Ученики и собеседники преподобного Сергия в памятниках иконографии

Служение великого игумена Земли Русской — преподобного Сергия Радонежского — многогранно. На наш взгляд, самой яркой гранью этого «светильника многосветлого Российския земли» является та, без которой вряд ли узнали бы мы и о других.

Вот как говорится об этом в тропаре преподобному Сергию: пречестная и славная обитель твоя,/ юже во Имя Святыя Троицы многими труды твоими создал еси, отче,/ имущи в себе стада ученик твоих,/ веселия и радости исполняется. Преподобный Сергий действительно был наставником множества учеников, причем слово множество имеет здесь и количественное, и качественное значение. Это было своего рода «расширенное воспроизводство» преподобнического служения в нашей Церкви.

В житии преподобного Сергия есть описание чудесного видения преподобному. Однажды ночью, совершая привычное келейное правило с усердной молитвой о учениках своих, Радонежский игумен услышал вдруг голос, звавший его по имени: Сергий! Ты молишься о детях своих духовных; Господь принял молитву твою. Посмотри кругом — видишь, какое множество иноков собрано тобою во имя Живоначальной Троицы! Так умножится число учеников твоих…» Открыв оконце келии, преподобный Сергий увидел в сияющем дивном свете множество птиц, которые летали по всему монастырю и за его оградой. Так и ученики преподобного, говорится в житии, умножились; одни остались в родной обители, другие разлетелись по Святой Руси.

Первые годы в радонежской чаще, первые двенадцать учеников, единодушно просивших Сергия принять на себя игуменство, — и вот наместник святителя Московского Алексия Волынский епископ Афанасий посвящает Сергия в священный сан и поставляет во игумена. По возвращении святителя Алексия из продолжительной поездки в Константинополь состоялось знакомство с его с Сергием — и до конца жизни продолжалось их общение в любви Христовой. Известно, что преподобный Сергий по великому своему смирению не стал преемником митрополита Алексия, но мы имеем все основания называть Первосвятителя Московского собеседником преподобного Сергия.

Не без искушений начиналось общежительство в будущей лавре; чтобы избежать раздоров, преподобный Сергий тайно удалился из своей обители к своему духовному другу Стефану на реку Махру. В позднейшей иконографии преподобного Стефана Махрищского изображают держащим в руке свиток с текстом псалма: Се удалихся бегая, и водворихся в пустыни (Пс. 54:8). С помощью Стефана Махрищского нашел преподобный Сергий подходящее место и водворился в пустыни на берегу реки Киржач. Вскоре появились и ученики; была построена церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, но святитель Алексий благословил преподобного оставить в новом монастыре достойного игумена, а самому Сергию вернуться в Троицкую обитель. Игуменом Благовещенского монастыря стал его ученик Роман.

Конечно, такие обстоятельства возникновения новой обители были не правилом, исключением. Целый ряд новых обителей был устроен по благословению преподобного Сергия и в связи с желанием властителей Русской земли. По обету князя Димитрия Донского построил монастырь на речке Дубне ученик Сергия Савва — впоследствии старец почтенный и весьма учительный. Савва по просьбе Троицкой братии стал игуменом после ухода в затвор преемника аввы Сергия, Никона Радонежского. Савва был духовным наставником князя Юрия Звенигородского (сына Димитрия Донского) и, пробыв шесть лет игуменом Троицкой обители, удалился в Звенигород и основал там «Дом Пречистой на Сторожах» — знаменитый Саввин-Сторожевский монастырь.

На иконе первой половины XVIII в. из Церковно-археологического кабинета МДА преподобный Савва с вздетыми руками молится Богородице, изображенной в небесном сегменте с благословляющим Богомладенцем. Надо отметить, что именно Савва Сторожевский пригласил для росписи храмов новой обители совсем еще молодого иконописца Андрея Рублёва, который по благословению игумена создал знаменитый Звенигородский чин — деисусный чин из Строжевского монастыря, часть которого была найдена в 1918—1919 гг. в Успенском соборе (ныне иконы находятся в Государственной Третьяковской галерее). Существует предположение, что по благословению преподобного Саввы написана и знаменитая Рублевская Троица. Добавим, что Саввин-Сторожевский монастырь первым в истории Руси получил статус лавры.

На Подмосковной земле, да и во всей Центральной Руси трудно найти монастырь, не связанный с именем преподобного Сергия: либо обитель была основана самим Радонежским угодником, либо по его благословению, либо учениками его; во всяком случае, даже через два-три поколения прослеживается четкая линия преемственности духовных традиций великого игумена земли Русской.

