Архимандрит Николай (Погребняк). Иконография Покрова Божией Матери

Радуйся, Радосте наша, покрый нас
от всякаго зла честным Твоим омофором.

Акафист Покрову Божией Матери

Праздник Покрова Пресвятой Богородицы — один из самых почитаемых на Руси. Событие, послужившее основанием для празднования, относится к началу Х века — оно произошло в конце правления императора Льва Философа (886–911), во время нашествия на Константинополь сарацин. При любом серьезном бедствии — а разного рода напасти постигали Византию часто — народ собирался для совместной молитвы во Влахернскую церковь, где были собраны чтимые иконы и святыни, связанные с Пресвятой Богородицей.

Находившиеся в храме на воскресном всенощном бдении блаженный Андрей и его ученик Епифаний сподобились дивного видения: над головами молящихся в храме людей, в воздухе, явилась Пречистая Дева Мария в окружении ангелов, пророков и апостолов. Матерь Божия молилась об избавлении града от гибели; Она сняла со своей главы покров и простерла его над молящимся народом. Блаженный Андрей спросил своего ученика: «Видишь ли, брате, Царицу и Госпожу всех, молящуюся о всем мире?». «Вижу, святый отче, и ужасаюся», — отвечал ему Епифаний.

Чудесное явление нашло отражение в житии святого Андрея, но не было отмечено богослужебно. Лишь спустя два столетия, при св.князе Андрее Боголюбском (об этом свидетельствует Пролог XII в.), на Руси была составлена служба в честь этого события. Святитель Макарий в своих Великих Минеях приводит Слово на Покров, составленное в начале XIV в., где содержится подробное описание видения блаженного Андрея. Главная мысль Слова на Покров — помощь Богородицы земле русской, которую она считает Своим земным уделом, «от стрел, летящих во тьме разделения нашего». Здесь ясно звучит призыв к единению русских людей под водительством Церкви и под покровом Пресвятой Богородицы.

Конкретное историческое событие, забытое там, где оно произошло, приобрело новое звучание на Руси — стало не только церковным праздником, но своего рода политическим манифестом будущей великой державы. Дата праздника Покрова в годовом богослужебном круге была приурочена (на основании Пролога) к 1 октября; она связана с празднованием памяти блаженного Андрея 2 октября. В соответствии с православной литургической традицией, за основным праздником обычно следует прославление тех, кто был непосредственным участником воспоминаемого в праздничном богослужении события.

Идея единения нашла отражение и в ранних русских иконах Покрова Пресвятой Богородицы. Как писал кн. Е. Н. Трубецкой, в этих иконах «мы имеем нечто большее, чем человечество, собранное под покровом Богоматери: происходит какое-то духовное слияние между покровом и собранным под ним святыми; точно весь этот собор святых в многоцветных одеждах образует собою одухотворенный покров Богоматери (…) Именно в таких Богородичных иконах обнаруживается радостный смысл их живописной архитектуры и симметрии (…) Это — симметрия одухотворенной радуги вокруг Царицы Небесной. Словно исходящий от Нее свет, проходя через ангельскую и человеческую среду, является здесь во множестве многоцветных преломлений».

Дева днесь предстоит в церкви и с лики святых невидимо за ны молится Богу: Ангелы со архиереи поклоняются, апостоли же со пророки ликовствуют, нас бо ради молит Богородица превечнаго Бога. -(Кондак, глас 3-й).

Русская Церковь от самого своего начала своего бытия вверилась покровительству Богоматери, но прошло два столетия, когда праздник Покрова стал для верующего народа выстраданным, когда стали повсеместно его «светло праздновать» и, взирая на образ Пречистой, умильно воспевать: «Покрый нас честным Твоим покровом и избави нас от всякаго зла, молящи Сына Твоего Христа Бога нашего, спасти души наша» (тропарь праздника).

Почитание Покрова Богородицы на Руси дало основание изображать на иконах праздника не только непосредственных участников чудесного событие во Влахернском храме, но и русских святых — об этом говорится в каноне праздника: «Владычице, с честными и славными пророки, с верховными Апостолы и со священномученики, и со архиереи, за ны грешныя Богу помолимся, Твоего покрова праздник в Российстей земли прославльшия» (8 песнь канона).

