200-летие Андреевской церкви в селе Белая Колпь

1 сентября, в праздник мученика Андрея Стратилата, Андреевская (Воскресенская) церковь села Белая Колпь отметила 200-летие постройки по проекту князя Михаила Александровича Шаховского в 1807 году.

Усадьба Белая Колпь (Андреевское) — родовое имение князей Шаховских, — принадлежала им с 1668 по 1917 г. Двор вотчинника здесь имелся уже в 1691 г. По своему общему характеру усадьба восходит к XVIII в. На это указывают ее крупный масштаб, осевое построение, регулярная планировка парка. Существовало предание о строительстве дома в елизаветинскую эпоху (1741—1761 гг.). В начале XIX  в. усадьба была отстроена заново князем М.А. Шаховским. Сохранившиеся кирпичные здания церкви и служб свидетельствуют о цельности и высоких художественных достоинствах ансамбля, выполненного в монументальных формах зрелого классицизма. Его композиционным центром служил дом, разобранный в годы революции. Одним фасадом он был обращен к небольшому липовому саду, другим — на парадный двор, к партеру, спускавшемуся двумя террасами с белокаменными лестницами к запруженной речке Колпинке. По сторонам находились церковь и хозяйственный двор со служебными постройками, включенными в линию ограды. Несмотря на некоторые утраты — дома, кирпичной ограды, планировки центра, — усадьба сохраняет свою художественную и мемориальную ценность. С ней связаны воспоминания о декабристах — воспитанниках Школы колонновожатых, собиравшихся в начале 1820-х гг. у своего преподавателя, владельца имения В.М. Шаховского. Основной доминантой существующего усадебного комплекса служит Воскресенская церковь, выстроенная в 1807 г. Основной особенностью расположения храма является то, что алтарь находится с севера, а не с востока, как это принято в церковной традиции, что до сих пор не было замечено историками и исследователями. Вероятно, это объясняется принадлежностью князей Шаховских к Северному обществу и желанию как-то увековечить данный факт.

По воспоминаниям жителя села Белая Колпь В.В. Корнича, его дед Егор, бывший сторожем на зерновом складе, устроенным в здании закрытой Воскресенской (Андреевской) церкви, вместе со своим внуком в алтаре летней части церкви в ножке стола (жертвенника или престола) обнаружил тайник, где нашел письмо из Санкт-Петербурга с пятью черными сургучными печатями, где было написано, что князю Шаховскому со чадами (были перечислены имена) и домочадцами (также перечислены имена) разрешается освящение и открытие церкви, и была указано дата, как говорит В.В. Корнич, 1821 год.

Воспоминания прихожанина Андреевской церкви  с. Белая Колпь В. В. Корнича:

«…До революции старый священник жил в своем кирпичном доме рядом с церковью (дом этот цел и сейчас), у него было свое хозяйство — занимался пчелами. Пчел содержал в колодах. Мой дед Егор мальчишкой часто бывал у него дома. Перед церковью была красивая кирпичная фигурная ограда с воротами. Она тянулась от сарая до кирпичного дома священника. Вход к церкви был недалеко от угла с юга. Со стороны дома священника были парадные ворота. В них въезжали для венчания. Другие ворота были рядом с сараем, где сейчас находятся ворота в церковной ограде. В Белой Колпи была церковно-приходская школа, в которой в 1880 году учился мой дед. Эта школа находилась на месте дома, где сейчас почта и медпункт. Старая деревянная церковь находилась, наверное, на месте, где теперь начинается новая слобода с коттеджами, а немного севернее была часовня — маленький домик без окон из белого камня с двумя красивыми колоннами и портиком. Мы, малыши, в детстве играли на ее ступеньках. Она была снесена в 1938 году. В довоенные годы в Белой Колпи на службе всегда было много прихожан, в основном пожилые женщины. Мы, тогдашние дети, заходили в церковь тихо, со страхом, бабушки на нас шикали, чтобы мы не мешали.

