Священник Анатолий Трушин. Г. В. Свиридов: к 100-летию со дня рождения композитора


«Для меня Россия — страна просторов,

страна песни, страна печали, страна минора, страна Христа».

Г. В. Свиридов


Георгий Васильевич Свиридов — выдающееся явление музыкальной культуры страны. Его творчество занимает особое, приметное место в искусстве. Принадлежность Свиридова к русской культуре настолько очевидна, что для ее доказательства не требуется никаких рассуждений. Ведь он продолжал и развивал опыт русских классиков, прежде всего Модеста Мусоргского1, обогащая его достижениями XX в. Георгий Васильевич использовал традиции старинного канта, попевок, знаменного пения и в то же время — современной песни. Творчество Свиридова сочетало в себе новизну, самобытность музыкального языка, отточенность, изысканную простоту, глубокую духовность и выразительность.

Музыку Георгия Свиридова, благодаря ее простоте, легко отличить от произведений других композиторов. Весь свой талант он раскрыл как автор вокальной музыки — романсов, хоров, ораторий. В этом жанровом предпочтении он явно шел против течения, выдвинув на первый план чисто песенную природу творчества в противовес сложной волне инструментализма. Он работал в так называемом тональном направлении, в стороне от авангардистских установок. Георгий Свиридов, по словам его учителя Дмитрия Шостаковича, «не уставал изобретать новый музыкальный язык», подыскивать «новые изобразительные средства».

Будучи невероятно требовательным в первую очередь к самому себе, Свиридов не окончил множество сочинений. Иногда оставалось лишь написать последний аккорд, и, размышляя над расположением голосов в этом аккорде, Георгий Васильевич месяцами не мог завершить партитуру.

Вот как описывает впечатление от музыки Свиридова композитор Владимир Рубин: «Как-то Георгий Васильевич предложил послушать его новое произведение. После проигранных мелодий я был в совершенном смятении. Мысли и чувства были так возбуждены, что слова не шли на ум. Я молчал. Молчание становилось тягостным. Георгий Васильевич почувствовал мое состояние и предложил сыграть в шахматы. Так мы и не поговорили. Это был один из самых праздничных вечеров в моей жизни…»


Творческий путь


»Мусоргский считается новатором,
а Рахманинов — консерватором,
но музыкальная среда при их жизни
боролась и с тем, и с другим.
Потому, что борются не с новатором
или консерватором, а борются с самой сущностью искусства, с его духом, в данных случаях
с христианством и православием».

Г. В. Свиридов


Георгий Свиридов родился 3(16) декабря 1915 г.
в городе Фатеже, который располагался тогда в Курской губернии. Отец его, Василий Григорьевич, был крестьянином, затем, получив образование, стал почтово-телеграфным служащим. Мать, Елизавета Ивановна — учительницей. В 1917 г. Василий Григорьевич вступил в партию и после установления в Фатеже советской власти заведовал уездным отделом труда. В 1919 г. его убили деникинцы.

С девяти лет2 Георгий Свиридов жил в Курске. Здесь началось его страстное увлечение книгами. Лишь постепенно на первое место в кругу его интересов стала выдвигаться музыка3. Еще4 в Фатеже мальчик начал занимался музыкой с домашней учительницей. Такие же занятия продолжались и в Курске, но скучные упражнения тяготили мальчика, и уроки прекратились. Гораздо больше, чем рояль, юного любителя музыки привлекала балалайка. Свиридов взял ее у одного из своих товарищей и вскоре по слуху научился играть так, что его приняли в самодеятельный оркестр русских народных инструментов. Играя в оркестре, Свиридов оттачивал технику и не переставал мечтать о том, чтобы получить музыкальное образование. Летом 1929 г. он решается поступить в музыкальную школу. На вступительном экзамене мальчик должен был играть на рояле, но поскольку никакого репертуара у него в то время не было, то он сыграл марш собственного сочинения. Комиссии он понравился, и в школу его приняли.

