Ответы на вопросы

Предыдущая статья
Вести из благочиний

Как относиться к близкому человеку, который ходит в храм на службы, причащается, исповедуется, соблюдает посты и в то же время врет родственникам?


Отвечает настоятель Покровского храма села Кудиново Богородского благочиния протоиерей Виктор Дорофеев: Прежде чем ответить на вопрос, давайте разберемся в сути поведения человека, который выполняет внешние правила благочестия, при этом сознательно совершает грехи, например, врет. Как известно, внешние правила христианского благочестия являются лишь средствами к достижению главной цели жизни христианина — стяжанию благодати Святого Духа. Или, иначе, исполнению главной заповеди о любви. То есть внешнее делание — участие в службах, Таинствах, соблюдение постов и т. д. должно давать конкретный результат — душа должна наполняться силой Духа, любовь наша должна становиться все более совершенной и всеобъемлющей — от Бога до врага. Любой грех — это яд, отравляющий душу, это грязь, оскверняющая ее изначальную Богом данную чистоту, поэтому в душе не могут одновременно уживаться и святость благодати Духа, и мерзость греха. В данном случае человек не только совершает явный грех — лжет, но еще и лукавит, ведь наверняка понимает, что поступает вопреки очевидным заповедям Господним. Такое сочетание греха и внешнего благочестия может не только не принести плода, но и очень опасно для духовного состояния человека. Апостол Петр говорит о людях, живущих нечестиво, в том числе и о наслаждающихся «обманами своими», что если они, «избегнув скверны мира через познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого» (2 Пет. 2:13, 20).

Теперь можно ответить и на поставленный вопрос — как относиться к такому человеку? А как вы будете относиться к человеку, который посадил грядку, а потом стал ее вытаптывать? Во-первых, в любом случае, к любому человеку нужно стараться относиться с любовью. В данном случае, думаю, этому человеку нужно посочувствовать и, если он будет слушать, помолившись, постараться объяснить безрассудность такого образа жизни, ведь «не войдет в него (небесный Иерусалим)… никто преданный мерзости и лжи» (Откр. 21:27). Ну, а если не послушает, молиться за него как за человека, имеющего духовные недуги.

Впрочем, иногда ложь может быть оправдана. Поясню на примере. Один мой знакомый врач прооперировал ракового больного. Диагноз больному не сказали, поскольку он был человеком очень мнительным. Операция прошла успешно, и этот человек прожил немало лет. Но однажды ему позвонил другой врач, который писал диссертацию об отдаленных последствиях такого рода операций, попросил о встрече и назвал причину произведенной ранее операции. Бывший больной после этого перестал ходить на работу, отвечать на звонки и через неделю умер. В данном случае, очевидно, ложь была вполне оправдана. Хотя, к слову, если бы речь шла о верующем человеке, адекватно принимающем свое состояние, ложь, конечно, не понадобилась бы.

Вернемся к вопросу. В нем несколько настораживает уточнение, что человек врет родственникам. Получается, во всех отношениях благочестивый, по крайней мере внешне, человек врет только родственникам. Напрашивается вопрос: а не в родственниках ли дело, не они ли провоцируют эту ложь? Например, ребенок уже давным-давно перешагнул порог совершеннолетия, а родственники каждый его шаг подвергают жесткому контролю и заставляют поступать исключительно по своим убеждениям, иначе — скандал. При этом забывают, что заповедь о почитании родителей не предполагает безраздельного пожизненного господства над жизнью детей. Власть родительская — это власть любви и авторитета, и если такую власть родители не обрели, нужно молиться и о своих духовных немощах, и о детях. Или другой пример. Создается новая семья, о которой Сам Господь сказал: «…оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей» (Быт. 2:24). И стараются молодые люди жить благочестиво, выстроить семейную иерархию по принципу «…всякому мужу глава Христос, жене глава — муж» (1 Кор. 11:3), но родственники всеми силами над этой Богом данной иерархией стараются еще водрузить власть тещи или еще кого-либо из родственников. Поэтому, чтобы не пребывать в постоянных конфликтах и семейных разборках и в первом, и во втором случаях молодые люди предпочитают врать. Не оправдывая ложь саму по себе, думаю, в таких случаях вопрос искоренения этого порока должен быть адресован в первую очередь родственникам.


С первой женой я венчался — есть дочь, развелся. Женился второй раз — есть два сына, развелся. Сейчас женат в третий раз, бегаю между второй и третьей женой. Помогите, пожалуйста, как мне определиться со своей жизнью.