Особенно сильное преследование церкви началось в последние предвоенные годы. Приблизительно в 1940-м году с колокольни сбросили колокола прямо на землю. Они разбились. Один колокол повесили на столбе посреди деревни и звонили в него в случае пожара. Отдельными редкими ударами в колокол бригадиры собирали колхозников на работу, да ночной сторож дед Петр ночью в 24 часа отбивал 12 ударов. В войну этот колокол немцы увезли в Германию. В 1940 году для „нетрудовых элементов“ была введена трудовая повинность. Не знаю, на кого она распространялась, но по этому приказу священник обязан был напилить и сдать государству около 10 кубометров дров. Он все лето ходил в лес с одноручной пилой заготавливать дрова. Наверное, были введены и другие притеснения против Церкви, кажется, налог, поэтому в начале 1941 года церковь была закрыта. В январе 1941 года у нас тяжело заболела бабушка Варвара Сергеевна. Священник приходил к нам, исповедал и причастил ее, а после смерти, ее отпели в церкви, после чего священник уехал из села. Жил этот батюшка в церковной сторожке. Домик находился на месте теперешнего кладбища. Он стоял окнами к церкви, там была русская печка, две комнаты. С ним жила еще старушка Ксеновна, ее семья была репрессирована, жила она на подаяния. Рядом со сторожкой, ближе к дороге, стоял большой церковный сарай. Там хранились гробы и какие-то церковные принадлежности. Как мне рассказывали, раньше кладбище находилось за деревней, а к церкви оно было перенесено по решению местных властей в 1924 году. Мне, не помню кто, рассказывал, что во время оккупации деревни немцы взяли ключи у Ярославцева Ивана Ильича, дом которого был рядом с кладбищем (где сейчас сарай с газовыми баллонами), открыли церковь, аккуратно упаковали и вывезли в Германию все ценные иконы и предметы.

В 1946 году верующие создали церковный совет и ходили по деревням собирали деньги на открытие церкви. В этом совете была наша соседка Мазурина Екатерина. В начале 1947 года от церковного совета поехали в Москву за разрешением открыть церковь. Но открыть ее не разрешили. А вскоре прошла денежная реформа, и собранные деньги обесценились. После этого в церкви колхоз сделал склад для хранения зерна. Мой дед Егор был назначен сторожем. Там-то в ножке стола мы и обнаружили с ним письмо из Санкт-Петербурга на разрешение князю Михаилу Шаховскому освятить Воскресенскую церковь. Мы это письмо положили обратно в тайник и закрыли задвижку. Затем колхоз сделал к церкви большую пристройку во всю длину церкви. Там хранили удобрения, химикаты и т. д. В церкви все разломали и загадили.

В 1956 году в большой крест ударила молния. Купол горел целый день. Крест наклонился на бок, а потом упал. В 1970 году, или позже, молния ударила и в крест на колокольне…»

Первое упоминание о селе Белая Колпь относится к 1497 году. Известно, что в селе стоял деревянный храм в честь мученика Андрея Стратилата. В 1626 году по выписке из книг Волоцкого уезда, сделанные Владимиром Полтининым, говорится, что в селе Андреевское Колпь на реке Колпенке литовцами сожжена церковь Андрея Стратилата, а также церковь Косьмы и Дамиана. В 1686 году по Указу Святейшего Патриарха и по просьбе князя Тимофея Степановича Шаховского было велено на прежнем месте выстроить церковь Андрея Стратилата. 14 августа (ст. стиль) 1691 года был дан антиминс для освящения новопостроенной (деревянной) церкви Андрея Стратилата священнику Иоанну.

Каменный храм в стиле классицизма построен в 1807 году по личному проекту владельца села князя Михаила Александровича Шаховского. Храм был возведен в честь Воскресения Христова с приделами в честь мученика Андрея Стратилата (по наименованию деревянной старинной церкви) и в честь своих небесных покровителей свв. кнн. Константина и чад его Михаила и Феодора Муромских чудотворцев. Основной объем представляет бесстолпный двусветный четверик с одной апсидой, увенчанный массивным световым барабаном. С юга к храму примыкает трапезная того же времени. Фасады здания обрамлены филенками. Четверик завершен развитым дорическим антаблементом. Высокие архитектурные качества сооружения говорят об участии в постройке зрелого мастера. Трехъярусная колокольня, выстроена позднее (1818 г.) в стиле ампир, по художественным достоинствам не уступает храму.

