Иконография святых мучеников

Кровию твоею честною землю освятил еси,
и венец нетленный приял еси…

Служба мученику общая,
стихира на «Господи, воззвах»

Какие удивительные слова слышим мы в «Чине освящения храма, от архиерея творимого»! Яко свят еси, Боже наш, иже на пострадавших по Тебе честных мученицех почиваеши… Господь утверждает храм Свой — Дом небоподобный — на святых мучениках.

Высота мученического служения становится понятной уже из самого значения греческого слова μάρτυς — «свидетель». Прежде всего, мученичество есть следование путем Христовым, повторение страстей и искупительной жертвы Христовой. Единородный Сын Божий выступает как первообраз мученичества, свидетельства собственной кровью — вспомним Его ответ Пилату: Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать (μάρτυρήσω) об истине (Ин. 18:37).

Это слово относится и к апостолам — свидетелям жизни и воскресения Христа: явившись им после воскресения, Христос говорит: Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями (μάρτυρες) в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли (Деян. 1:8). В. В. Болотов называл мученичество продолжением апостольского служения в мире: с распространением гонений на христиан подвиг свидетельства принимают на себя мученики, которые своей добровольной смертью за веру Христову свидетельствуют о победе Христа над смертью.

Священное Писание содержит описание подвига первого христианского мученика, архидиакона Стефана. Предстоя пред осудившим его синедрионом, первомученик Стефан, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога, и сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога (Деян. 7:55–56). Этим Стефан свидетельствовал о Царствии Небесном, открывшемся для него во время и в результате мученичества. Само мученичество Стефана напоминает страсти Христовы. Когда его побивали каменьями, он воскликнул громким голосом: Господи, не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил (Деян. 7:60). Сравним его слова с тем, что говорил Христос на Кресте: Отче прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23:34). Начиная со Стефана, в своем мученичестве следуют путем Христа и все свидетели — мученики последующих времен.

Первые изображения святых мучеников в христианской традиции появляются практически одновременно с развитием их почитания. Первоначально это были, видимо, надгробные изображения, смысл которых заключался в победе над смертью и спасении для Царства Небесного. Такими свидетельствами для раннехристианского искусства были ветхозаветные сюжеты: Даниил во рву со львами, три отрока в пещи огненной, а также Ной, пророк Иона и другие.

Первые изображения собственно мучеников появляются в мартириумах — храмах, возведенных над могилами мучеников. Ранние фрески изображали там святых мучеников в их прославленном состоянии — смерть побеждена, торжествует вечная жизнь. Такова была иконография мучеников от времени утверждения в IV—V вв. до периода иконоборчества.

В куполе храма св. великомученика Георгия в Салониках (конец IV в.) сохранились мозаичные изображения мучеников Онисифора, Порфирия, Косьмы, Приска. В сочетании с изображением окруженного ангелами Христа Спасителя с крестом в руке эти образы символизировали Горний Иерусалим. Изображения мучеников — свидетелей Христовой победы, занимают прочное место в системе храмовой росписи: в армянском трактате «Против иконоборцев», написанном в начале VII в. Вртанесом Кертохом, наряду с сюжетами христологического цикла упоминаются присутствовавшие в храмовых росписях изображения пророков, апостолов, архидиакона Стефана и других мучеников.

Циклы росписей исторического характера, иллюстрирующих житие того святого, чьи мощи находились в данном сооружении, появляются уже в мартириумах. Следует упомянуть некоторые особенности иконографии мучеников раннего периода. Почти на всех изображениях, начиная с первомученика Стефана, присутствует крест. Он изображается в руках святого и является символом и апостольского благовествования, и символом жертвенности. В иконографии мучеников используется красный цвет как образное выражение страданий за веру, и красные одежды мучеников — символ пролитой крови. По словам Тертуллиана, кровь христиан была тем семенем, из которого произрастала вера.

Как известно, начиная со времени правления императора Декия (249–251) и вплоть до Миланского эдикта 313 г. преследования христиан имели своей целью не столько казнь христиан, сколько принуждение их к отречению — отсюда изощренные пытки (причем выдержавшие их не всегда подвергались казни), описание которых мы находим во множестве житий. Гонения данного периода наряду с мучениками дают множество исповедников. Преследованию подвергались в это время прежде всего предстоятели церквей.

Наиболее жестокими были гонения в конце царствования Диоклетиана (284–305) и последующие годы: был издан ряд эдиктов, лишавших христиан всяких гражданских прав; в тюрьму заключали всех представителей клира — от них требовали отказа от христианства и принесения жертв. Эдикт 304 г. предписывал всех вообще христиан повсеместно принуждать к принесению жертв, применяя любые пытки. Мученичество не прекратилось даже после Миланского эдикта 313 г., провозгласившего полную веротерпимость. Страдальцы за веру появлялись при императорах-арианах в Персидской империи, в различных странах, где христианство сталкивалось с язычеством, в ходе борьбы ислама с христианством и т. д.

После прекращения гонений развившееся в IV—V вв. почитание мучеников определенным образом регламентировалось. Празднование памяти святого становилось торжеством общецерковным; дни памяти различных мучеников (dies natalis — дни рождения для жизни вечной) объединялись в годовой цикл, составлялись мартирологи. Складывалась и общепринятая иконография.

