Предстояние перед лицом Божиим. К 60-летию диаконской хиротонии протодиакона Владимира Ганабы

Работа над составлением книги «Путь жизни — путь веры. К 80-летию протодиакона Владимира Ганабы», изданной в минувшем году, подарила мне немало памятных встреч, духовно обогатила. Но доминантой всего, самой главной встречей была, конечно, встреча с отцом Владимиром.

Помнится, когда я увидела его впервые, шедшего по расчищенной от снега дорожке к величественному Троицкому собору, то выглядел он очень трогательно. Старенький священнослужитель направляется на службу! Когда же во время Литургии протодиакон Владимир стал читать Святое Евангелие, это было настолько мощно и вдохновляюще, что всякие житейские мысли ушли из головы — хотелось только горячо молиться, славить Бога, просить Его милости к нам, теплохладным…

Об удивительной красоте голоса отца Владимира, «не стершегося», не утратившего своей силы и в столь почтенном возрасте, о его истовом служении говорили буквально все, с кем довелось встретиться. Приведу слова благочинного церквей Подольского округа протоиерея Олега Сердцева: «В музыкальном плане у него голос узнаваемый. И — побуждающий к пению. Кто даже не пел, начинал петь вместе с ним величания. Я заметил, что со временем духовенство в большинстве своем тоже стало лучше петь — логично, грамотно, церковно. Потому что в соборном хоре был такой ведущий! Отец Владимир, выражаясь современным языком, служит по максимуму, отдавая всего себя, будто это последняя его служба. Мы все видим, насколько он любит читать Евангелие, каноны. Мне Господь не даровал такого хорошего чтения — проникновенного, членораздельного, неспешного. А он читает так, что буквально каждое слово, произнесенное им, доходит до молящихся. Он как бы через себя все пропускает. Можно все по Уставу отслужить, но служба будет „серой“, не запоминающейся. А создать красоту и торжественность возможно только тогда, когда ты внутренне понимаешь, что ты постоянно стоишь перед Лицом Божиим. Отец Владимир с трепетом относится к этому предстоянию, и эта его любовь и трепетность всем видна».

И еще одна цитата из книги. Своими впечатлениями делится глава Подольска Николай Игоревич Пестов, прилагающий много сил для духовного возрождения и храмостроительства в родном городе и особенно любящий Свято-Троицкий собор: «На солее отец Владимир внешне всегда предельно собран, а внутренне (это видишь и понимаешь) — глубоко сосредоточен. Своим обликом он сподвигает прихожан соблюдать в храме Божием благоговейную тишину. Но вот лицо его озаряется, истово возглашает он: „Верую!“ — большинство молящихся начинают петь Символ веры, и в его движениях, руководящих общинным пением, в глазах его, словно прожигающих каждого, кто стоит молча по незнанию слов молитвы или же по невозможности, а то и по нежеланию слиться в пении со всем храмом, раскрывается сильный, душою и сердцем горячо верующий человек, всем существом своим, как набат, зовущий к вере видящих и слышащих его».

Если выбрать из рассказов сыновей, внуков и внучки, родственников отца Владимира, а также из рассказов о нем священнослужителей разных поколений все те эпитеты, с помощью которых они попытались охарактеризовать личность юбиляра (отметившего 24 июля 2014 г. свое 80-летие), то получится длинный список. И все же некоторые из них я приведу: высокообразованный, начитанный, интеллигентный, тактичный, корректный, смиренный, самоотверженно служащий, поразительно скромный, улыбчивый при встречах, всегда находящий повод для комплимента, добрый, с внутренней харизмой, искренний. А главное — «православный человек до последнего атома на своем мизинце», как сказала матушка Ольга Ганаба, дочь архиепископа Мелхиседека (Лебедева) и супруга старшего сына отца Владимира — протоиерея Александра Ганабы, секретаря Московского епархиального управления, настоятеля Троицкого собора в Подольске.