В музыкальной школе Свиридов стал учеником Веры Уфимцевой5. Общение с этим педагогом очень многим обогатило Свиридова — он научился профессионально играть на рояле. В годы учебы он был частым гостем в доме Уфимцевых, и именно Вера Владимировна стала тем человеком, кто посоветовал Свиридову посвятить свою жизнь музыке. Окончив обучение в школе, он продолжил занятия музыкой у Михаила Крутянского. По его совету в 1932 г. Свиридов поехал в Ленинград и поступил в музыкальный техникум по классу рояля, которым руководил профессор Исайя Браудо6. В то время Свиридов жил в общежитии и, чтобы прокормиться, играл по вечерам в кино и в ресторанах.

Под руководством профессора Браудо Свиридов очень быстро совершенствовал исполнительскую технику. Но уже через полгода его учитель убедился в том, что у Свиридова есть врожденный дар композиции, и он добивается перевода Георгия Васильевича на композиторское отделение техникума, в класс, которым руководил известный музыкант Михаил Юдин7. В то время там обучалось много талантливых людей. Среди них были: Никита Богословский8, Иван Дзержинский9, Владимир Соловьев-Седой10. Всего за два месяца, под руководством Юдина, Свиридов написал свою первую курсовую работу — вариации для фортепиано11. В классе Михаила Юдина Свиридов пробыл около трех лет. За это время он написал много разных сочинений, но самым известным стал цикл из шести романсов на стихи Пушкина. Они были изданы и вошли в репертуар таких известных певцов, как Сергей Лемешев и Александр Пирогов. Однако недоедание и напряженная работа подорвали здоровье юноши, ему пришлось прервать учебу и уехать на некоторое время на родину в Курск.

Набравшись сил и укрепив здоровье, летом 1936 г. Свиридов поступил в Ленинградскую консерваторию и стал лауреатом именной стипендии им. Анатолия Луначарского12. Первым его педагогом там был профессор П.Рязанов, которого через полгода сменил Дмитрий Шостакович. Под руководством своего нового наставника начались годы упорного, напряженного труда, овладения композиторским мастерством. Он стал осваивать разные стили, пробовать свои силы в различных видах музыки. Свиридов в консерваторские годы сочинил скрипичную и фортепианную сонаты, Первую симфонию, Симфонию для струнного оркестра. В 1937 г. Свиридов был принят в Союз композиторов СССР.

Такое успешное окончание консерватории сулило молодому композитору блестящие перспективы. Он наконец-то получил возможность профессионально заниматься своим любимым делом, но наступила война… Мобилизованный в 1941 г., спустя несколько дней после окончания консерватории, Свиридов был отправлен в Ленинградское военное училище воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), перебазированное в августе 1941 г. в город Бирск Башкирской АССР, но в конце года был демобилизован по состоянию здоровья.

Еще в самом начале войны Свиридов написал первые свои песни для фронта, из которых самой известной стала «Песня смелых» на стихи А.Суркова13. Тогда-то Свиридову впервые пришлось поработать и для музыкального театра14 — он создает оперетту15 «Раскинулось море широко», в которой рассказывалось о жизни и борьбе балтийских моряков в осажденном Ленинграде.

За три года он написал несколько крупных камерно-инструментальных произведений, отра-
зивших события и переживания военных лет. До окончания войны, в 1944 г., Свиридов возвратился из Новосибирска
16 в Ленинград. Творчество Георгия Васильевича 1940-х гг. после окончания войны становится более разнообразным. Сюда входят: вокальные сочинения, поэма «Песни странника», сюита на слова Уильяма Шекспира, новые романсы и песни на слова советских поэтов, появившиеся в 1948 г. В это время Свиридов много работает в театре и кино.