В иконографии учеников преподобного Сергия — и тех, что оставались насельниками Троицкой обители, и ушедших в далекие места — есть ряд интересных особенностей. На позднем, второй половины XIX в., изображении Собора святых учеников преподобного Сергия из Успенского собора Троице-Сергиевой лавры это показано особенно наглядно. В центре композиции изображены преподобные Сергий и Никон; они держат икону Живоначальной Троицы через плат, на котором начертаны слова молитвы: «Триипостасный Боже, сохраняй святую обитель до кончины веков». Это, конечно, знаменитая рублевская Троица; именно так выглядела икона в XIX в., до ее реставрационного раскрытия. Обращает на себя внимание то, что буквально все изображенные в композиции святые имеют портретное сходство с преподобным Сергием. При этом каждый из них имеет свои, нередко яркие и узнаваемые черты: например, невозможно спутать преподобных Максима Грека и Мефодия Пешношского. Автор композиции нашел ту меру общего и индивидуального, которая дает возможность видеть в каждом изображенном образ наставника (ср. тропарь: в пениих, бдениих же и пощениих образ быв твоим учеником). У них очень похоже изображены глаза — точнее, не глаза, а взор-то, как они молитвенно взирают на икону Святой Троицы: понимаешь, что вместе с преподобным Сергием они в веселии сердца предстоят престолу Святыя Троицы (см. 9-ю песнь канона на обретение мощей Сергия Радонежского). Отметим, что на лаврской иконе круг учеников преподобного Сергия представлен наиболее полно. На другой известной иконе — из Ильинского храма (у Лавры), XVIII в. — изображено всего восемь святых.

В числе учеников и последователей Сергия Радонежского — преподобные Савва Сторожевский; Авраамий Галицкий (именуемый также Городецким и Чухломским); Арсений Комельский; Сильвестр Обнорский; Роман Киржачский; Савва Дубенский; Григорий Голутвинский; Мефодий Пешношский; Павел Обнорский (Комельский); Сергий Нуромский; Савва и Андроник Московские; Афанасий Серпуховской и Афанасий Высоцкий (младший); Никита Серпуховской; Леонтий Стромынский; Афанасий пустынник; Ксенофонт Тутанский; Ферапонт Боровенский; святитель Феодор Ростовский, основатель Симонова монастыря (родной племянник преподобного Сергия); Радонежские преподобные: Никон, Василий Сухий, Епифаний Премудрый, Елисей диакон, Михей келейник, Макарий и Онисим вратари, Илия келарь, Симон екклесиарх, Иаков посольник, Игнатий, Наум, Варфоломей, Исаакий молчальник, Нектарий вестник, Андрей Рублев и Даниил Черный иконописцы.

Собеседниками преподобного Сергия принято считать святителей Дионисия Суздальского (митрополита Киевского и всея Руси); Стефана, епископа Великопермского; Михаила, епископа Смоленского; преподобных Стефана Махрищского, Ферапонта Белоезерского (именуемого также Можайским или Лужецким), Димитрия Прилуцкого, Евфимия Суздальского, Кирилла Белозерского, Феодора и Павла Ростовских, преподобномучеников Григория и Кассиана Авнежских, а также благоверного великого князя Димитрия Донского и его супругу — преподобную Евфросинию Московскую (великую княгиню Евдокию).

Сохранился целый ряд икон с одиночными изображениями учеников Сергия Радонежского; как правило, это иконы, происходящие из монастырей, основанных этими учениками. Конечно, интересны и житийные иконы — как, например, хранящаяся в музее имени Андрея Рублева икона преподобного Авраамия Галичского XVIII в. Авраамий — один из ранних учеников и пострижеников преподобного Сергия; он основал в Костромском крае четыре монастыря. Авраамий изображен с иконой Пресвятой Богородицы «Умиление», явленной ему чудесным образом и указавшей точное место расположения будущей обители.

На иконе первой половины XVIII в. из ЦАК МДА преподобный Пафнутий Боровский изображен в молитве к восседающему на престоле Спасителю. Преподобный стоит на берегу реки Протвы; на другом берегу — основанная им обитель с пятиглавым Богородице-Рождественским собором. На небольшой аналойной иконе умилительно точно прописаны детали: струящаяся Протва (художник несколькими штрихами изобразил рябь на воде), двухъярусная колокольня, деревянная монастырская стена (каменная появилась лишь в XVI в.), даже татарский тип лица у преподобного Пафнутия.

