Слова на праздники Казанской иконы Божией Матери, Архистратига Божия Михаила, Введения во храм Пресвятой Богородицы и святителя Николая

Празднование Казанской иконе Божией Матери

Архиепископ Серафим (Соболев) (+ 1950):

«Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим… уничижил Себя Самого, приняв образ раба… смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени…» (Флп. 2:5–9).

Спасительно нам знать, мои возлюбленные о Христе чада, почему Святая Церковь во дни Богородичных праздников обращает наше внимание за Литургией на эти апостольские слова, в которых говорится о превознесении Богом Отцом Своего Божественного Сына ради Его неизреченного смирения. Потому что и Пречистую Божию Матерь Господь превознес и даровал Ей имя, т. е. такую великую славу, которой не дал никому из созданных Им разумных существ. Недаром Православная Церковь ублажает Ее как Честнейшую Херувим и Славнейшую без сравнения Серафим. Но славу сию Божия Матерь получила за то, что в великом смирении Своем Она уподобилась Самому Спасителю. Эта истина засвидетельствована Ею в словах, которые Пречистая Божия Матерь сказала праведной Елисавете: «Яко призре на смирение рабы Своея» (Лк. 1:48).

Спрашивается, какой же следует отсюда для нас, возлюбленные, спасительный вывод? Мы с вами также призваны к великой небесной славе Царства Христова, к его вечному райскому блаженству. «Отче… хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне… прежде основания мира» (Ин. 17:24), сказал Господь в Своей Первосвященнической молитве. Но путь к этому нашему превознесению, к нашей будущей небесной славе, тот же самый, которым прошел Господь, которым шли Пречистая Его Матерь и все святые. Это путь узкий, скорбный и тернистый, путь смирения Христова.

Поэтому, если мы хотим идти по своему божественному предназначению, то должно осуществлять слова ап. Павла, сказавшего «последуйте смиренным» (Рим. 12:16), т. е. мы должны подражать смиренным, должны иметь это смирение. В нем заключается основа и вся сущность христианства по учению преп. Макария Египетского. Оно есть наше возрождение, обновление и спасение. Только за него Господь дарует нам Свою спасительную благодать, ибо Ему угодно было возвестить через Свое Откровение: «Господь гордым противится, смиренным же дает благодать» (Иак. 4:6, ср.: 1 Петр. 5:5, Притч. 3:34).

Произнесено в Никольском храме города Софии, 4 ноября 1945 г.

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных

Священномученик Фаддей (Успенский) (+ 1937):

«Если мы так часто вспоминаем о Христе, молимся Божией Матери и святым Божиим, то не гораздо ли дальше от нашего воспоминания Ангелы Божии? Мы вспоминаем о них более тогда лишь, когда воспоминает о них святая Церковь, а в прочее время воспоминание о них оставляет многих из нас и к молитвам Ангелам Божиим мы обращаемся редко.

Но скажут, быть может, некоторые: зачем же помощь Ангелов, когда мы имеем Самого Христа Бога, Пречистую Матерь Его, Богородицу, честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим? Разве Они не всесильны, чтобы во всем помогать нам?

Разве недостаточна помощь Христа, Который облекся в подобную нам плоть, чтобы, Самому быв искушенным во всем, и нам искушаемым помогать Евр. 2:18, 4:15? Да, но и Христос явился во плоти нашей для того, чтобы, снизойдя к нам, чрез то нас потом удобнее возвести на высоту небесного жития ангельского. Поэтому Он не остался на земле с плотью, но вознесся, чтобы и мы Кол. 3:2. И Божия Матерь по смерти вознесена с телом к Сыну Своему и Богу „в Небесная и наднебесная“, а во время земной жизни, живя во храме и уготовляясь сделаться вместилищем Бога невидимого, не в общении ли с Ангелами Она более пребывала? Будем помнить, что „плоть и кровь“ Царствия Божия наследовать не могут и что наше тело должно по воскресении измениться, стать „духовным“, чтобы соделаться соучастником Царствия Небесного 1 Кор.15:44, 50. Значит, и жизнь Христа на земле во плоти, равно и Божией Матери, внушают нам, как необходимо стремиться к общению с миром ангельским. Конечно, Христос всесилен для того, чтобы помогать нам; но, спасая существа, одаренные свободою, не вводит Он их насильно в Свое Царство, а хочет, чтобы употребляли они и свободные усилия войти в него, чтобы сами, взаимно помогая друг другу в этих усилиях, содействовали созиданию Небесного Царства. Как же обойтись в этой борьбе за созидающееся Царство Христово без участия высшего и более крепкого воинства небесных сил?