В 1949 г. Свиридов познакомился с творчеством армянского поэта Аветика Исаакяна и был потрясен его вдохновенной поэзией. Один за другим стали появляться романсы на стихи Исаакяна в переводах А.Блока и иных поэтов. Вскоре сложился замысел большой вокальной поэмы для тенора и баса с фортепиано в одиннадцати частях под названием «Страна отцов». В 1955 г. Свиридов написал девять песен для баса с фортепиано на стихи Роберта Бернса в переводе С.Маршака. Если в поэме «Страна отцов» каждая часть представляла собой картину, то песни на слова Бернса были галереей музыкальных портретов простых людей, вереницей сценок из их жизни вокруг одного образа — молодого человека, «лучшего парня наших лет». В ноябре 1955 г. Свиридов, увлекшись поэзией Сергея Есенина, написал несколько песен на его стихи. За ними последовал ряд других, и в порыве творческого вдохновения всего за две недели родилась многочастная поэма «Памяти Сергея Есенина17». Она была впервые исполнена 31 мая 1956 г. в Москве.

Музыка Свиридова не была музыкальной иллюстрацией к полюбившимся ему стихам. Композитор умел как бы «читать» поэзию, он всегда был очень внимателен и чуток к неповторимым особенностям слога авторов. Четко обозначилась основная линия творчества композитора — создание вокальной музыки, при этом инструментальные произведения не исчезали из сферы его интересов.

Поначалу в творчестве Свиридова преобладали камерные жанры — песня и романс, но постепенно он переходил к более крупным формам, в частности к ораториям. И каждое его произведение было очень одухотворенным. Линия романтики, идущая от «Патетической оратории», которая была написана в 1959 г., получила свое дальнейшее продолжение в очень динамичной музыке к кинофильму «Время, вперед!» в 1966 г., которая многие годы была музыкальной заставкой к информационной телевизионной программе «Время», а также в оратории «Двенадцать» по поэме Александра Блока. Следом за ораторией были написаны «Весенняя кантата» на стихи Николая Некрасова, кантата «Деревянная Русь» на стихи Сергея Есенина, несколько хоровых сочинений без сопровождения на его же стихи «Вечером синим», «Табун», «Душа грустит о небесах», кантата «Снег идет» на стихи Бориса Пастернака. Эти произведения были отмечены высоким профессионализмом и наполнены поэтическими образами.

В 1960-е гг. был создан вокальный цикл «Курские песни», ставший вершиной творчества Свиридова тех лет. Основой для цикла послужили народные песни Курской области, записанные группой фольклористов и изданные в конце 1950-х гг. В «Курских песнях» не проступали черты какой-либо определенной эпохи. Однако в музыке этого произведения нашла отражение жизнь русского народа со всеми его особенностями. Композитор не спеша разворачивал перед слушателями историю жизни, показывая ее различные грани. В семи песнях выстраивалась единая драматическая линия с кульминацией и итогом — яркой народной сценой, оптимистической по характеру. Чуткое постижение народно-песенного материала позволило композитору создать и особую гармоническую структуру музыкального сопровождения, которое своей емкостью, выразительностью основной мелодической линии способствовало выявлению смысла, содержания всего целого.

В своем позднем периоде творчества Свиридов достиг вершины оркестрово-хорового твор-
чества, создав одухотворенность и возвышенность песен. Примерами
18 этому стали «Весенняя кантата» на слова Некрасова в 1972 г. с ее удивительной легкостью, свежей, как весенняя капель, первой частью, и одно из самых ярких и важных сочинений Свиридова — Три хора из музыки к трагедии Алексея Толстого «Царь Федор Иоаннович»
в 1973 г. Здесь интонации знаменных роспевов обрели современное звучание и эмоциональную остроту. Эта музыка была близка древним церковным песнопениям Руси, вместе с их торжественной печалью и глубоким чувством несовершенства человеческого бытия.

