешней формой заученных действий.

Необходимо ли вычитывать с ребенком все молитвенное правило перед исповедью и Причастием?

Здесь все определяется разумением. Важно достичь золотой середины, когда такая приуготовительная молитва с одной стороны должна быть все-таки трудом, а не каким-то легким игровым моментом, а с другой стороны должна приносить духовную радость юному христианину.

Как подготовить ребенка к первой исповеди?

Есть общие правила приготовления к исповеди, которые нужно, по возможности, все соблюсти. Важно не упустить главное: ребенок, придя на исповедь, должен иметь понятие о грехе, ощущение чистоты, а на этом фоне иметь навыки различения неправды. Достигается это правильными устоями воспитания, а если этого не достает в семье, то хотя бы верно проведенной беседой перед исповедью.

На мой взгляд, было бы хорошо просто поговорить с ребенком в спокойной дружеской обстановке. Этот разговор можно соединить с молитвенным правилом перед исповедью, можно начать разговор, например, так: «Давай с тобой вспомним, как мы жили после последней исповеди, что совершили». После некоторого обсуждения можно сказать ребенку: «Давай помолимся», — а после молитвы можно опять продолжить разговор о грехах. Главное сделать так, чтобы ребенок начал мыслить и чтобы потихонечку развивалась его критичность по отношению к самому себе.

Неправильно поступают те родители, которые, не дав никаких понятий об исповеди и грехе ребенку, просто приводят его в храм — там батюшка все сам сделает и разберется. О том, что делает священник, мы еще будем говорить, но за родителями всегда остается существенная роль в развитии души ребенка и его духовной жизни.

Итак, родители всячески хотят помочь ребенку с исповедью. Как это сделать? Как не навредить детской душе? Бывают случаи, когда родители сами пишут исповедь за ребенка или, что почти то же самое, подсказывают ему, чтобы он запомнил и сказал несколько слов, обозначающих те или иные его грехи. Вряд ли такую практику стоит признать правильной. Размышление о грехе, то есть живое чувство сокрушения в грехе подменяется формой, заученными терминами, что иногда может повредить дальнейшему правильному духовному развитию.

Мы, взрослые, часто переживаем: вдруг, ребенок расскажет не все грехи, вдруг не полностью поисповедуется. В этом нет ничего страшного. Он придет еще и еще, вновь и вновь будет стоять перед Евангелием и крестом. Господь еще даст ему возможность вспомнить свое согрешение и постепенно выгрести из себя всю скверну. Намного важнее, чтобы у ребенка на исповеди родился правильный вектор духовной жизни, а когда росток взойдет, тогда он будет постепенно набирать силу и развиваться. Такое состояние души намного лучше, чем правильный перечень названий заученных грехов, исходящих из не ожившей души.

Очень часто родители делают следующую ошибку: перед исповедью ребенка они рассказывают священнику о его грехах, а потом после исповеди интересуются, сказал ли он об этом или о том. Конечно, такие действия продиктованы особой заботой о своем чаде, самыми лучшими намерениями. Но дети все видят и понимают. И вследствие таких действий взрослых у ребенка, скорее всего, разовьется недоверие не только к своим родителям, но и к Таинству.

Также важно понимать, что лучший урок для чада — это наши собственные поступки. Замечательным может быть правило, когда родитель не просто приводит ребенка за руку, но и сам готовится к исповеди, показывая личный пример.

Выбирая духовника для своего ребенка, пусть родители внимательно посмотрят на многодетных священников, часто они могут иметь больший опыт в понимании детей разного возраста. Но все-таки самое важное — подвести ребенка к священнику, у которого есть неподдельная и искренняя любовь. Ведь она и есть самое дорогое на свете.

Родители должны помнить, что ответственность за собственного ребенка несут, прежде всего, они. Духовник советует, а принимает решение родитель. Это накладывает большую ответственность на каждых папу и маму.

Итак, ребенок подготовлен, наставлен своими родителями. Сегодня он в храме и ожидает своей очереди к исповеди.