Будем же чаще и усиленнее призывать себе на помощь Ангелов, чтобы общением с ними облегчился дух наш от отягчающих и влекущих долу страстей плотских, чтобы легче влеклось подобное к подобному на высоту, как все легкое на земле влечется на высоту воздушную, чтобы нам достаточно укрепиться и удержаться на этой высоте и, оторвавшись, не быть увлеченными в бездну, куда тяжестью собственного яда страстей низринулись демоны и уподобившиеся им люди».

Владикавказские Епархиальные Ведомости 1917. № 3. С. 103–107.

Святитель Филарет Московский (+ 1867):

«Как в видимых своих явлениях святые Ангелы нередко принимаемы были человеками за подобных человеков: так легко случиться может, что и невидимыя их действия человек примет за собственныя человеческия или обыкновенныя естественныя действия. Не случается ли, например, что, среди недоумения или некоего бездействия ума, вдруг, как молния, просиявает чистая, святая и спасительная мысль; что в обуреваемом или хладном сердце мгновенно водворяется тишина или возгорается небесный пламень любви к Богу? Если всякое явление по роду своему свидетельствует о присутствии действующей силы, то сии внутренния явления души нашей не свидетельствуют ли о присутствии небесных Сил, по человеколюбию бросающих лучи свои в наш ум и искры в наше сердце? Не суть ли это действия Ангелов, по изречению Пророка Захарии, „глаголющих в нас?“ Как достойно сожаления, если мы не примечаем сей Ангельской помощи! Ибо, не примечая, не приемлем ея как должно и не пользуемся ею; не пользуясь, остаемся неблагодарными и виновными, не приготовляем себя к другим подобным посещениям и таким образом даже удаляем от себя хранителей наших.

Если мы, человеки, удаляемся от человеков, которых расположения противны нашим расположениям; если наставник наконец отрекается от ученика, не внемлющаго наставлениям, или пестун от воспитанника, отвергающаго руководство; если самый отец удаляет от себя непокорливаго сына, то как не удалиться наконец от нас святым Ангелам, когда мы не следуем их спасительным внушениям и оставляем безплодным для нас их служение? Как не удалиться от нас небесным Силам, когда мы предаемся токмо земному? Как не удалиться чистым духам, когда мы живем в нечистотах плоти? Как не удалиться Ангелам Божиим, когда мы непрестанно имеем в мыслях и в желаниях не Бога и Христа Его, но мир и самих себя?

Чада церкви! Чада Божии! Будем ходить, яко чада послушания. Не слышим ли, как матерь ежедневно просит нам у Господа и Отца нашего „Ангела мирна, верна, наставника, хранителя душ и телес наших?“ Не отвергнем блага, о которых она столько для нас подвизается. Презрим земное и приближимся к небесному. Очистим чувствия и узрим сверхчувственное. Изгоним из души нашей плотския желания и суетные помыслы, и тогда посетят ее безплотныя Силы, и поведут нас с собою, доколе наконец и Сам Господь Бог духа нашего (Пс.83:8), и „сотворит“ в нем Себе „обитель“ (Ин.14:23). Аминь».

Святитель Филарет, Митрополит Московский и Коломенский. Слова и речи. Т. 2. М.: 2007. С. 17.

Введение во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Священномученик Фаддей (Успенский) (+ 1937):

«Если во многие праздники Божией Матери так хочется говорить и вспоминать о чудном Матернем Ее заступлении рода человеческого, то ныне, когда Она, чистейшая Дева, провождаемая „свещеносицами девами“, как трилетствующая юница, входит в храм Господень, душа чувствует побуждение говорить и изображать чудную добродетель девства, которая столь Ее украсила и произрастила из себя прочие Ее добродетели, как тенистый лес гору, Ее покрывшие и душу Ее как бы в Пс. 44:10 прекрасную одежду одевшие.

Девство Божией Матери — это прекрасный крин среди терния мирской суеты и страстей, который так привлек к себе Небесного Жениха Христа своею красотою и благоуханием, что Ее» Пс. 44:12 и вселился в утробу Ее, когда восхотел низойти на землю и спасти падшего человека. Когда самое семя и корень человеческой жизни были отравлены ядом греха, нужно было бессеменно воплотиться Христу от Пречистой Девы, вложить как бы новую закваску в падшее естество человека. Девство это прекраснейший и нежнейший цвет естества человеческого. Оно превосходит пределы естества самого и хранящих его нерастленным уподобляет Ангелам. Ничто так не поднимает дух к небесам, не отторгает от уз плоти, не вводит в общение с небожителями, как небесная добродетель девства.