Преподобный Пафнутий родился неподалеку от Боровска в семье крещеного татарина Мартина и его жены Фотинии; в 1414 г. принял постриг в Покровском монастыре на Высоком, семь лет находился в послушании у архимандрита Никиты Серпуховского, а затем 13 лет был игуменом монастыря. Сам Пафнутий впоследствии стал учителем и наставником для другого преподобного — Иосифа Волоцкого. В 1444 г. Пафнутий тяжело заболел, принял схиму, ушел из Высоцкого монастыря и поселился на берегу Протвы под Боровском, основав там монастырь в честь Рождества Богородицы.

Преподобный Иосиф Волоцкий представляет уже следующее поколение духовных наследников великого игумена земли Русской. Иосиф (в миру его звали Иоанн Санин) — сын богатого вотчинника из Волоколамского княжества — принял постриг в Пафнутиевом Боровском монастыре и, взыскуя жизни высокой и строгой, основал под Волоколамском новый общежительный монастырь, получивший позднее его имя. Суровый аскетизм Волоколамского игумена ясно виден на его иконе первой половины XVI в. (Музей им. Андрея Рублева).

Преподобный Антоний Сийский родился за год до того, как основал свою обитель преподобный Иосиф Волоцкий; его можно назвать духовным правнуком Радонежского игумена. Нить преемственности от преподобного Сергия тянется к нему через Кирилла Белоезерского, Александра Ошевенского и Пахомия Кенского. На иконе середины XVII в.(из Музея-заповедника «Коломенское» в Москве) преподобный Антоний изображен в окружении житийных клейм, иллюстрирующих историю создания Троицкого Сийского монастыря, основанного в 1520 г. преподобным Антонием в 80 верстах от Холмогор на берегу Михайловского озера и речки Сии. Строгий общежительный устав был установлен Антонием в новой обители, и многие эпизоды ее начальной истории напоминают историю Троице-Сергиевой обители.

Более чем за столетие до начала Сийской обители, в 1414 г., на берегу реки Нурмы неподалёку от ее впадения в Обнору (ныне это Вологодская область), поселился ученик Сергия Радонежского Павел, имевший к тому времени немалый опыт отшельнического жития: 15 лет он жил отшельником в окрестностях Троицкой обители, а затем три года в Комельских лесах, спасаясь от ненастья в дупле старой липы. Имея благословение преподобного Сергия на создание новой обители и видимый знак этого благословения — медный кованый крест, Павел Обнорский получил и чудесное указание свыше на устройство обители в данном месте: он услышал звон колоколов и увидел свет ярче солнечного. Павел — а ему тогда было 97 лет! — отправился в Москву и, поведав о своем ночном видении митрополиту Фотию, просил благословение на устройство монастыря. Святитель поначалу недоверчиво отнесся к рассказу старца, но в ту же ночь получил Божие откровение и сам принял участие в обустройстве монастыря. Преподобный Павел еще пятнадцать лет духовно руководил обителью, посвященной Живоначальной Троице и имевшей общежительный устав. Обнорский монастырь был одним из самых больших монастырей Русского Севера; первый образ Павла Обнорского еще при жизни его был написан преподобным Дионисием Глушицким.

Есть в Москве монастырь, к сожалению, в годы воинствующего атеизма почти разоренный, который преподобный Сергий считал отраслью своей Троицкой обители: Радонежский игумен не только всегда останавливался здесь, приезжая в Москву, но и смиренно трудился наравне с братией; предание говорит, что пруд рядом с монасты-

рем был выкопан самим преподобным Сергием. Это Симонов монастырь, основанный

в 1370 г. по благословению святителя Алексия и преподобного Сергия и при поддержке великого князя Димитрия (будущего Донского). Первым игуменом Симонова монастыря был племянник преподобного Сергия Феодор, позднее посвященный в сан епископа и занимавший Ростовскую кафедру. После смерти святителя Алексия князь Димитрий избрал своим духовным наставником Феодора.

Преемником святителя Феодора в Симоновом монастыре стал преподобный Кирилл, ставший позднее основателем Успенского Кирилло-Белоезерского монастыря. В государственном Русском музее хранится житийная икона преподобного Кирилла Белоезерского, написанная в начале XVI в. Дионисием для Успенского собора Белоезерского монастыря. Общение Кирилла (а он происходил из боярского рода и в монастырь поступил в возрасте сорока с лишним лет) с преподобным Сергием началось, когда новоначальный инок нес послушание в хлебопекарне, а великий игумен посещал Первопрестольную столицу. Примечательно, что уже тогда в смиренном труженике преподобный Сергий увидел будущего угодника Божия: приходя в Симонов монастырь, он первым делом направлялся побеседовать с Кириллом. Кирилл достойно нес все самые тяжелые послушания; через девять лет он был посвящен в священный сан, позднее, в сане архимандрита, был настоятелем Симонова монастыря. Получив во сне откровение Пресвятой Богородицы, призвавшей его на Белое озеро, Кирилл в сопровождении инока Ферапонта отправился в дальнюю дорогу, и в 1397 г. в пустынном месте на берегу озера построил церковь в честь Успения Божией Матери. В течение трех десятилетий был преподобный Кирилл настоятелем основанной им Белоезерской обители, которую в те давние годы называли Северной лаврой. Кириллов монастырь был, кроме всего прочего, еще и крупнейшим центром книжности Древней Руси.