Свиридов является создателем интересного музыкального жанра, который он назвал «музыкальной иллюстрацией». Композитор как бы рассказывает литературное произведение средствами музыки. И это, прежде всего, спустя несколько лет ставшая циклом музыка к фильму «Метель», по произведению Александра Пушкина. Даже не глядя на экран, только слушая музыку, можно «увидеть» и картины природы, и жанровые сцены, и бал, который разворачивался на фоне вальса, в легких «полетных» интонациях которого ощущались какие-то трагические предчувствия. Сумрачная настороженность чувствовалась в музыке к сцене «Венчания». А сразу ставший популярным и часто исполняемым «Романс» внешне напоминал романсы пушкинской поры, но наполненность какими-то роковыми предчувствиями приближала его к развернутой симфонической поэме.

В июне 1979 г., когда отмечалось 180-летие со дня рождения Александра Пушкина, было
впервые исполнено новое сочинение Свиридова — концерт для хора «Пушкинский венок».
В нем были десять номеров, составляющих единое целое — «Греческий пир», «Зарю бьют», «Амфора и мускус», «Колечушко, сердечушко», «Мери», «Мороз и солнце», «Наташа», «Подражание Корану», «Стрекотунья-белобока» и «Эхо». Десять стихотворений, на которые написаны хоры, по содержанию не были связаны между собой, но единым целым их делала музыка, возвышенная по настроению и одновременно конкретная в своей образности, а подчас и картинности.

В 1980 г. Свиридов написал маленькая хоровую поэму «Ладога» на стихи Александра Прокофьева19, первое исполнение которой состоялось в Большом зале консерватории. Это сочинение Свиридова получилось очень ярким и праздничным. В нем была заключена настоящая народная жизнь и стихия. Свиридов доносил слушателям свое понимание народного, в котором естественно соединялись крестьянская простота, хоть местами и грубоватая, но в то же время не лишенная юмора.

В последние годы своей жизни Георгий Васильевич много болел. Он практически не выходил из дома, но его дневниковые записи, которые он начал вести с 1950-х гг., стали переосмыслением исторической действительности. Яркие, короткие мысли блистали точностью формулировок и глубиной.

За работой над циклом «Песнопения и молитвы» настигла смерть Свиридова в ночь под Рождество — с 6 на 7 января 1998 г. Памятуя о великих заслугах композитора, 9 января его отпевал Святейший Патриарх Алексий II. Погребен он был на Новодевичьем кладбище. Тремя днями раньше умер сын Георгия Васильевича Юрий. Когда трагическое известие о его смерти дошло до Москвы, жена не решилась сказать о случившемся, так как у Свиридова был до этого обширный инфаркт. «Я думал, — писал Н.Евдокимов20, — как удивится душа Свиридова, когда ТАМ ее будет встречать душа сына».


«Песнопения и молитвы»


Последний труд Георгия Васильевича — один из выдающихся памятников хоровой литературы ХХ столетия. Цикл «Песнопения и молитвы» — это подлинный шедевр, вершина свиридовского искусства, над которым он работал на протяжении почти десяти лет (с 1988 по 1997 гг.). Этот произведение стало не только завершением творческого пути композитора, но и логическим итогом вызревавшего в течение последних трех десятилетий духовно-музыкального направления в его композиторской деятельности.

Сам композитор, говоря о влиянии церковного пения на его музыкальный язык, часто вспоминал свои детские впечатления от посещения храма. Он писал: «В церковь маленьким я ходил вместе с бабушкой, которая была очень религиозна. Помню, что особенно любил службу Чистого Четверга. А ходили мы в церковь Флора и Лавра — в маленькую, уютную, с хорошим хором. Почему-то вспоминается множество детей с фонариками. При помощи этого фонарика бабушка делала копотью от свечи кресты на всех дверях (на притолоках сверху), чтобы в дом не проникла нечистая сила». Так же друзьям композитор признавался, что отголоски всех своих будущих сочинений впервые услышал в раннем детстве в церкви. В страшные 1930-е гг. он продолжал, не снимая, носить крест.