Но что же, братие? Если девство добродетель более небесная, чем земная, неужели мы так и не должны уже о нем вспоминать, говорить, любоваться его красотою? Ведь тогда и на небо видимое с его красотою не пришлась бы смотреть нам, недостойным «воззрети и видети высоту небесную», отягчившим землю хождением по ней. Неужели лишить себя пользы от созерцания чудной красоты? Ведь, быть может, одна искра, луч света, упавший оттуда, с неба, разгонит мглу нашего греха, преклонившего нас долу, низвергающего в бездну. Быть может, поможет этот светлый луч заметить на пути падения какой-нибудь спасительный уступ, ухватиться за него и предохранить себя от падения в бездну.

Если кого сподобил Господь еще сохранить девство нерасхищенным и нерастленным, тот да хранит его как зеницу ока. Пусть затворяет тщательнее двери очей своих, не дает вторгнуться туда худым помышлениям и мерзким соблазнительным образам. Ведь иногда сквозной ветер, в малую щель тонкою струею прокравшийся в комнату, сокрушает крепкое и цветущее тело человека, который не хотел остеречься. Так, если не поберечь дверей души от входящих соблазнительных мыслей и образов, целые тучи как бы испарений болотных греха будут подниматься из низменных недр души и тела, заполнять все более и более душу и все существо человека, пока он не сделается неспособным уйти от этого болотного смрада, не привыкнет к нему, как различные обитатели болот.

Но если даже и утратил кто сокровище девственной чистоты, он все-таки, по милости всещедрого Бога, не лишился надежды причаститься прекрасных его дарований. Посмотрите на этих блудниц, которые приходили ко Христу с покаянием и предварили праведников мнимых в Царствии Небесном Мф. 21:31. Вспомните погружавшихся в бездну блуда Марию Египетскую, Пелагию, Евдокию и иных, которые слезами покаяния убелили одежды души своей и уподобились Ангелам. Вспомните даже праведника Ветхого Завета, в котором девство еще менее было похваляемо и ценимо само по себе, царя Давида, как он Пс. 50:9 покаянием, после того как срастворил грех прелюбодеяния с жестоким убийством. Вспомните особенно «во многия грехи впадшую жену», которая, «мироносицы вземши чин», пришла ко Христу, омывая слезами Его ноги, отирала их волосами, прежде прельщавшими взоры людей, сообщников ее греха, и вопияла Христу: «Да не отвержеши мене блудную, Родивыйся от Девы… радосте Ангелов». Вспомним все это и будем стенать и плакать, если утратил кто сокровище девственной чистоты, любезной Богу: «Сего ради к Тебе припадаю, и тепле вопию Ти: якоже блуднаго приял еси, и блудницу пришедшую: тако приими мя блуднаго и сквернаго, Щедре». Будем окаявать себя за растраченную чистоту души и тела, молясь усердно: «Мглою греховною и страстьми житейскими сплетаем ум окаянныя души моея, страсти различныя раждает и в помысл умиления не приходит. Но ущедри, Спасе, смирение мое и даждь ми помысл умиления, да и аз спасаемь прежде конца воззову благоутробию Твоему: Господи, Христе Спасе мой, отчаяннаго спаси мя и недостойнаго».

Вообще же будем помнить, что сохранил девство не столько тот, кто по каким-либо обстоятельствам, иногда вынужденно, не утратил телесной чистоты, но более тот, кто сохранил в сердце всецелую, нераздвоенную любовь к Богу. Он войдет в число тех девственников, которые, не связанные узами никакой земной плотской сласти в сердце, следуют за Агнцем Христом, куда бы Он ни пошел, и будут Христом от всякого колена и языка, и народа, и племени, ибо они и Таковые и на земле готовы всегда сретить Христа с открытыми дверями души Откр. 14:4–5, 5:9, 3:20, с зажженными светильниками, как девы мудрые, встречающие жениха Мф. 25:1–3. Они от всего сердца, сретая «Христа раждающегося», будут петь эту чудную песнь, которую начинает как бы нарочито петь святая Церковь именно с нынешнего праздника в честь Пресвятой Девы, вшедшей в храм для соблюдения своего девства и сделавшейся «невестокрасительным храмом» Самого Христа: «Христос раждается, славите; Христос с небес, срящите; Христос на земли, возноситеся. Пойте Господеви вся земля, и веселием воспойте людие, яко прославися».

Волынские Епархиальные Ведомости 1915. № 48–49. С. 702–704.

Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца

Святитель Николай Сербский (+ 1956):

«…Благой Господь никого не лишает Своего Царства, ни перед кем из ищущих вечной жизни, какого бы звания он не был, вечные не затворяет врата. По неизреченному человеколюбию Бог хочет, что все спаслись, и никто никому не может помешать спастись, если сам себе не помешает.

Богатому трудно войти в Царство не потому, что он богат, а потому, что редкий богатый может победить искушения, исходящие от богатства. Редкий богатый может удержаться от злоупотребления богатством, мало на свете богатых, которые на свое богатство не купили ад вместо рая, вечные муки вместо вечной жизни. Мало тех, кто не прилепился сердцем к богатству и не отпал от Создателя. Мало, но такие были. Трудно богатому войти в Царство небесное, но некоторые вошли. Вошел святитель Николай, вошел царь Неманя, вошли другие. Богатство не помешало, а даже помогло им войти в Царство и в календарь святых, ибо они употребили его во славу Божию и для спасения ближних. Обладая богатством, внутренне они были свободны от него. Все, что они имели, они считали Божиим имением, а себя рабами Божиими и казначеями чужого достояния, которым они распоряжались и раздавали согласно евангельским заповедям. Так они спасли свои души и помогли спастись другим. Это мужественные души, которые не дали богатству победить себя, но сами стали его победителями.

Помимо земного сокровища святитель Николай обладал еще тремя сокровищами, превосходящими по цене земные, — сокровище веры, сокровище правды и сокровище милосердия. Раздавая из любви ко Христу свое богатство бедным, он сам обеднел. Но те три сокровища умножались в нем до конца его земной жизни: чем больше веры отдавал он людям, тем богаче становился, чем больше ревновал о правде Божией, тем полнее становилась его душа, чем больше милосердия изливал он на людей, тем мягче становилось его сердце. Вера, правда и милосердие — вот небесные сокровища, которые от отдачи умножаются. Вера, правда и милосердие — вот три сокровища святителя Николая, которые он оставил в наследство Церкви и которые остаются нерастраченными. Это тройное сокровище оставил святитель Божий в наследство и вам, поминающим и прославляющим его сегодня. Знайте, прославляющие святого Николая, что ему приятнее отдать вам, нежели принять от вас.

Вера святого Николая была чиста, как хрусталь, и крепка, как алмаз. Он доказал это в Никее, когда, подвергая опасности собственную жизнь, защитил православие от еретика.

Правда Божия в святом Николае была яркой, как солнце. Он показал это, когда не дал палачу казнить трех невинно осужденных мужей. Святитель подбежал и успел собственной рукой вырвать меч из рук палача, снова ставя под угрозу свою жизнь.

А милосердие святого к нищим и убогим было подобно милосердию Христа. Он раздал как милостыню все свое имение, как правило делая это в тайне, обрекая себя на голод и бедность.

Но этот великий раб Божий не страшился ни еретиков, ни палачей, ни голода. Он твердо знал, что Всевышний внимателен к Своим верным слугам; так и было, Всевышний защищал его до конца жизни и так прославил его после смерти среди ангелов и людей, как прославлял немногих.

Но кроме трех великих духовных сокровищ — веры, правды и милости — святой Николай имел неисчерпаемую ризницу духовных благ, в ней были сокровища кротости, воздержания, поста, молитвы и смирения. Эту ризницу, переполненную духовными и нравственными сокровищами, оставил дивный святитель Христов в наследство вам, православным христианам. Сегодня эта ризница широко распахнута, и ее сокровища открыты для вас. Угодник Божий примет от вас и свечи, и молитвы, и славский хлеб не в дар, а в благодарность. Он сам сегодня предлагает вам свои дары. Если вы примете их, то и он примет вашу благодарность, но если вы его дары отвергнете, то и он ваши отвергнет. Смотрите, чтобы не презрели вы тех даров, которые предлагает вам этот богач Христов.

Святитель Николай — народный святитель, совершенный образ тех, кто, слыша слово Божие, спешил исполнить его и научить своим примером других. В этом причина того, что угодник Николай почитаем более многих святых учителей и мучеников. Это основание для того, что Церковь посвятила ему кроме этого дня, который празднуем мы сегодня, каждый четверг каждой недели года, наряду со святыми апостолами, ему — Николаю Мирликийскому чудотворцу».

Святитель Николай Сербский. Творите дела правды. Проповеди. Москва, Сибирская Благозвонница, 2009. С. 257–262.

Следующая статья
Обзор отзывов духовенства на проект документа Межсоборного присутствия «О христианском погребении усопших»
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)