Теперь скажем о том, что желательно учитывать священнику, когда ребенок пришел на исповедь. На практике редко бывают ситуации идеальные для такого момента. Например, когда мало или совершенно нет исповедников, когда достаточно времени, чтобы спокойно и не торопясь помочь ребенку в его размышлении и покаянии. Если мы говорим о первой исповеди, то, наверное, есть смысл прийти не в большой церковный праздник, а в рядовой день. Тогда у батюшки будет достаточно времени для спокойного духовного разговора, и пробелы в духовном знании можно будет достаточно легко ликвидировать разъяснением в беседе. Священник, увидев, что среди исповедников есть дети, в своей проповеди перед исповедью должен сказать несколько слов и им. В этом слове необходимо будет дать основные понятия о грехе, чистоте и покаянии.

В целом работа священника с детьми начинается задолго до самой исповеди. Духовнику нужно постоянно помнить, что в храме есть дети, что они также как и взрослые участвуют в богослужении, слышат слова проповеди и поучений. Самим родителям важно помогать в понимании этого вопроса. Так за церковным ящиком должна продаваться литература, рассказывающая о ребенке, о его духовном пути, раскрывающая духовные аспекты в подготовке к исповеди. В проповеди, во встречах с прихожанами священник должен постоянно поднимать эти вопросы, от внешней риторики стараясь переходить к самой сути проблемы, размышлять самому и взывать к размышлению родителей. Вот эта открытость, откровенность и честность и рождает движение души, рождает жажду правды и ее обретение.

По-моему, очень важно, чтобы весь вид и отношение исповедующего священника к ребенку показывали: «Как я рад, что ты пришел». У святого Симеона Солунского есть руководство к исповеди. Византийский литургист пишет, что священник должен сидеть «мало осклабяся», то есть на лице его должна цвести улыбка. Священник, принимающий кающегося грешника, знаменует собой отца, принимающего с радостью блудного сына, а значит и Бога, принимающего с радостью в Царство Небесное кающегося грешника. К исповеди ребенка нужно подходить очень мягко.

Одна моя хорошая знакомая делилась как-то воспоминаниями о своей детской исповеди. Я был достаточно сильно удивлен, насколько хорошо она помнит свою первую исповедь со всеми подробностями и мелочами, как запомнились ей все, у кого она исповедовалась в детстве. Из ее рассказа было видно, что иногда возникали моменты на исповеди, которые сковывали, но были и такие батюшки, к которым хотелось постоянно приходить исповедоваться. На вопрос о том, что их отличало, ответ был простой: «Внимание и доброта к детской проблеме. Обычно говорят „быстрее“, „все?“. А тут тебя выслушали внимательно, искренне, дали добрый совет, где-то подсказали». Надо помнить, что на исповеди чаще всего ребенок рассказывает то, чего он не скажет самым близким.

На практике, такая простая вещь, мягко говоря, не всегда бывает. Настоятели обременены тяжелыми трудами и ответственностью хозяйственной деятельности. На исповеди большая часть внимания приходятся на пришедших взрослых, у которых свои проблемы, часто серьезные и глубокие. И получается, что на ребенка у священника может не оказаться ни времени, ни сил.

Священник должен помнить, что от него самого, в основном, зависит мера открытости души ребенка. Очень важно ребенка расположить к исповеди, и, если он расположен, то в исповеди максимально откроется его ум и сердце. Если от священника веет холодом, то никогда лепестки детской души не развернутся. И, конечно, никогда не надо терять чувство деликатности, чуткости. Нельзя «резать по живому».

Итак, ребенок стоит на исповеди. Чаще всего он не говорит ничего и с некоторым вопрошанием смотрит на священника. Здесь очень важно найти правильные слова, которые в доходчивой, доступной форме будут открывать ребенку некоторые тайны его собственной жизни.

Священник спрашивает: «Какие у тебя грехи?» — и чаще всего получает абсолютно искренний ответ: «У меня их нет». Ребенок, в отличие от взрослого, может спросить о грехе: «А что это такое?» Здесь соединяются два момента. С одной стороны, мы можем восторгаться чистотой детской души и научаться этой чистоте, а с другой, видеть как трудна дорога к внимательному смотрению в свое «я», к видению своих ошибок.