Для Георгия Васильевича идеалы духовности в их музыкальном воплощении были очень высоки. Это видно по размышлениям о «Всенощной» Сергея Васильевича Рахманинова. В то же время он говорит и о том, что в ней ему не нравится: «Все это напоминает Владимирский собор в Киеве, который я безумно люблю, как люблю и эту музыку Рахманинова. Однако в музыке его нет загадочности, нет Непостижимого, того, что составляет главное, Божественное во Христе. Нет Таинства, мистичности его Страшных Тайн, нет и чувства Запредельного Восторга, космического Вселенского пространства. Нет чуда, нет расступающегося моря, нет сгорающих в печи отроков, нет Восставшего из Гроба, нет таинства Воскресения, нет потрясения жен, увидевших отваленный камень и пустой гроб (этого вообще нет ни в какой музыке). „Христос воскресе из мертвых“ — это лишь возглас ликования, но нет изумления, потрясения внезапной тишины…» Правда, тут же Свиридов признает всю недостижимость идеала, которая вовсе не относится только к Рахманинову: «Этого вообще нет ни в какой музыке». Но все же Свиридов, словно вслушавшись мысленно или припомнив, замечает: «Зато одна песнь — „Ныне отпущаеши“, песнь Симеона Богоприимца, — представляет собой шедевр наивысшего достоинства, по красоте, глубине, по Христианству, по выразительности самого напева и гениальному претворению его в хоровом звучании, в форме и плетении голосов. Одна из лучших страниц музыкального искусства».

2 февраля 1992 г. на IV Фестивале духовной музыки в Москве в исполнении Певческой капеллы Санкт-Петербурга под управлением Владислава Чернушенко состоялась премьера нового сочинения. Были исполнены пять хоров. В программе они значились как «Духовные произведения для хора». К этому времени относится и появление первой рукописи под названием «Неизреченное чудо» и подзаголовком «Песнопения и молитвы. Слова из православного обихода». В рукописи значились даты 1988–1992.

В том же 1992 г. 18 июня в Большом зале Филармонии в Санкт-Петербурге Певческая капелла исполнила хоровой цикл Свиридова, теперь уже названный «Духовные произведения для хора». Именно в исполнительской практике Капеллы с 1992 по 1997 гг. «Песнопения и молитвы» обрели свою нынешнюю форму. В 1993 г. у цикла, наконец, появилось устоявшееся имя — «Песнопения и молитвы». Впервые оно было обнародовано на концерте V Фестиваля духовной музыки в Москве, где вновь выступала Певческая капелла Санкт-Петербурга. Методом проб в концертной практике Капеллы сложилась еще одна, третья по счету редакция «Песнопений и молитв». Окончательно она сформировалась между 1995 и 1997 гг.

Свиридов, при использовании богослужебных текстов, практически не заимствует церковных напевов. Исключение составляет «Рождественская песнь», в основу которой положен обиходный напев 4-го гласа Киевского роспева. Однако он получает авторское решение и перегармонизован, звучит в миноре. В остальных случаях композитор создает свои напевы, близкие по стилистике к знаменным. Это выражается в опоре на попевочную структуру.

Обращение композитора к знаменной традиции проявляется не только в тематизме мелодии и сопряжении голосов. Воплощая характерные черты древней мелодии, Свиридов придерживается канона, провозглашенного в первой половине XIX в. В.Виноградовым и В.Одоевским — «древняя мелодия церкви должна сопровождаться древнею гармонией». Композитор, следуя традиции, идущей от М.Глинки, избирает натурально-ладовый способ гармонизации.

Духовные хоры Свиридова в большинстве своем не могут звучать на богослужениях в храмах. Главная причина здесь — подход Свиридова к каноническим текстам как к поэтическим, которые он по своему усмотрению порой позволял себе частично изменять. Однако такие замены слов иногда оказывались случайными описками21. Те из хоров, которые годны для употребления во время богослужений, лучше всего исполнять как запричастный концерт, ввиду своих музыкальных особенностей22 и продолжительности23.