С матушкой Ольгой мы вслух размышляли: как мальчик из простой семьи, жившей в украинском селе Белополь, которого и на карте не сыщешь (нынче это Хмельницкая область), стал маститым протодиаконом, ярким примером предстояния перед Престолом Божиим для многих священнослужителей? И поняли, что ответить кратко, одним-двумя предложениями, просто невозможно. Ответ должен быть пространным и включать в себя все этапы жизни отца Владимира. Начинать надо, разумеется, с его детских лет, с возрастания в благочестивой боголюбивой семье, посеявшей в своих сыновьях зернышко христианской веры, которое так мощно проросло. Отец Владимир и его младший брат отец Иоанн — оба они стали протодиаконами. Один служит в Свято-Троицком соборе города Подольска, второй — в Свято-Троицком соборе города Одессы…

Из воспоминаний отца Владимира о детстве особенно запомнился его рассказ о паломничествах в Почаевскую лавру. Он ходил туда с бабушкой и другими богомолками. С мамой тоже ходил. Рассказывал, что если шли быстро, то преодолевали путь за четыре дня, а если замедляли шаг, на дорогу уходило пять дней. Шли и всю дорогу пели псалмы. На ночь богомольцев приглашали жители встречавшихся по пути сел: хозяева готовили им для ночлега свежую солому, и уставшие путники тут же проваливались в глубокий сон. Утром, окрепшие, бодрые, с первыми лучами солнца они отправлялись в путь. Основной их едой были сухари — ими запасались еще дома. Шел Володя сотни километром босиком, только перед входом в лаврский собор надевал обувку.

Что особенно важно: отец Владимир — удивительно смиренный человек, с самого детства, но при этом ради служения Богу, ради восхваления Господа он во многих случаях проявлял поразительную смелость. Тоже — с детства. Так в первый раз младшеклассник Володя Ганаба попал в лавру как раз в праздник Вознесения Господня. Вошел в Успенский собор и растерялся: столько вокруг икон со строгими ликами святых, такие удивительные фрески на стенах, и множество людей стоит в храме с просветленными лицами! Но потом оставил бабушку с попутчицами и стал пробираться на клирос к монахам. Добравшись до цели, он храбро сказал насельникам лавры, что пришел сюда с Каменец-Подольской области и может проканонаршить. Монахи не могли скрыть удивления: мальчонка с атеистической Восточной Украины умеет канонаршить?! Какое счастье, что иеродиакон утвердительно кивнул ему, и Володя остался на клиросе…

Еще из его ранних детских воспоминаний: он просыпается и видит, что отец молится, мама молится. И перед сном родители становились перед святыми образами. Вся их жизнь была освящена молитвой. Большим духовным авторитетом в семье пользовались монастыри. От мамы дети часто слышали почтительное: «Монахини сказали…», «Монахини посоветовали…» Поэтому неудивительно, что дочь, получив родительское благословение, ушла в монастырь, а сыновья — вначале старший, затем младший — поступили в Одесскую духовную семинарию. В Одессе семинарист Владимир женился на девушке, с которой познакомился на одной из ранних Божественных литургий в Свято-Успенском соборе. Здесь 15 мая 1955 г. он был рукоположен во диакона.

И вот уже шесть десятилетий служит протодиакон Владимир Ганаба в священном сане! В памяти — незамутненной, ясной — словно вчера это было: он, молодой диакон, по благословению приснопамятного архиепископа Никона (Петина) управляет народным пением в кафедральном соборе. Люди в Одессе голосистые — голоса у многих от природы красивые, сильные. Славить такими голосами Господа — значит, приобщаться самим к истинной небесной радости и приобщать к ней других богомольцев. Диакон Владимир Ганаба с правым хором иногда антифонно пел Литургию. Пел он с хором стихиры и тропари. Особо проникновенно звучала мгновенно подхватываемая народом молитва скорби «Царице моя Преблагая, надеждо моя, Богородице…», и кондак «Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды…» заполнял все пространство собора, поднимаясь ввысь, до самого купола.