Отвечает протоиерей Виктор Дорофеев: В первую очередь, нужно разобраться с тем, почему же так получается — третий брак и снова, по всей видимости, счастья нет. Очевидно, это не случайность. Особенно в наше время, когда мало кому удается создать семью, где мир и любовь не редкие гости, а основа ее существования. Получается странная ситуация — и мужчины, и женщины хотят счастья. Одной из главных основ счастья видят крепкую, хорошую семью, но создать такую семью мало кому удается. Попробуем на примере разобраться в причинах этого явления. Некоторое время назад ко мне пришли молодые супруги, которых я незадолго до этого венчал. Пришли выяснять отношения — уже успели серьезно поругаться. На мой вопрос — из-за чего произошла ссора — ответили: не из-за чего, просто «наболело, надоело, накопилось», а потом «выплеснулось». И это, к сожалению, нередкая причина семейных конфликтов. Понятно, такая ситуация не является нормальной. А как должно быть? Вспомним, что об этом говорит Священное Писание: главное в человеке — любовь, иначе он «медь звенящая или кимвал звучащий» (1 Кор. 13:1). Другими словами, духовно совершенный человек, а мы к этому все Богом призваны, не может не любить Бога, ближнего и даже врага. Он — как солнце, которое согревает всех окружающих, ему в радость и сама жизнь, и жертвованная любовь к людям, которая многократно увеличивает и саму радость жизни. Такой человек и сам становится притягательным для других людей. Вспомним преподобного Серафима Саровского и его приветствие приходящим людям: «Радость моя, Христос Воскресе!» Это происходит тогда, когда душа человека — полный сосуд Духа Божия. А если душа пустеет — любовь, мир, радость уходят, им взамен приходят депрессия, раздражение, все более актуальным в человеческих отношениях становится вопрос: «А что я из этого буду иметь?» При таком состоянии душ у супругов в семейных конфликтах вряд ли принципиально помогут житейские советы. Выход здесь один — постараться привести душу в порядок, чтобы она была светлой, сильной, чистой. Православие для этого имеет все необходимые средства. Это — главное. Что касается конкретной указанной в вопросе ситуации, можно посоветовать следующее. Во-первых, многоженство у нас, как известно, не принято, поэтому нужно, однозначно, жить в одной семье. Иначе, помимо всего прочего, мира и покоя не будет ни в одной, ни в другой семье. Во-вторых, межличностные отношения нужно стараться строить так, чтобы во время, когда придется подводить итоги своей земной жизни, ни у автора вопроса, ни у кого-либо из участников этой непростой семейной ситуации не только не оставалось неприязненных отношений, обид, но все до глубины души чувствовали, что они — родственники, родные люди, кроме этого, дети одного Отца, который есть Любовь.


Заключают ли трудовой договор со священнослужителями, оформляется ли трудовая книжка?


Отвечает благочинный Красногорского церковного округа протоиерей Константин Островский: Существует до сих пор не потерявшее своего значения письмо Управляющего делами Московской Патриархии от 5 ноября 2002 г. № 5958, в котором, в частности, даны следующие указания:

Со всеми сотрудниками прихода, кроме священнослужителей, необходимо заключать письменные трудовые договора. При этом следует обратить особое внимание на статьи 342–348 Трудового кодекса РФ, в которых изложены особенности трудовых отношений в религиозных организациях.

Со священнослужителями трудовые договора не заключается, но все обязательные отчисления за них делаются так же, как и за других сотрудников.

На всех работников религиозных организаций ведутся трудовые книжки по общим правилам (Постановление Правительства РФ от 16 апреля 2003 г. № 225). Признана практика справок и трудо-

вых книжек на священнослужителей для подтверждения стажа при назначении пенсии.

Особенно следует обратить внимание на распоряжения относительно священнослужителей. Дело в том, что нельзя в трудовой книжке ни написать, что клирика назначил на должность настоятель (это канонически недопустимо), ни написать, что его назначил Правящий архиерей (это соответствует действительности и согласно с законодательством, но не предусмотрено порядком ведения трудовых книжек). Выход из этого затруднения можно предложить следующий.

Например, священник Владимир Клюков назначен в штат Успенского храма г. Никольска, нужно сделать запись в трудовой книжке и назначить ему жалованье. Для этого можно издать такое распоряжение за номером, например, 123:

«В соответствии с Указом Управляющего Московской епархией от 30 ноября 2004 г. № 0000 о назначении священника Владимира Ивановича Клюкова в штат Успенского храма г. Никольска Московской области установить священнику Владимиру Ивановичу Клюкову ежемесячное жалованье в размере 8000 руб. с 1 декабря 2004 г. и внести в его трудовую книжку следующую запись:

01.12.2004 Назначен на должность священника. Распоряжение № 123 от 30 ноября 2004 года.

Настоятель, председатель Приходского совета Успенского храма г. Никольска

протоиерей Константин Петровский, 30 ноября 2004 г.».