Вниманию читателей мы предлагаем тропарь Рождества Христова в авторском решении и изложении Георгия Свиридова. Мы же в свою очередь сделали переложение этого песнопения для мужского хора.

При первом взгляде на партитуру «Рождественской песни», а именно так она называется у Георгия Васильевича, становится очевидным, что композитор отказывается от выставления размера. В обозначении метра Свиридов исходит из количества определенных длительностей в такте, и потому каждый такт обозначен новыми метрическими указаниями. В результате чувствуется свободное построение стиха вместе с его четкой ритмической организацией — каждая строка завершается выдержанной длительностью.

Хоровой цикл «Песнопения и молитвы» — произведение, в котором суммируются и гармонично сочетаются традиции разных эпох — от древнерусского пения до так называемого «тонального направления» музыки XX в., в котором работал Свиридов на протяжении всей творческой деятельности. Эта область еще остается открытой для современного музыкального исследователя, так как является обширной и тесно связанной с традициями древности.


  1. «Самый великий наш композитор — конечно же Мусоргский. Совершенно новый для всего мирового музыкального искусства язык, обогащенный мощным религиозным чувством, да еще в ту эпоху, когда оно уже начало выветриваться из мировой жизни… И вдруг „Хованщина“! Это же не просто опера, это разговор с Богом», — писал Георгий Васильевич.
  2. Ранние детские воспоминания Георгия были связаны с образами южнорусской природы и трагедиями гражданской войны, одной из которых стало убийство отца. Не случайно композитор позже многократно возвращался к поэзии русской деревни в вокальном цикле «У меня отец крестьянин» в 1957 г., кантате «Курские песни», в хоровых сочинениях «Деревянная Русь» в 1964 г. и «Лапотный мужик» в 1985 г. Он также возвращался к страшным потрясениям революционных лет, создав «1919» — 7 часть «Поэмы памяти Есенина», сольные песни «Повстречался сын с отцом» и «Смерть комиссара».
  3. Непосредственное общение с сельской средой, как и пение мальчика в церковном хоре, было естественным и органичным. Именно эти два краеугольных камня русской музыкальной культуры — народная песенность и духовное искусство, жившие с детства в музыкальной памяти ребенка, — стали опорой мастера в зрелый период творчества.
  4. В 1920 г. Елизавета Свиридова была поощрена за хорошую работу, и в качестве премии ей предложили на выбор корову или рояль «Беккер», как было сказано, «из реквизиционного фонда». Корова в то время была бы хорошим подспорьем для вдовы с двумя детьми, но Елизавета Ивановна выбрала рояль, так как видела необыкновенный интерес сына к музыке и считала материнским долгом поддержать его.
  5. Она является женой известного русского изобретателя Анатолия Уфимцева.
  6. Исайя Александрович Браудо (28 июля [9 августа] 1896, Боярка, Киевская губерния, ныне Киевская область — 11 марта 1970, Ленинград) — выдающийся советский органист, крупнейший знаток, исследователь и пропагандист органной музыки и органного творчества.
  7. Михаил Алексеевич Юдин (16 сентября 1893, Санкт-Петербург — 8 февраля 1948, Казань) — русский, советский композитор, профессор Ленинградской и Казанской консерваторий.
  8. Никита Владимирович Богословский (1913–2004) — советский и российский композитор, дирижер, пианист, литератор. Народный артист СССР.
  9. Иван Иванович Дзержинский (1909–1978) — советский композитор.
  10. Василий Павлович Соловьёв-Седой (настоящая фамилия — Соловьёв; 1907–1979) — российский композитор, народный артист СССР (1967).
  11. Это произведение до сих пор известно среди музыкантов и используется как учебный материал.
