Протоиерей Игорь Гагарин. Се Человек: слово на Рождество Христово

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Задолго до Рождества Христова жил в Греции странный человек по имени Диоген. Был он свободен и независим, потому что почти ничего не имел и мало в чем нуждался. Домом его была бочка, и никакого другого дома ему не надо было. Кто-то над этим человеком смеялся, но многие видели в нем подлинного мудреца и философа. Сам Александр Македонский специально приезжал познакомиться с ним и обещал выполнить любое его желание. Чего же пожелал мудрец? «Отойди, царь, в сторонку, не загораживай от меня солнце». Впрочем, было у него еще одно желание. Как-то люди видели Диогена, ходившего по городу с зажженным фонарем средь бела дня. Он подносил фонарь к лицу каждого встречного, внимательно вглядывался в него, а затем шел дальше. Если кто-нибудь спрашивал, кого он ищет, философ отвечал: «Ищу человека».

Странный, на первый взгляд, ответ. Странный и обидный для тех, кого осветил своим фонарем мудрец. «Что ж, я, выходит по-твоему, не человек?» — мог бы спросить Диогена любой из них. Однако история не говорит, что кто-нибудь обижался. А мы, интересно, обиделись бы?

Каждому стоит время от времени посмотреть на себя честно, осветив свою душу тем фонарем, который куда сильнее Диогенова, фонарем, имя которому — совесть. Посмотреть и спросить: «Ну что, хорош? Можно ли тебя назвать ЧЕЛОВЕКОМ в подлинном смысле этого слова?» Ответ во многом зависит от «качества» нашего «фонаря». Не «перегорел ли»? Такое тоже бывает. Апостол Павел пишет, что есть люди с «сожженной совестью».

Трудно человеку, честному перед самим собой, требовательному к себе, не ужаснуться, вглядевшись в темные глубины своей души. С горечью видишь, как далек ты от того представления о подлинном человеке, которое рисует тебе совесть. Но есть ли вообще в мире такой человек? Возможно ли стать столь прекрасным, чистым, сильным, цельным и гармоничным, каким хотелось бы видеть настоящего человека? Быть может, все на свете люди так же далеки от совершенства, как и я, просто все мы научились скрывать свои изъяны более или менее умело. Сколько таких замечательных, таких прекрасных людей повстречалось нам уже в жизни! А потом узнаешь человека поближе и видишь, что и он «не без греха».

Так стоит ли искать? Не является ли такой человек чем-то фантастическим, нереальным? Реальный же таков, каким мы его знаем.

Почему же тогда душа наша жаждет встречи с ЧЕЛОВЕКОМ? Почему самим нам так хочется стать НАСТОЯЩИМИ? Почему не можем мы успокоиться и удовлетвориться тем, что есть? Впрочем, кто-то может… Нам бы этим людям, здраво рассудив, позавидовать, с них бы пример брать, да что-то не хочется. Душа наша, подобно греческому философу, стремится НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА. Найти рядом с собой и в самом себе. Не напрасно ли?

Не напрасно ли ты ищешь, мудрый Диоген, поднося свой фонарь то к одному лицу, то к другому?

Напрасно! Не найдешь ты на земле того, кого ищешь! И не потому, что бы это было невозможно. Не только возможно, но и должно быть человеку ЧЕЛОВЕКОМ. Просто еще не родился в те времена такой Человек.

Родится Он позже, спустя более чем триста лет, в Иудейском городе Вифлееме. И тебе, Диоген, не понадобился бы светильник, чтобы разглядеть Его. Он Сам был Светильник. И даже не Светильник, а СВЕТ; и не был, а есть. «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:5). В эти дни мы снова празднуем Его Рождество, Его приход в наш мир.

Звали Его Иисус. И Рождество Его было чудесно. Конечно, рождение любого человека — чудо, и все же здесь был случай совершенно исключительный. Отцом ребенка стал Сам Бог, и родившийся Младенец был Богочеловеком — совершенным Богом и совершенным Человеком, во всем, кроме греха, подобным нам. Две с лишним тысячи лет назад несовершенное, падшее человечество встретилось с совершенным Человеком, пришедшим в мир, чтобы спасти этот мир. Впрочем, для большинства людей тогда эта встреча осталась незамеченной. Те, кто спустя тридцать три года распинали Его на кресте, едва ли понимали, Кого убивают. Сейчас, кажется, ситуация совсем другая. Судя по тому, с каким размахом мир празднует Рождество Христово, можно было бы заключить, что встреча все-таки состоялась. Но многие ли из тех, кто сядет седьмого января за праздничный стол, хотя бы прочитали один раз в жизни Евангелие? Боюсь, что гораздо больше тех, кто никогда его даже и не открывал.

Более двух тысяч лет назад родившийся в Вифлееме Иудейском Спаситель пребывает среди нас.

И жизнь каждого из нас состоится или не состоится в зависимости от того, войдет ли в нее Христос или нет. А точнее, не так: Он-то стучится в каждое сердце, как когда-то Иосиф и Мария стучались в двери Вифлеемских домов, но сумели найти место только в хлеву. Он войдет, но только если мы отворим. Это уже не вопрос гостеприимства, это вопрос нашей жизни и смерти. «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6). Так говорит Он о Себе, и нет в нашей жизни без Него ни пути, ни истины. Да и жизни самой нет.

Мы празднуем приход в мир такого Человека, Который каждому из нас указывает путь, как самому стать подлинным человеком. В Иисусе Христе соединились воедино Бог и Человек. Смысл жизни каждого из нас в том, чтобы соединиться с Богом. Теперь, во Христе Иисусе, это стало возможно.

Нет, не найти в этом мире настоящего Человека ни в ком, кроме Господа Иисуса Христа. Мы же с вами становимся людьми в той мере, в какой можно сказать о нас то же, что апостол Павел имел дерзновение сказать о себе: «Живу уже не я, но живет во мне Христос». Аминь.

Следующая статья
Священник Димитрий Румянцев. Толкование Псалтири. Псалом VII
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)