Сопостник и верный помощник преподобного Кирилла Белоезерского — Ферапонт — был уже немолод, когда отправился вместе с наставником своим на берега Белого озера. Когда в Кирилловой обители начались регулярные богослужения, Ферапонт по благословению преподобного Кирилла удалился в пустынное место, поставил там келию и в безмолвии, непрестанной молитве и трудах провел несколько лет. Постепенно собралась и братия, поэтому в 1398 г. построен был первый деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы; сын Димитрия Донского князь Андрей Можайский пожаловал новому монастырю земельный надел — еще одна монашеская обитель возникла на Святой Руси. Через десять лет, по просьбе князя Андрея, Ферапонт отправился в Можайск: благочестивый правитель задумал устроить и там монашескую обитель. В 1408 г. на высоком берегу Москвы-реки началось строительство каменного собора в честь Рождества Богородицы. Первым игуменом нового Можайского Лужецкого монастыря стал преподобный Ферапонт.

Прежнее место подвижнических трудов преподобного Ферапонта на Белом озере не осталось без попечения Божия: через несколько лет настоятелем монастыря стал игумен Мартиниан. Игуменское послушание преподобного Мартиниана продолжилось в Троицкой обители, куда он был приглашен своим духовным сыном — великим князем Василием II. Через восемь лет, в 1455 г., преподобный Мартиниан сумел вернуться в любимую обитель на Белозерье и еще четверть века, до самой смерти трудился над ее благоустроением

В числе подвижников, напитавшихся духовным наследием преподобного Сергия при посредстве Кирилла Белоезерского, были преподобный Корнилий Комельский и его ученик Геннадий Костромской — основатель Преображенского монастыря на берегу Сурского озера, в окрестностях города Любима, где в 1529 г. дал ему земельный надел великий князь Василий Иоаннович. Кроме соборного Преображенского храма преподобный Геннадий построил в своей обители и храм в честь преподобного Сергия Радонежского, незадолго до того прославленного в лике святых.

Еще один ученик преподобного Корнилия, Адриан Пошехонский, занимался в Корнилиевом монастыре иконописанием. Через три года после кончины игумена Корнилия Адриан (бывший тогда иеродиаконом) испросил у настоятеля благословение на пустынножительство и, в сопровождении своего друга старца Леонида, направился в дремучий Пошехонский лес. Предание говорит, что иноков вел некий таинственный монах, который стал невидим по пришествии их на место будущих подвигов. Здесь и устроен был первый на Пошехонье монастырь в честь Успения Божией Матери. Начало обители относится к 1543 г. Преподобный Адриан был 5 марта 1550 г. жестоко замучен напавшими на монастырь разбойниками; нетленные мощи его были обретены в 1625 г.

Однако вернемся ко временам преподобного Сергия. Великий игумен земли Русской сам лично основал девять монастырей, а настоятелями в них поставил достойных своих учеников, не только просиявших впоследствии монашескими подвигами, но и воспитавших новые поколения боголюбивых иноков. Ряд обителей этих, располагавшихся вокруг Москвы, были не только местом молитвенных трудов, но и форпостами на случай нападения врага: набеги ордынцев на Центральную Русь были постоянными. Одним из таких монастырей стал Богородицкий Высоцкий монастырь в Серпухове, основанный преподобным Сергием в 1373 г. по просьбе Серпуховского князя Владимира Андреевича. Авва Сергий прибыл в Серпухов со своим учеником Афанасием и на высоком холме, неподалеку от места впадения реки Нары в Оку, 2 декабря заложил монастырь в честь Зачатия Пресвятой Богородицы праведной Анной. Ревностными трудами преподобного Афанасия новый монастырь «на Высоком», или Высоцкий, вошел в полную меру сил духовных. Соработниками игумена Афанасия Высоцкого стали преподобный Никон (будущий настоятель Троицкой Сергиевой обители) и первый постриженик нового монастыря преподобный Афанасий Младший.