…Молодая матушка Ксения, дорогая супруга, одесситка, всем сердцем любила родную Одессу, и уезжать ей отсюда не хотелось. Почему бы не жить в прекрасном городе на берегу моря, не служить всю жизнь в Свято-Успенском кафедральном соборе — главной святыне юга Украины? Но природная тяга отца Владимира к образованию, желание иметь глубокие систематизированные знания по разным предметам привели молодую семью с маленьким сыном Сашей в Ленинград. Выпускник Одесской духовной семинарии поступил учиться в Духовную академию, где была высоко поднята образовательная планка. Этот суровый по климату город дал ему не только хорошее образование, но и возможность общения с людьми, ставшими видными церковными деятелями. Здесь он встретился с другим выпускником родной семинарии — Виктором Сабоданом, почившим недавно, в 2014 г., главой Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, Блаженнейшим Митрополитом Владимиром. С покойным митрополитом Нижегородским и Арзамасским Николаем (Кутеповым) он служил в академическом храме во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Иногда диакона-студента Ганабу брали в Александро-Невскую лавру, и там он познакомился с протодиаконом Андреем Мазуром, с которым на всю жизнь у него установились теплые отношения. Хорошо помнит отец Владимир еще одного студента академии — Владимира Пояркова, нынешнего митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия.

А с будущим Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом он познакомился в живописном дачном месте под Ленинградом — в поселке Сиверский, где в храме святых равноапостольных Петра и Павла служил псаломщиком — уже когда академию заканчивал. Ездил туда на воскресные и праздничные Литургии, а в летний период жил в этом поселке. Настоятель храма библиофил протоиерей Валериан Дыргинт, собравший уникальную по тем временам духовную библиотеку, дружил с протоиереем Михаилом Гундяевым. С отцом Михаилом приезжал иногда в этот храм и его сын Владимир, совмещавший учебу в средней школе с работой техника-картографа. Будущий Предстоятель нашей Церкви…

Эта церковная среда, богатая блестящими преподавателями, высокодуховными пастырями, ревностными студентами академии, помогала формироваться личности каждого, кто в нее попадал. Диакон Владимир Ганаба попал, что называется, в родную стихию. Такой же родной она стала впоследствии и для двух его сыновей — Александра и родившегося в городе на Неве Илии. Оба захотели учиться там, где с радостным осознанием своего выбора, с огромным интересом к богословской апологетике учился их отец. Кем стал старший сын отца Владимира Александр, уже было сказано. А младший, Илия, принял монашеский сан. Сегодня он архиепископ Сурожский Елисей, окормляет православную паству в Великобритании.

Во время нашей беседы, возвращаясь мыслями к истокам своей жизни, протодиакон Владимир в какой-то момент вспомнил о маминых переживаниях. Та, простая женщина из села, чутким своим сердцем предугадывала, что всегда для Православной Церкви и ее верных чад будут непростые времена, всегда диавол будет искусно расставлять ловушки. И говорила сыну на родном благозвучном украинском языке: «Тильки бы твои дитки вид виры не видказались!» («Только бы твои дети от веры не отказались!») Наверное, по молитвам благочестивых родителей, а может, и всего рода Ганаб, православная вера стала основой жизни и детей отца Владимира, и его внуков. Более того: все три внука — Кирилл, Марк, Никита — приняли священнический сан, служат настоятелями храмов Подольского благочиния. А самая младшая, внучка Магдалина — певчая хора Троицкого собора в Подольске. Да и правнуков уже целый взвод!

Чуть позже я встретилась с архиепископом Можайским Григорием (Чирковым), викарием Московской епархии, который секрет целостности личности маститого протодиакона, его самоотверженного служения и сегодня, на склоне лет, увидел в том, что отец Владимир не метался, не искал ничего, кроме жизни в Церкви, и сумел создать замечательную семью. «Это удивительная династия, — сказал Владыка Григорий. — У нас уже почти нет сейчас больших священнических династий, а вот в Московской епархии в первую очередь нужно назвать семью протодиакона Владимира Ганабы».