Основными и древнейшими из русских источников являются краткое Проложное сказание (вошедшее впоследствии в Великие Минеи Четьи) и Служба Покрову, известная по списку XIV в. (Пергаменная Псалтирь Синодальной библиотеки — в собрании ГИМа). В Великих Минеях Четьях святителя Макария есть два Слова на Покров. Первое, пространное, использовало Проложное сказание и Службу; архиепископ Сергий Спасский относил его «по всей вероятности, к домонгольскому периоду», но составлено оно было позднее первых двух упомянутых памятников, как дополнение к Службе. Второе Слово, как говорит его надписание, — «творение смиренного иеромонаха Пахомия» — Пахомия Логофета, пришедшего на Русь с Афона в середине XV в. Именно Пахомий утверждает, что праздник пришел на Русь из Византии (доказательств он не приводит, но это утверждение надолго становится причиной споров о том, русский или византийский праздник Покров)

Но, независимо от происхождения, праздник Покрова Богоматери и икона Покрова, ставшая символом неустанного заступничества Божией Матери за род христианский, полюбились русскому народу. Праздник Покрова не относится к числу двунадесятых, но почитается наравне с ними. Есть немало примеров того, что икону Покрова включали в праздничный ряд иконостаса

По горячим молитвам народа многажды помогала Богородица, и свидетельством Ее заступления стали тысячи храмов, построенных в честь Покрова. Назовем два из них — самых известных: это построенный при св. Андрее Боголюбском храм Покрова на Нерли (1165 г.) и Покровский собор в Москве, называемый обычно храмом Василия Блаженного, — он был заложен царем Иоанном Грозным после возвращения из казанского похода в память взятия Казани, ведь именно в праздник Покрова русские войска овладели городом.

Точных сведений о самой ранней иконографии Покрова Божией Матери мы не имеем, но древнейшими из сохранившихся памятников являются створки западных врат Рождественского собора в Суздали (30-е гг. XIII в.). Богоматерь здесь по типу изображения близка к иконе Боголюбской. Следующее по времени изображение Покрова относятся к XIV в. — это фреска Псковского Святогорского монастыря (1313 г.).

Поскольку византийских икон (как и иных других — кроме русских), изображающих чудо явления Пресвятой Богородицы блаженному Андрею — икон Покрова Пресвятой Богороди-цы, — не существует, можно было бы искать прототипы иконографии Покрова в византийских иконах, иллюстрирующих Акафист Пресвятой Богородице, где встречаются клейма с изображением поклонения иконам Богородицы, или таких сюжеты, как Положение ризы и Положение пояса Пресвятой Богородицы. Но эти сюжеты отражают традиции почитания икон Богоматери и Ее святынь, характерные для палеологовской эпохи, т. е. их появление относится к тому времени, когда праздник Покрова Божией Матери на Руси уже праздновали много десятилетий.

Ко второй половине XIV в. формируется несколько типов изображений праздника Покрова Пресвятой Богородицы, среди которых выделяют среднерусский и новгородский (имеющие, в свою очередь, некоторые разновидности) типы икон Покрова.

Поскольку в иконографии с большими или меньшими подробностями используются тексты, описывающие чудесное явление преподобному Андрею во Влахернском храме, приведем здесь отрывки, объясняющие некоторые детали иконографии: «Был там также Епифаний и один из его слуг вместе с ним. А поскольку он обычно стоял, сколько его рвение давало сил, иногда до полуночи, иногда до утра, уже в четвертом часу ночи (по современному счету времени — около 11 часов) увидел блаженный Андрей воочию Святую Богородицу, очень высокую, появившуюся со стороны Царских Ворот с грозной свитой. В ее числе были и досточтимый Предтеча, и Сын Грома, держащие Богородицу под руки с обеих сторон, и многие другие святые, облаченные в белое, шествовали пред Нею, а иные следовали за Нею с гимнами и песнопениями духовными. И вот, когда они приблизились к амвону, подошел блаженный к Епифанию и говорит: „Видишь ли ты Госпожу и Владычицу мира?“ Он же ответил: „Да, отец мой духовный“. И пока они смотрели, Богородица, преклонив Свои колени, долго молилась, орошая слезами богоподобный и пречистый лик Свой. А после молитвы Она подошла к алтарю, прося за стоящих вокруг людей. И вот когда Она окончила молитву, с прекрасным достоинством сняла с Себя мафорий, который на Своей беспорочной главе и который видом был как молния, и, взяв его Своими пречистыми руками, — а он был велик и грозен — распростерла над всеми стоящими там людьми. И его в течение долгого времени видели дивные сии мужи распростертым над народом и излучающим славу Божию, словно янтарь. И до тех пор, пока была там Святая Богородица, был виден и покров, а после того, как Она удалилась, его больше не было видно, ибо Она, конечно, взяла его с собой, а благодать оставила находящимся там. Епифаний увидел это через посредничество своего богоносного отца: ведь он сам, имея возможность видеть все это, передал ученику свое видение как посредник. Опекая его во всем, он наделял его великолепной славой…»