В память победы на поле Куликовом благоверный князь Димитрий Донской решил основать монастырь близ Коломны, при впадении Москвы-реки в Оку. Пригласил преподобного Сергия, и Радонежский игумен не только сам пришел в Голутвин (так называлось место на окраине Коломны, определенное князем Димитрием под строительство монастыря), но и привел с собой ученика, иеромонаха Григория, который и стал игуменом новой обители.

Еще один подвижник Подмосковной земли — преподобный Давид Серпуховской, основавший на берегу реки Лопасни монастырь в честь Вознесения Господня. Начало монашеского пути этого подвижника — а он происходил из рода князей Вяземских — связано с преподобным Пафнутием Боровским. Дальнейшее его духовное возрастание происходило уже под руководством преподобного Иосифа Волоцкого. Сорок лет монашеских трудов предшествовали основанию новой обители на берегу Лопасни. Давидову пустынь незадолго до своей кончины посетил и благословил преподобный Иосиф Волоцкий.

Ученик и сподвижник преподобного Сергия Иаков Железноборовский — выходец из боярской семьи, пришел в Троицкую обитель еще юношей. Укрепившись в монашеском житии и приняв постриг от Радонежского игумена, Иаков по его благословению направился в родные края, в Галицкое княжество, и в пустынном месте близ селения Железный Борок по благословению митрополита Киприана основал новую монашескую обитель. Преподобный Иаков был известен своим миротворчеством и широкой благотворительностью. Чудесные исцеления стали совершаться после его кончины у его гроба.

Преподобный Димитрий Прилуцкий — «присный друг и сомолитвенник» Сергия Радонежского — встретился с Сергием в 1354 г. в Переславле-Залесском. Он был тогда игуменом Никольского монастыря; его знали и уважали за молитвенность и многие духовные дары, которыми наделил его Господь. Тяготясь земной славой, Димитрий искал уединенного места для своих молитвенных трудов, и в 1371 г. он нашел на излучине реки Вологды («при луке») удобное место всего в трех верстах от города и здесь поставил деревянную церковь в честь Всемилостивого Спаса. Вскоре здесь образовался большой общежительный монастырь. До самой своей смерти значительную помощь оказывал Прилуцкому монастырю великий князь Димитрий Донской. Преподобный Димитрий Прилуцкий более двадцати лет был игуменом; земной путь его завершился в 1392 г. Самое известное изображение преподобного Димитрия — икона, написанная около 1503 г. Дионисием, — находится в Вологодском музее-заповеднике.

Еще один собеседник Сергия Радонежского — преподобный Евфимий Суздальский, основатель и архимандрит Спасо-Евфимиева монастыря, для создания новой обители прибыл в Суздаль в 1352 г. по просьбе Суздальского князя Бориса Константиновича. Уже при жизни Евфимия в нём проживало около трехсот монахов, следовавших установленному им строго общежительному уставу. Преподобный Евфимий часто бывал в Троицком монастыре, молился и беседовал с Радонежским игуменом.

Краткий обзор изображений угодников Божиих, связанных с преподобным Сергием Радонежским узами духовного сыновства, его собеседников и продолжателей духовных традиций открывает нам возможность не только увидеть действенность этих традиций в трудные годы нашей истории, но и говорить о востребованности этих традиций сегодня.

В августе 2014 г. состоялся Первосвятительский визит в Московскую епархию. Местом своего служения Святейший Патриарх Кирилл избрал возрожденный Николо-Пешношский монастырь — одну из древнейших обителей Московской Руси, построенную преподобным Мефодием Пешношским по благословению Радонежского игумена. Преподобный Мефодий трудился над построением монастыря, «пеш нося деревья через речку, которая и получила название Пешноша, а по ней и вся обитель стала именоваться Пешношской, или Николо-Пешношской от соборной монастырской церкви, освященной во имя святителя и чудотворца Николая». Произошло это знаменательное событие в 1361 г.

Преподобный Сергий не только благословил Мефодия на новые монашеские подвиги, но и сам немало потрудился в новом монастыре, посещал своего ученика в его уединении. Из монастырских хроник известно, что «преподобный Сергий и преподобный Мефодий ископали вокруг кельи два пруда и посадили аллею из вязов».

Совсем недавно Пешношский монастырь лежал в руинах, а ныне сияет благолепием: благоустроители возрожденной обители в полной мере ощутили действенность молитвенной поддержки великого игумена Святой Руси — преподобного Сергия Радонежского.

Епископ Балашихинский Николай

© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)