Говоря же о такой замечательной дате — 60-летии служения протодиакона Владимира, — мне хочется хотя бы обозначить основные этапы его пути, которые Господь судил ему пройти после окончания Ленинградской духовной академии. Вначале был Петрозаводск, где от смиренного по своей сути диакона тоже потребовалась немалая смелость. Только он проявил ее уже не в разговоре с братией православного монастыря, как это было в детстве, во время паломничества в Почаевскую лавру, а с гонителями веры, циничными и безжалостными. Как еще можно назвать человека, уполномоченного по делам религий, который, увидев, что молодой диакон на провокации не поддается, клевету на себя решительно опровергает, попытался зайти «с другого конца» — склонить его к предательству, к доносу на других священнослужителей? Диакон Владимир Ганаба, неугодный властям из-за своего истового служения в храме, ни на секунду не дрогнул. Родители воспитали их с братом в святой вере, передав умение твердо ее отстаивать, и он ее в тот раз при встрече с «обличителем» отстоял. Правда, чуть позже, из-за продолжавшегося прессинга властей, пришлось покинуть этот край и переехать в Вологодскую епархию, где возглавлял кафедру тогда еще епископ Мелхиседек (Лебедев). С ним отец Владимир объездил все приходы этого удивительного края, настоящего музея под открытым небом. Причем огромное значение Владыка, чей духовный авторитет все более возрастал среди верующих людей, придавал посещению бедных приходов, находящихся в отдалении, и часто они ехали за сотню километров от областного центра по разбитым провинциальным дорогам. Но как было радостно осознавать, что прихожан из глубинки эти архипастырские визиты духовно питают, укрепляют в вере!

Такое же чувство радости часто охватывало отца Владимира и на новом месте служения — в Пензенской епархии. Здесь он тоже служил с Владыкой Мелхиседеком. «С каждым днем все сильнее я чувствовал, что молитвенный настрой прихожан крепнет, и они вместе со мной ревностно молятся, не отвлекаясь на досужие разговоры или хождение по храму, — скажет в нашей беседе протодиакон Владимир Ганаба. — Я служил в кафедральном Успенском соборе, где настоятелем был выпускник Московской духовной академии игумен Ювеналий (Тарасов). Встреча с человеком высокого духа, претерпевшим много скорбей, трудностей и лишений, но мужественно все вынесшим с именем Христовым на устах, — это еще одна милость Божия ко мне, дар щедрости Всевышнего». Когда Владыка Ювеналий в сане архиепископа был назначен на Курскую кафедру и ему потребовался личный секретарь, то он попросил отца Владимира приехать в Курск на какое-то время, чтобы помочь ему разобраться с делами. Отец Владимир откликнулся и больше года был секретарем Владыки, затем же снова вернулся в Пензу.

Вот уже более двух десятилетий протодиакон Владимир Ганаба служит в Московской епархии. Здесь, по его признанию, дни идут спокойно, размеренно. Его незабвенная супруга, матушка Ксения, ушла в мир иной более восьми лет назад, и теперь его основной маршрут: дом — храм, храм — дом. В соответствии с возрастом он служит в соборе по воскресным дням и в дни больших православных праздников. Сказав, что жизнь идет спокойно, размеренно, мой собеседник спохватился и с чувством произнес: «Знаете, в Подольске у меня тоже немало насыщенных дней, волнующих душу. По праздникам в соборе служит мой сын — протоиерей Александр, настоятель собора, и его сыновья-священники, а мои маленькие правнуки помогают в алтаре. Приятно слышать, как прихожане и другие клирики собора тепло говорят: „Четыре поколения Ганаб сегодня на службе!“ Так что слава Богу за все!»

Этот материал о человеке, являющем собой образец кротости и смирения и в то же время непоколебимости в отстаивании веры, мне хочется завершить словами святителя Иоанна Златоуста. В книге, посвященной 80-летию отца Владимира, они стали эпиграфом. А сейчас, думаю, их уместно привести в заключение. «Верующий должен быть светильником мира… надобно, чтобы он по всему был виден — и по поступи, и по взору, по голосу, а более всего — по добрым делам». Именно светильником, который по всему виден, называли протодиакона Владимира Ганабу все, с кем мне довелось беседовать.

Нина Ставицкая

Следующая статья
Предстоящие юбилеи май 2015 г.
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)