Великие Минеи Четьи под 1 октября приводят рассказ из жития блаженного Андрея о явлении Богоматери на всенощном бдении в константинопольском Влахернском храме: узре блаженный Андрей Святую Богородицу очивесть вельми сущю высоку пришедшю царскими враты со страшными слугами, в них же бяше честный Предтеча и Громный сын (Воанергес) обапола держащю ю, и инеи святци мнози в белах ризах идяху перед Нею, а друзии по Нею с песнеми духовными… И по молитве прииде ко алтарю, молящихся о стоящих людех тамо. Да егда ся отмоли, амафор Ея яко молнийно видения имея, еже на Пречистем Ея версе лежаще, отвивши от Себя пречистыма рукама Своима вземше, страшно же и велико суще, верху всех людей простре стоящих ту, еже на многы часы видеста святца (Андрей и Епифаний) верху людей прострено суще и сиа якоже иликтор (янтарь)…»

В литературе встречаются утверждения не только о близкой причастности князя Андрея к руководству церковно-литературной работой его сподвижников, но и о признании его автором краткого Проложного сказания. Литургические тексты праздника Покрова Божией Матери в полной мере отражают реальное для князя Андрея, да и для любого русского человека XII—XIII вв. осознание небесного покровительства Божией Матери: о нас молися, славящих верно Твоего покрова праздник; молися избавити град и люди, славящих Тя верно; Тебе Едину ведуще, верою покланяющеся… молися за рабы Своя, на Тя бо надеемся… Стоящие во Владимире — и по всей Русской земле — храмы стали местом, достойным присутствия Самой Богородицы: Прииди ныне в славе в Свою си церковь, Богородице, с соборы всех святых, с ними же тя тогда святый Андрей виде на воздусе светле за христианы молящюся. Однако новый праздник Покрова лишен какой бы то ни было местной ограниченности — он мыслится как радость, торжество всего христианского мира и особенно — всей Русской земли: Богородица всему миру предивный Покров; приидите вси концы земли, честный Покров Божия Матере ублажим; Тебе вся земля дары приносит яко Царице Божии Мати; за ны грешныя к Богу помолися, Твоего Покрова праздник в Рустей земли прославльшим…