Допустим, затем того же священника переводят на другой приход. Тогда может быть издано такое распоряжение за номером, например, 149:

«В соответствии с Указом Управляющего Московской епархией от 15 мая 2005 г. № 0000 о назначении священника Владимира Клюкова настоятелем Никольской церкви села Ивановского прекратить ему выплату жалованья с 16 мая 2005 г. и внести в его трудовую книжку следующую запись:

15.05.2005 Отчислен в связи с назначением настоятелем Никольской церкви села Ивановского Никольского района Московской области по Указу Управляющего Московской епархией от 15.05.2005 г. № 0000 (статья 77, пункт 5 Трудового Кодекса Российской Федерации). Распоряжение № 149 от 15 мая 2005 года.

Настоятель, председатель Приходского совета Успенского храма г. Никольска

протоиерей Константин Петровский, 15 мая 2006 г.».

При таком подходе записи в трудовых книжках о назначении клириков будут основываться на распоряжениях, как это и положено, председателя Приходского совета. Но в самих распоряжениях будет сказано, что назначения произведены Указами Правящего архиерея.


Часто встречаю в житиях святых и рассказах о современных старцах, как духовные чада настолько полно слушались своего наставника, что без благословения вообще ничего не предпринимали. Мне кажется, я так не смогу, а как же спастись?


Отвечает протоиерей Константин Островский: Не нужно путать борьбу со своеволием и отсечение своей воли перед волей старца. Первое обязательно для всех. А отсечение своей воли перед волей старца — великий и редкий подвиг, не только не обязательный, но и далеко не для всех возможный.

Мы восхищаемся мерой послушания преподобного Досифея и других святых послушников, которые без благословения старца даже и спать не ложились, и пищу не принимали. Это был подвиг отсечения своего произволения во всем, не только в злом, но и в, по-видимому, добром, ради того, чтобы дать простор одному-единственному произволению — соединиться со Христом.

Но когда человек не призван Богом к такому великому послушничеству, то нелепо пытаться изображать его. Ведь нелепо человеку, едущему на велосипеде, пытаться «давить на газ». Крутя педалями, он, пусть не скоро, но доедет до места назначения. А действуя так, как будто он ведет автомобиль, велосипедист не только никуда не доедет, но и рискует разбиться.

Если преподобный послушник, отсекая свою волю, не предпринимает ничего, даже малого, без благословения старца, это свято и богоугодно. Но если, скажем, мать семейства не берется за обычные домашние дела, не спросив позволения у духовника, это нелепость.

Для взрослых мирян ответственность за принятие решений — их жизненный путь и крест. Монашеский послушнический крест не возложен на нас, но от своего отказываться мы не должны. Советоваться с духовно опытными людьми по духовным, а иногда и по житейским вопросам — разумное и благочестивое дело. И хорошо со смирением следовать мудрым советам. Однако то, что на нас возложено Богом, мы должны нести сами и не должны пытаться перекладывать ответственность на своих духовных отцов. В первую очередь имеются в виду наши семейные, служебные и общественные обязанности.

С искреннего, ответственного исполнения этих обязанностей и нужно начинать борьбу со своеволием. Преуспев в этом и потерпев все, что Богу угодно будет нам послать, непрестанно молясь и никого не осуждая, можем и мы в конце концов очиститься от всех своих суетных желаний и в Царстве Небесном быть вместе со святыми послушниками и их духоносными старцами.


Читала в разных духовных книгах, что молитва без внимания не имеет смысла и даже оскорбительна для Бога. Но у меня внимание все время рассеяно: и в храме, и дома. Что же делать? Вообще не молиться, чтобы еще больше не прогневать Бога?


Отвечает протоиерей Константин Островский: В святоотеческом понимании слова молитвы, произнесенные одними устами без участия ума и сердца, сами по себе действительно не являются молитвой. Это лишь упражнение для нашей омертвевшей души. Когда душа немного оживет и ум привлечется к словам, это уже будет молитва, но как бы хромая, ковыляющая на одной ноге, ибо Бог ждет, когда откликнется наше сердце.

И все же молиться необходимо. Пусть даже сердце молчит и ум не собран. Будем молиться хотя бы рассеянно, хотя бы только устно. По учению святых отцов, словесное моление постепенно привлечет к себе внимание ума, лишь бы пребывать в смирении.

Сказанное, кстати, относится не только к начинающим. Бывает, при больших искушениях помыслы так захватывают душу, что ум никак не собрать. Тогда полезно, если позволяют обстоятельства, просто молиться вслух. Этим наше внимание привлекается к молитве, ум успокаивается и начинает молиться, сердце располагается к молитве.

Конечно, если человек, молящийся одними устами, начинает мнить себя молитвенником, он заблуждается. Если мы молимся устно, искренне укоряя себя за рассеяние, такая молитва есть плод сердечного расположения к Богу, и Бог принимает ее.