Наверное, будет уместно такому ребенку задать несколько вопросов, подсказывающих ему, в чем каяться. Вопрос лучше задать о таких грехах, которые ему известны.

Если ребенок совсем не готов к исповеди, абсолютно не знает, что говорить, то лучше всего задать вопросы самые простые и легкие. Не ленишься ли ты? Ребенок может не знать понятие лени, искренне ответить, что не ленится. Тогда вопрос можно продолжить: всегда ли ты убираешь свои игрушки, моешь посуду, когда просит мама? Главное, чтобы лед тронулся, и ребенок увидел, что исповедь — это не так страшно, как ему казалось, и не так трудно, как он думал. Не надо от ребенка требовать высокого уровня самоанализа. Пусть на простых примерах он научится осознавать свои ошибки, то есть грехи.

Очень часто мы, священники, совершаем ошибку, когда думаем, что признание в таких двух-трех грехах уже является достаточным для совершения исповеди и готовности идти к Святой Чаше. Нужно обязательно попробовать, соблюдая деликатность, побудить ребенка к размышлению о правде и неправде. Здесь, конечно, важно учитывать и возрастные особенности.

Священник должен понимать, что важно дать ребенку ощущение свободы. Ребенок каждый раз может выбирать: учить уроки или не учить, убирать свои игрушки или не убирать, хвастаться или поступить скромно. Он сам может определять, как ему поступить, обладая возможностью выбора. Пусть ребенок сознательно выбирает свет, потому что не хочет во тьму, потому что ему не нравится во тьме. Ощущение этой свободы на самом деле, конечно, опасно, всегда есть искушение этой свободой неправильно воспользоваться, но куда более опасно загонять ребенка в правду без выбора. Тогда рождается маленький фарисей, — и это трагедия.

У детей есть стыдные грехи, которые они не хотят исповедовать. Например, для тех, кто постарше, все грехи, касающиеся взаимоотношений с другим полом, являются стыдными. На наш взгляд практика выспрашивания таких грехов, чтобы исповедь была полная — неправильна. Можно нанести психологическую травму, если любым способом «выводить на чистую воду». Исповедь каждого человека рождается как понимание греха и его самостоятельного осознания, а не как следственный допрос, да еще с пристрастием.

Может быть, еще более сложным случаем можно признать такое состояние души ребенка, когда он привык к исповеди. Он четко знает, что ему сказать, какие несколько грехов назвать, чтобы батюшка, наконец, допустил его ко Святому Причастию. Душа закаменела, и ее необходимо размягчить. Возможно здесь потребуются неожиданные вопросы, неожиданные ракурсы во взгляде на те или иные моменты жизни. Например, можно спросить об отношении к родителям, о наличии или отсутствии в нем подлинной любви к ним.

Конечно, священнику не нужно строго судить ребенка, пришедшего на исповедь. Надо понимать, что большую часть грехов он делает неосознанно. Священнику нужно настроиться на то, что одни и те же, самые простые вещи, ему придется терпеливо объяснять много раз. Когда ребенок кается, то надо помнить, что желательно к исповеданному греху приложить лекарство, т. е. дать совет, как избавиться от греха, или как его искупить, как не поддаваться тому или иному греху.

И родители, и священник должны хорошо понимать и помнить, что исповедь это тайна. Когда ребенок приходит на исповедь ко Христу, это не то же самое, что его приход для разговора к психологу. Хотя вполне возможно, что внешние формы могут оказаться похожими, и даже порой идентичными. Исповедь это тайна, где присутствует ребенок, Христос и свидетель, священник. Не известно никому, только Богу, что в этот момент Он вкладывает в душу кающегося.

Ни священник, ни кающийся грешник, ни родители не могут знать, хорошо или плохо прошла исповедь, как она преломилась в душе ребенка. Только Господь ведает эту великую тайну.

Протоиерей Вадим Маркин,
духовник Православной гимназии
и Детского социально-реабилитационного центра
при церкви Пресвятой Троицы города Коломны (Щурово)

Следующая статья
Архимандрит Николай (Погребняк). Иконография Покрова Божией Матери
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)