Иеромонах Лазарь (Беломоин). К 240-летию Троицкого храма в усадьбе Троицкое-Кайнарджи

8 ноября приход Троицкого храма деревни Павлино городского округа Балашиха торжественно отметил 240-летие исторической усадьбы Троицкое-Кайнарджи. Празднование этого юбилея приурочено к воспоминанию визита императрицы Екатерины Великой в село Троицкое, который, состоявшись 28 октября/8 ноября 1775 г., был посвящен победе генерал-фельдмаршала П. А. Румянцева-Задунайского в Русско-турецкой войне 1768—1774 гг. Памятная дата совпадает с праздником великомученика Димитрия Солунского — одного из покровителей русского православного воинства. Публикуем статью об истории этого достопримечательного места.

В ближайшем Подмосковье, на окраине городского округа Балашиха, существует деревня Павлино, единственной достопримечательностью которой служит старинная усадьба Троицкое-Кайнарджи, в настоящее время включающая лишь сохранившийся храмовый комплекс и остатки исторического парка. По течению реки Пехорка взору путешественника предстает Троицкий храм, который по праву именуют одной из жемчужин русской храмовой архитектуры XVIII в.

Имение Троицкое известно с XVI в. — в 1571 г. принадлежало Андрею Сабурову, а в 1623 г. перешло к боярину Ивану Васильевичу Сукину, который построил деревянную церковь Святой Троицы с приделом святителя Николая Чудотворца. Затем, в конце XVII в., Троицкое переходит роду князей Голицыных. В первой половине XVIII в. в составе усадебного комплекса упоминается деревянная церковь во имя Живоначальной Троицы с приделами в честь Боголюбской иконы Пресвятой Богородицы и святителя Николая. В 1760 г. имение перешло во владение графа Петра Александровича Румянцева (1725—1796 гг.) как приданое его невесты, княжны Екатерины Михайловны Голицыной (1724—1779 гг.). Однако это — одна из версий. Есть мнение, что Троицкое и окрестные деревни П. А. Румянцев приобрел только во второй половине 1775 года1.

В любом случае именно с фигурой Петра Александровича связано развитие и благоукрашение усадьбы, отблески величия которой дошли до наших дней. Троицкий храм, выстроенный в 70-80-е гг. XVIII в., увековечил победы фельдмаршала Румянцева в Русско-турецкой войне 1768—1774 гг., став памятником русской воинской славы. Представим благосклонному читателю исторический контекст основания этого мемориала.

Развивающееся русское купечество стремилось к портам Черного моря и к свободному экспорту товаров в города Европы и Азии. Правительство Екатерины II хотело отложить военный конфликт для решения других вопросов. Но турецкий султан расценил это как слабость России. Поводом к началу войны 1768—1774 гг. послужил Балтский инцидент (по названию местечка Балту, где турки устроили погром православного населения, которое обратилось за помощью к русским войскам).

В 1768 г., когда вспыхнула война, граф П. А. Румянцев был назначен командующим второй армией, которая призвана была только охранять границы от набегов крымских татар. Попытки турок прорваться в глубь России были пресечены русскими войсками. Вскоре императрица Екатерина, недовольная медлительностью князя А. М. Голицына, командовавшего 1-й действующей армией, и не зная, что ему удалось разбить турок и овладеть Хотином и Яссами, назначила на его место Румянцева. Кампания 1768—1769 гг. закончилась для турок неудачно, не принеся, однако, особого успеха и российской армии.

Перелом наступил в 1770 г., когда военные действия развернулись на Нижнем Дунае. П. А. Румянцев одержал ряд крупных побед при Ларге и Кагуле. Летом 1770 г. он показал всему миру, что такое наступательная тактика, в которой главное — разгром армии противника.

В это время русская эскадра под командованием Г. А. Спиридова впервые в истории совершила переход из Балтийского моря вокруг Европы в восточную часть Средиземноморья, при полном отсутствии своих баз на пути следования и в условиях враждебного отношения Франции. Успешно преодолев трудности полугодового плавания, русские моряки разгромили в Средиземном море турецкий флот2.