Многие христиане жалуются, что очень рассеиваются во время богослужения. Уклонение ума от молитвы это, конечно, зло. В то же время не нужно думать, что отстоял в рассеянии службу — зря в церковь ходил. Если бы в церковь не пошел, то рассеялся бы еще больше. Плохо, когда человек пришел в храм, простоял три часа в рассеянности и думает, что он этим исполнил свой долг и Богу угодил. Это фарисейство, это гордость. А если мы каемся в своей рассеянной «хромой и сухой» молитве, то уже в этом есть немалая польза.


Как же так получается у христиан, что человек, живущий всю жизнь разгульно и во грехах, придя в храм на исповедь и покаявшись, получает полное прощение? Этак он может преднамеренно грешить, зная, что в любой момент покается и будет прощен.


Отвечает настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское Ногинского района протоиерей Игорь Гагарин: Все не так просто. Покаяние — это не обряд, который человек совершает, приходя в храм на исповедь. Покаяние — это перемена жизни. Покаяться — это значит твердо решить изо всех сил стараться не возвращаться ко греху, и более того — делать добрые дела, противоположные тем, в которых покаялся. Так мытарь Закхей, нажившийся за чужой счет, сказал Господу, посетившему его дом: «Господи! половину имения моего я отдам нищим и, если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19:8). Вот это покаяние!

Иоанн Предтеча, призывая людей обратиться и покаяться, на их вопрос «что же нам делать» отвечал: «У кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай то же» (Лк. 3:11).

Конечно, прийти в Церковь на исповедь необходимо, но если все покаяние исчерпывается только этим, едва ли будет оно спасительно. Как пишет в одном из писем преподобный Амвросий Оптинский, иногда бывает, что священник накрывает такого «кающегося» епитрахилью, читает над ним разрешительную молитву, говоря грешнику «прощаю и разрешаю», а Бог неслышно произносит: «А Я не прощаю». И дело здесь не в тяжести греха. Господь смотрит в сердце — только там истинное покаяние. Слова и обряды — одежда, в которую облекается наша душа. Она может ввести в заблуждение людей (в том числе и священника), но не Бога. Бог душу и сердце человека.

Скажу и о тех, кто «преднамеренно» грешит, рассчитывая когда-нибудь покаяться. Наверное, это самый тяжелый в нравственном отношении случай. Плохо, когда человек просто грешит, не думая ни о каком покаянии, но гораздо хуже, когда, греша, надеются еще и «перехитрить» Бога. Но никому не удастся обмануть Того, в Чьих руках все обстоятельства нашей жизни, каждый вздох и выдох, от Кого зависит, проснемся ли мы завтра. Разве не каждый день слышим мы об автокатастрофах, взрывах, инсультах, инфарктах и прочих бедах, постигающих то одного, то другого брата нашего? У большинства из тех, кто «не проснулся», «не доехал», «не дошел», и сомнения не было в том, что «проснутся», и «доедут», и «дойдут». Мало ли тех, кто шел на свидание с любовницей, а пришел на Суд Божий! Мне в этой связи вспоминается одна совсем молодая женщина, которую как-то отпевал. Она умерла ночью в своей постели. А накануне в ее жизни произошло очень важное событие, писать о котором не стану. Вечером, прощаясь с друзьями, она сказала: «Завтра начинаю новую жизнь». Это были последние слова, услышанные от нее перед смертью. А ночью что-то случилось с сердцем, на которое она до этого никогда не жаловалась.

Не хочу никого пугать и желаю всем долгих лет жизни, но и у тех, кто доживает до глубокой старости и имеет возможность внимательно и серьезно подготовиться к переходу в вечность, дела обстоят не лучшим образом, если вся жизнь до этого была проведена без сознательной и серьезной веры. Сколько раз и я, и другие священники исповедали и причащали на смертном одре старичков и старушек, для которых их предсмертная исповедь была первой в жизни. И что же приходится слышать очень часто? «Нет у меня никаких особых грехов». «Я прожил честно — не воровал, не убивал». В лучшем случае после разъяснения батюшки признает такой человек, что грешен, но в чем грешен, в чем виноват перед Богом и людьми, добиться бывает почти невозможно. И хотя, конечно, лучше такая исповедь, чем никакая, но это совсем не то, чего хочет и ждет от нас Господь.

Если действительно от всего сердца приняли мы решение начать новую жизнь, если пробудилась в душе спасительная жажда чистоты и правды, тогда не сомневайтесь — прощены и забыты грехи наши. Только бы нам не на словах, а самим делом подтвердить себе, Богу и людям, что покаяние и обращение наше не формально, что со старым покончено, что мы постараемся с Божией помощью стать новыми.


Следующая статья
Круглый стол на тему «Материнство — великая миссия женщины»
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)