На иконах Покрова Пресвятой Богородицы, созданных во владимиро-суздальской Руси, это проявляется весьма наглядно. В иконографии Покрова видится связь с Боголюбской иконой Божией Матери, почитание которой во Владимире установилось несколько ранее. Летописные свидетельства и Житие князя Андрея Боголюбского говорят о том, что Сама Богородица явилась князю Андрею в его походном шатре на месте будущего княжеского терема и что это видение князь повелел изобразить на большой иконе, названной «Боголюбской». Икона находилась в соборе Рождества Богородицы в Боголюбовом монастыре; с нее сделано множество списков, прославленных, как и она сама, чудотворениями. Один из известнейших списков сделан по заказу великого князя Василия, сына святого благоверного Димитрия Донского, для дворцовой церкви Спаса на Бору в Московском Кремле. На Боголюбской иконе Пресвятая Богородица изображена в рост; в правой руке Она держит свиток, а левая поднята в молитвенном жесте к Спасителю, изображенному в правом верхнем углу. В верхней части иконы помещен Деисус, воспроизводящий иконы, перед которыми молился князь Андрей Боголюбский в ночь перед видением. Позднее в правом нижнем углу иконы стали изображать и самого князя Андрея, коленопреклоненного перед Богоматерью. По замечанию архиепископа Сергия, текст молитвы, помещенной на хартии: Владыко Многомилостиве, Господи Иисусе Христе, Сыне и Боже Мой! Молю Тя, да пребудет Божественнная благодать на людех Твоих и светозарный луч славы Твоея да нисходит всегда на место, Мною избранное, — сходен по смыслу с молитвой Богородицы к Спасителю, приведенной в Проложном сказании: Царю Небесный, приими всякаго человека, славящего Тя и призывающаго имя Твое на всяком месте, идеже бывает память имени Моего, святи место сие и прослави Прославльшаго Тя именем Моим, приемля их всяку молитву и обет. Молитвы этой в житии блаженного Андрея нет; составлена она русским автором, который вообще не связывал ее напрямую с влахернским чудом явления Богородицы. В Слове на Покров эта молитва, более распространенная и подробная, увязывается с влахернским чудом; в Слове Пахомия Логофета молитва еще более изменена, и введено утверждение, что праздник Покрова был установлен в Византии.

Сходство текста на хартии Боголюбской иконы и молитвы Проложного сказания, а также постоянное упоминание в Службе на Покров о молении Богородицы к Спасителю позволяют предположить, что Боголюбская икона и была древнейшим изображением смысла нового праздника Покрова как моления Богородицы Спасу, как бы разновидностью Деисуса. Подтверждение этому мы находим в Суздальских златых вратах.

Среднерусский извод Покрова представлен иконой середины ХIV в. из Покровского монастыря в Суздале (ныне в ГТГ). Его основные особенности: Богоматерь Сама держит покров (что соответствует описанию видения в Житии блаженного Андрея); внизу в центре, на амвоне, изображается преподобный Роман Сладкопевец, творец кондаков в честь Богородицы. Его включение в композицию иконы — не иллюстрация самого видения блаженного Андрея (преподобный Роман жил несколькими столетиями ранее), это — обобщенный символ, подчеркивающий тему прославления Богоматери (память Романа Сладкопевца — 1 октября).

На новгородских иконах Покрова Богоматерь изображена в виде Оранты, причем покров Она не держит в руках, а его простирают над Нею ангелы. Эта деталь не соответствует рассказу Жития блаженного Андрея и, очевидно, напоминает об «обычном чуде» за еженедельным богослужением во Влахернском храме: о завесе, поднятой над образом Богоматери. Одно из самых ранних новгородских изображений — в росписи церкви Феодора Стратилата (около 1380 г.), но и на более поздних иконах это весьма наглядно.

Поскольку принято считать, что в «софийских таблетках» зафиксирована официальная новгородская иконография, то именно этот тип иконографии Покрова считался в Новгороде основным. Такая же композиция описана в новгородском иконописном подлиннике: «Покров Святыя Богородици. Об одной церкви маковици; по сторонам две полаты; Пречистая на облачку; Петр с инеми апостолы на облачку ж, с правую руку Пречистыя, а Предтеча с Павлом и с святители на левой руке; а под ними облачек; а Роман по обычаю; а около его народ…» Другая разновидность новгородского типа Покрова: ангелы простирают покров над Богоматерью Орантой (как и в предыдущем описании); над Богоматерью помещено поясное изображение благословляющего Спасителя; по сторонам от нее — лик святителей и лик ангелов (ср. кондак праздника); внизу в центре — царские врата, а по сторонам: слева — Иоанн Предтеча, Иоанн Богослов и другие апостолы, а справа — блаженный Андрей, Епифаний и мученики. Тип этот встречается преимущественно в иконах именно новгородского и псковского происхождения. Наиболее древнее из сохранившихся новгородских изображений Покрова — икона из Покровской церкви Зверина монастыря, написанная около 1399 г.