В Петербурге рождались фантастические прожекты: например, Алексей Орлов предлагал ударить в сердце Османской империи — штурмом взять Константинополь3. Но состояние русской армии было тяжелым. Не хватало боеприпасов и вооружения. Екатерина II видела враждебное отношение Австрии к конфликту, на севере назревала новая война со Швецией. Нужно было срочно заключить мир. В 1772 г. начались переговоры, но условия Порты Екатерину не устраивали.

В 1773 г. русские войска возобновили военные действия. Суворов взял крепость Туртукай на южном берегу Дуная, в 1774 г. одержал победу при Козлудже. Россия имела все шансы на дальнейшее развитие успеха, но Екатерина II торопилась окончить войну и направить войска на подавление крестьянской войны4, поэтому на фельдмаршала Румянцева была возложена новая миссия — дипломатическая. 10 июля 1774 г. близ деревушки Кючук-Кайнарджи на выгодных для России условиях был подписан мирный договор. Крым объявлялся независимым от Турции, к России отошли Азов, Керчь, Кинбурн. На Черном море устанавливалась свобода мореплавания для русских судов с правом выхода в Средиземное море. Кроме того, турки обязались выплатить контрибуцию. С этого переломного исторического момента Россия быстрыми темпами закрепляется в Северном Причерноморье.

С известием о долгожданном мире П. А. Ру-мянцев послал к Екатерине II старшего сына — Михаила. «Сей день почитаю из счастливейших в жизни моей, где доставлен Империи покой, ей столь нужный», — отвечала Государыня фельдмаршалу5.

В первый день пышных торжеств по случаю заключения мира в июле 1775 г. заслуги Румянцева были отмечены особо. В Москве, в Грановитой палате, публично были оглашены особые ему пожалования: императрица именным высочайшим указом повелела генерал-фельдмаршалу графу Петру Александровичу Румянцеву присоединить к фамилии наименование «Задунайский» («для прославления опасного перехода его через Дунай») и именоваться графом Румянцевым-Задунайским; пожаловала грамоту с описанием его побед, фельдмаршальский жезл с алмазами («за разумное полководство»), шпагу с алмазами («за храбрые предприятия»), лавровый и масличный венки, украшенные алмазами («за победы») и такой же крест и звезду ордена Андрея Первозванного; подарила деревню в Белоруссии в 5 тысяч душ, 100 тысяч рублей из кабинета на построение дома, серебряный сервиз и картины для убранства комнат6. Также Екатерина Великая увековечила победы Румянцева памятниками-обелисками в Царском Селе и в Санкт-Петербурге.

Состоялись и всенародные торжества. На Ходынке были возведены потешные крепости, напоминавшие те, что отбил у турок Румянцев. На деньги московского дворянства и купечества построили Триумфальные ворота у Тверской заставы. По замыслу императрицы, фельдмаршал должен был на римской колеснице проехать в Кремль через всю Москву, в том числе и через Триумфальные ворота. Видимо, эта экзотическая церемония показалась графу неуместной. Он наотрез отказался принимать в ней участие, хотя, конечно, удостоил праздничную Москву своим посещением. Всенародный праздник, состоявшийся в Белокаменной, подробно описан в камер-фурьерском церемониальном журнале7, как и день визита императрицы к своему прославленному сподвижнику в его имение Троицкое, который состоялся 28 октября/8 ноября 1775 г.

После славных побед П. А. Румянцев начал обустраивать свою подмосковную усадьбу: по его повелению возводят дворец, разбивают парк, выкапывают пруды. По-видимому, в этот период закладывают и новый Троицкий храм, который в неизменном виде сохранился до наших дней.