В 1813 году была составлена «Ведомость Московской епархии и губернии Волоколамского округа Воскресенской церкви, что в селе Белая Колпь состоящей в благочинии Знаменского священника Никиты Евграфова, в которой перечисляются приходские церкви и священнослужители. Так, в Воскресенской церкви служили на 1813 год: священник Михаил Иванов, 31 года, закончивший Саввинскую семинарию и 25 декабря 1806 года (7 января 1807 года по новому стилю) произведенный в священники к Андреевской церкви епископом Дмитровским преосвященным Августином; диакон Козма Никитин, 24 лет, обучавшийся в Московской академии, произведенный в диаконы к Андреевской церкви 25 июня 1810 года тем же епископом; дьячок Николай Иванов, 31 год. Также указано, что после умершего в селе Белая Колпь священника Иосифа Яковлева остались вдова Агафья Никитина и дочь Пелагея.

Отмечается, что всего приходских дворов 192, в них проживает 764 мужчин, 889 женщин. Церковной пахотной и сенокосной земли всего 36 десятин, вся земля состоит в плане вотчинника кн. М. А. Шаховского. Раскольнических дворов нет. Причт проживает в отдельных трех деревянных домах: священник в господском, а диакон и дьячок в собственных стоящих на церковной земле. 1860 г. — священник Воскресенской церкви Николай Смирнов — благочинный Волоколамского уезда.» (ЦИАМ, ф.203. on. 311, ед. хр. 21). 1864 г. — в приходе значится 240 дворов, 810 мужчин, 927 женщин (Благовещенский. «Краткие сведения о всех церквах Московской епархии». М. 1864: ЦГ.МОСКВЫ,ф.207,ОП.1,1873,Л.1—2).

В 1902 году князей Шаховских в их родовом имении навестил известный автор популярных очерков о памятниках старины, председатель археологической комиссии Сергей Дмитриевич Шереметев. Так описывал он свои впечатления: «Вот мы въехали в село, миновали церковь белую с белой оградой и такой же колокольней… церковь светлая и просторная, с двумя приделами. В церкви любовались мы ризами и иконами, а также любопытным резным иконостасом. На стене мраморная доска с надписью о двух погребенных тут младенцах кн. Шаховских-братьев хозяина.» (С.Д. Шереметев. Белая Колпь. М. 1902)

В 1918 году имение князей Шаховских было национализировано. В конце 1930-х годов была закрыта церковь. До 1997 года здание храма использовалось колхозом им. М.И. Калинина под склад зерна и холодильную камеру.

Первое богослужение в еще заброшенной церкви было совершено на Пасху 1997 года священником Алексеем Русиным. Для проведения службы на праздник из села Ивашково настоятель священник Алексей Русин привез детский хор Спасской церкви. 11 июля 1997 года по просьбе прихожан был назначен настоятель Андреевской церкви — иеромонах Андрей (Боцаценко), которого 15 июля 1998 года сменил священник Алексей Русин. Храм начал возрождаться. В 2001 году при церкви Андрея Стратилата была открыта воскресная школа.

В 1997 году стараниями старосты храма Михаила Яковлевича Горлина зимняя часть церкви внутри и снаружи с приделами Андрея Стратилата и Муромских князей Константина, Михаила и Феодора была оштукатурена и покрашена, вставлены деревянные окна, установлены два иконостаса, местным художником Даниловым для храма были написаны иконы.

В 2000 году установлен крест на колокольне, проведено отопление. В 2004 году была восстановлена кровля на зимней части церкви, а в 2006 году восстановлен купол и установлен крест на летней части храма. В 2005 году при ограждении прилегающего кладбища, церковь с дороги была огорожена железным забором с кирпичными столбами. В 2007 году настоятелем протоиереем Алексеем Русиным церковь была огорожена по своей территории полностью, все окна в церкви заменены на пластиковые, церковь будет полностью оштукатурена и покрашена снаружи. Сейчас восстановительные работы идут полным ходом.

Шаховский округ, престольный праздник

© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)