  12. Анатолий Васильевич Луначарский (11 (23) ноября 1875, Полтава, Российская империя — 26 декабря 1933, Ментона, Франция) — советский государственный деятель, писатель, переводчик, публицист, критик, искусствовед.
  13. Алексей Александрович Сурков (1 (13) октября 1899, деревня Середнево, Рыбинский уезд, Ярославская губерния — 14 июня 1983, Москва) — русский советский поэт, журналист, общественный деятель.
  14. Кроме того, он писал музыку для спектаклей эвакуированных в Сибирь театров.
  15. Эта оперетта Свиридова стала первым музыкально-драматическим произведением, посвященным войне. Она была поставлена в нескольких театрах и много лет не сходила со сцены. В 1960 г. оперетта Свиридова стала основой для музыкального телефильма, который был сделан на Центральном телевидении.
  16. Сюда была эвакуирована Ленинградская филармония.
  17. Вспоминая то время, художественный руководитель Московского камерного хора профессор Владимир Минин рассказывает: «Противно было от звучавших тогда ораторий, опер, кантат, которые писали по специальным заданиям, о партии, к празднику Октября. И вдруг в 1956 г. в хор Свешникова, где я работал, Георгий Свиридов принес „Поэму памяти Сергея Есенина“. Он сам пел и играл. Впечатление было ошеломляющее. Музыка, подстать стихам замечательного русского поэта Есенина, казалась такой же естественной и простой. Было такое ощущение, что она жила в каждом из нас, а Свиридов просто записал ее нотами. Так началось мое увлечение музыкой Свиридова и наше сотрудничество, длившееся более трех десятилетий».
  18. Следует отметить и «Концерт памяти А. А. Юрлова», написанный Свиридовым в 1973 г. Это произведение стало своеобразным реквиемом в трех медленных скорбных частях с очень изысканной и сложной хоровой тканью, вызывающей грустно-светлые воспоминания о выдающемся музыканте.
  19. Александр Андреевич Прокофьев (19 ноября (2 декабря) 1900 г. в деревне Кобона (ныне Ленинградская область) — 18 сентября 197, Ленинград) — русский, советский поэт.
  20. Николай Семёнович Евдокимов (1922–2010) — советский, российский писатель.
  21. Однажды, во время репетиции в Большом зале консерватории, куда капелла Чернушенко привезла цикл «Странное рождество», один из хористов подошел к Георгию Васильевичу и спросил, почему в его «Достойно есть» написано «чистую Богородицу»?
    — А как должно быть? — спросил Свиридов.
    — Сущую Богородицу, — отвечал он.
    — Тогда так и пойте. Конечно, «сущую», — сказал Свиридов. Позже в собрании сочинений «чистую» тоже заменили на «сущую».
  22. При главенстве диатоники в ряд хоров вводятся хроматические элементы различного рода, что придает звучанию особую экспрессию. В большинстве случаев это обусловлено художественным замыслом композитора.
  23. Например: песнопение, с которого начинается Всенощное бдение — «Приидите, поклонимся» длится 2 минуты, а «Трисвятое» — 6 минут.

Список использованной литературы

  1. Музыкальный мир Георгия Свиридова. Сборник статей (составитель А. С. Белоненко). М.: Советский композитор, 1990.
  2. Полное собрание сочинений Георгия Свиридова в 30 т. (под редакцией В. А. Чернушенко и А. С. Белоненко). Т. 21. М.-СПб.: Национальный Свиридовский фонд, 2001.
  3. Георгий Свиридов в воспоминаниях современников (под редакцией А. Б. Вульфова; автор предисловия В. Г. Распутин). М.: Молодая гвардия, 2006.
  4. Книга о Свиридове. Размышления. Высказывания. Статьи. Заметки (составитель А. А. Золотов). М.: Советский композитор, 1983.
  5. Чайковский Б. А. Книга о Свиридове. М., 1990.
  6. Сохор А. Н. Свиридов Георгий Васильевич. // МЭ в 6 т. Т. 4. (главный редактор Ю. В. Келдыш). М., 1978.
Следующая статья
Священник Илия Ничипоров, докт. филол. наук, проф. МГУ. Поэтический мир Татьяны Гримблит
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)