Во время визита 1775 г. императрица в целях увековечения воинских заслуг Румянцева переименовывает Троицкое в Кайнарджи. Гостеприимный хозяин в трех верстах от усадьбы встречал Екатерину с сопровождавшими ее представителями двора8. По преданию, весь пышный кортеж разместился в роскошных шатрах9. На открытом воздухе были расставлены столы для всех присутствующих, и троицкие старожилы еще долго указывали местность «Столы», где, по преданию, пировали гости Румянцева. Согласно камер-фурьерскому журналу, императрица отбыла по окончании обеда, вернувшись в Пречистенский дворец в половине седьмого вечера10. В Кайнарджи же несколько дней длились торжества и увеселения 11.

В память об этом визите и воинских победах хозяина усадьбы в соседней деревне Фенино по проекту В. И. Демут-Малиновского был поставлен в 1833 г. бронзовый памятник Екатерине с надписью на пьедестале: «От Екатерины дана сему месту знаменитость, оглашающая навсегда заслуги графа Румянцева-Задунайского"12.

Фельдмаршал Румянцев, после походов рубежа 60-70-х гг. XVIII столетия долгое время управлявший Малороссией, почти постоянно жил в своих многочисленных южных поместьях, а в Подмосковье был редким гостем. Есть сведения, что мать прославленного полководца — графиня Мария Андреевна Румянцева занималась делами в имении сына, в том числе следила и за строительством Троицкой церкви.

Именно этот храм стиля французского классицизма представляет наибольший художественный интерес в исторической усадьбе. Автор проекта не известен, есть предположения о Василии Баженове, участвовал в строительстве Карл Бланк, проект подправлял сам фельдмаршал, желавший видеть у храма западные башни (у него в имениях в это время строилось пять церквей!)13.

Разобранный еще в XIX в., дворец Румянцева являл собой пример т. н. ложной готики, сочетающий общий классический подход с реминисценциями средневековья вроде угловых башенок. На Пехорке был устроен каскад из прудов (Золотого и Серебряного), а от дома к Кагуловой мызе (ферме) была проложена аллея. Названия Кагул, Браилов, Бендеры и т. д. были призваны напоминать владельцу и его гостям о громких победах над турками.

Извилистая главная аллея парка, по преданию, в точности повторяла изгибы течения Дуная, на берегах которого русские солдаты под водительством Румянцева громили турок. Деревья в парке подбирались с учётом рисунка кроны и контрастной сезонной окраски14.

От ансамбля, составлявшего уникальный в своём роде памятник во славу побед русского оружия, уцелел лишь Троицкий храм, а также Воскресенская церковь и усыпальница С. П. Румянцева, сына полководца, построенные уже в XIX в.


  1. Обираловка и вокруг нее. / Сост. Н. А. Сотникова. Железнодорожный, 2012. С. 31–35.
  2. Нелепец Андрей. Русско-турецкая война 1768—1774 гг. h ttp://www.erudition.ru/referat/printref/id.48499_1.html
  3. Замостьянов А. А. Фельдмаршал Румянцев. Серия ЖЗЛ. М., Молодая гвардия, 2015. С. 240.
  4. Нелепец Андрей. Указ. соч.
  5. Замостьянов А. А. Указ. соч. С. 255.
  6. Там же. С. 255–256.
  7. Там же. С. 256–257.
  8. Обираловка и вокруг нее. / Сост. Н. А. Сотникова. Железнодорожный, 2012. С. 34.
  9. Долгоруков В. Г. Путеводитель по Москве и ее окрестностям. М., 1872. С. 93.
  10. Обираловка и вокруг нее. / Сост. Н. А. Сотникова. Железнодорожный, 2012. С. 34.
  11. Шамурин Ю. И. Подмосковные. Вып. 1. М., 1912.
  12. Долгоруков В. Г. Указ. соч. С. 93.
  13. Обираловка и вокруг нее. / Сост. Н. А. Сотникова. М.О., г. Железнодорожный, 2012. С. 35–36.
  14. Низовский А. Ю. Самые знаменитые усадьбы России. Вече, 2001. С. 161.
Следующая статья
Епископ Балашихинский Николай. Иконография Небесных сил
© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)