Вот типичная новгородская иконография Покрова. В трехнефном пятиглавом храме, представленном как бы в разрезе, с видом на алтарь, над Царскими вратами — стоящая на облаке Богоматерь в позе Оранты. Над нею — покров, который поддерживают ангелы (обычно два). Над покровом изображен благословляющий Спаситель. В боковых частях алтаря представлены святители; почти всегда это Иоанн Златоуст, Григорий Богослов и Василий Великий; с другой стороны изображаются ангелы. Ниже — обычно слева — изображены Иоанн Предтеча с развернутым свитком и апостолы, справа — указующий на Богородицу и покров св. Андрей Юродивый и Епифаний с раскрытой книгой.

К концу XVI в. Новгородский извод получил общерусское распространение. Постепенно происходит объединение двух главных изводов Покрова и появляются существенные дополнения.

Богоматерь представлена в позе Оранты, распростертый покров поддерживают ангелы, над Ней в окружении Небесных сил изображен Иисус Христос. Рядом с Богоматерью находятся святые, расположенные по чинам святости, по сторонам — св. Иоанн Предтеча и ап. Иоанн Богослов со свитками в руках. Внизу на амвоне — преподобный Роман Сладкопевец, воспевающий Богородицу. Он обычно облачен в стихарь с оплечьем, в руках у него развернутый свиток с текстом сочиненного им кондака: «Дева днесь Пресущественного рождает…»

К иконографическим нововведениям XVI в. относятся изображения Константинопольского патриарха Тарасия (784–806), борца с еретиками и защитника почитания икон Богоматери; императора Льва VI Мудрого, при котором произошло чудо, и императрицы Феофании со свитой; иногда изображают стоящего на кафедре патриарха Геннадия. К этому времени относится также появление нового сюжета — «Явление Богоматери преподобному Роману Сладкопевцу». В сонном видении он получает от Пресвятой Девы свиток, проглотив который, обретает дар песнопения.

Известны композиции Покрова, где событие основного праздника представлено на среднике, а в клеймах по периметру иконы — события земной жизни Богородицы. В поздних иконах появляется асимметрия: такова, например, икона Покрова начала XIX в. из Мстеры: Богоматерь возносит свою молитву Спасителю, а за Ее спиной представлена молящаяся вместе с Нею Церковь Небесная — Предтеча, апостолы, сонм святых и ангелы.

Говоря об иконографии праздника Покрова Пресвятой Богородицы на Руси, необходимо отметить, насколько внимательно и благоговейно старались изобразить иконописцы не только существенные детали литературных первоисточников — эпизоды жития блаженного Андрея Юродивого, но и включенные в сюжет изображения святых. Все они не случайны: для богомольца — участника праздника, взирающего на икону, каждая ее деталь спасительна. Воспроизводя событие, икона дает возможность зрителю-богомольцу принять в нем участие — ведь не прекращается небесное покровительство Преблагословенной Девы Марии роду христианскому.

Архимандрит Николай (Погребняк)

Источники и литература

Антонова В.И., Мнева Н. А. Каталог древнерусской живописи ГТГ. М., 1963.

Великие Минеи Четьи. Октябрь. СПб., 1870.

Житие Андрея Юродивого// Византийская библиотека. Источники. СПб., 2001.

Иконописный подлинник новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI в. С вариантами из списков Забелина и Филимонова. М., 1873.

Книга Паломник. Сказание мест святых во Цареграде Антония архиепископа Новгородского в 1200 г./ Под ред. Х. М. Лопарева// Православный Палестинский сборник, СПб, 1899, XVII, вып. 3.

Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Ч. 2. Пг., 1915.

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов// Русские летописи. Т. X. Рязань, 2001.

Остроумов М. А. Происхождение праздника Покрова// Приходское чтение. СПб., 1911, № 19.

Полное собрание русских летописей. Т. I. СПб., 1841.

Сергий, архиепископ Владимирский. Святой Андрей Христа ради юродивый и праздник Покрова Пресвятой Богородицы. СПб., 1898.

Сергий (Спасский), архиепископ. Полный месяцеслов Востока. Т. II–III. М., 1997.

Смирнова Э. С. Живопись Великого Новгорода. Середина XIII — начало XV вв. М., 1976.

Смирнова Э.С., Лаурина В.К., Гордиенко Э. А. Живопись Великого Новгорода. XV в. М., 1982.

Следующая статья
Протоиерей Александр Шеин
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)