Святые мученики на иконах предстают не в своем земном служении, а в своей небесной славе, предстоящими Богу в Царстве Небесном. Появляющиеся позднее на иконах житийные клейма служат лишь дополнением к основному образу, изображающему святого во славе. Вырабатываются определенные типы изображения, позднее (начиная с XVI в.) фиксируемые в иконописных подлинниках.

Первые изображения святых мучеников на Руси представляли собой типичные для византийской иконографии послеиконоборческого периода изображения святых в небесной славе. Вот несколько примеров.

Хранящееся в Третьяковской галерее мозаичное изображение великомученика Димитрия Солунского начала XII в. из соборного храма Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве (взорванного в 1935 г.) представляет собой ростовую фигуру полностью вооруженного воина в доспехах золотого цвета, на золотом фоне. Великомученик Димитрий предстает здесь не столько как мученик, скорее это мужественный воин-победитель — славянские народы почитали его как своего небесного покровителя. Отметим, что в традиционной иконографии великомученика Димитрия — в том числе, в базилике св. Димитрия в Салониках V в., великомученик изображался в хитоне и плаще с тавлием.

Таковы же и две иконы великомученика Георгия — из Третьяковской галереи и музеев Московского Кремля. Разница лишь в том, что вместо золота для этих икон характерен цвет красный — мученический. Но это, прежде всего, воин-победитель — покровитель русского воинства.

Совсем по-иному представлены великомученики Димитрий и Георгий, да и другие мученики, на иконах с житийными клеймами. Здесь мы видим, что именно и какой ценой они преодолели. Это наглядная иллюстрация жития.

Великомученик Георгий был сыном богатых и благочестивых родителей, воспитавших его в христианской вере. Поступив на военную службу, будущий святой своим умом, храбростью, физической силой достиг звания тысяченачальника и сделался любимцем императора Диоклетиана — талантливого правителя, но фанатичного приверженца римских богов. Диоклетиан пытался реанимировать в Римской империи отмирающее язычество и вошел в историю, как уже указывали выше, в качестве одного из самых жестоких гонителей христиан.

Предвидя, что его тоже ожидают страдания, Георгий раздал свое имущество бедным, отпустил на волю своих рабов, явился к Диоклетиану и, объявив себя христианином, обличил его в жестокости и несправедливости. Речь святого была полна сильных и убедительных возражений против бесчеловечного императорского указа о преследовании христиан.

После безрезультатных уговоров отречься от Христа император приказал подвергнуть святого различным мучениям. Его заключили в темницу, где положили спиной на землю, ноги заковали в колодки, а на грудь положили тяжелый камень. Подвижник мужественно переносил страдания и прославлял Господа. Тогда палачи Георгия начали изощряться в жестокости. Они били святого воловьими жилами, колесовали, бросали в негашеную известь, принуждали бежать в сапогах с острыми гвоздями внутри. Святой мученик все терпеливо переносил. Видя бесполезность дальнейший истязательств, император приказал отрубить мечом голову святому. Святой великомученик Георгий отошел ко Христу в Никомидии в 303 г.

Великомученика Георгия за мужество и за духовную победу над мучителями, которые не смогли заставить его отказаться от веры Христовой, а также за чудодейственную помощь людям в опасности называют еще Победоносцем. Мощи святого Георгия Победоносца находились в палестинском городе Лидде в храме, носящем его имя, а честная глава его — в Риме в храме, тоже посвященном ему.

Традиционное для русской иконописи изображение великомученика Георгия — сидящим на белом коне и поражающим копьем змия. Это изображение основано на предании и относится к посмертным чудесам святого великомученика Георгия: в окрестностях города Бейрута в озере жил змей, часто пожиравший людей той местности. Суеверные жители для смягчения ярости змея стали приносить ему человеческие жертвы, и однажды жребий выпал на дочь правителя той местности. Ее отвели к берегу озера и привязали, где она в ужасе стала ожидать появления чудовища. Внезапно появившийся воин на белом коне копьем поразил змея и спас девицу. Это был святой великомученик Георгий. Таким чудесным явлением он не только прекратил человеческие жертвоприношения, но и обратил ко Христу жителей той страны, которые до этого были язычниками.

Святой Георгий почитается и как покровитель русского воинства. Изображение святого Георгия Победоносца на коне символизирует победу над диаволом — «древним змием» (Откр.12:3; 20:2). Это изображение было включено в древний герб города Москвы.

Икона великомученика Георгия в житии (начала XIV в.) из Государственного русского музея в среднике имеет изображение великомученика, поражающего змия, а в клеймах — последовательный рассказ о перенесенных великомучеником страданиях.

Иконы великомученика Димитрия Солунского, также начала XIV в., из государственного музея-заповедника «Ростовский кремль» и великомученика Феодора Стратилата конца XIV в. из Новгородского музея-заповедника столь же подробны (даже количество клейм совпадает — их 14). В среднике — ростовые изображения святых.

Упомянем здесь основные моменты жития великомученика Димитрия с тем, чтобы понятнее были сюжеты клейм иконы. Святой родился в городе Солуни в Греции; родители, тайные христиане, крестили его и наставили в вере. Отец его, римский проконсул, умер, когда Димитрий достиг совершеннолетия. Император Максимиан Галерий, вступивший на престол в 305 г., назначил Димитрия на место отца властителем и воеводой Фессалонийской области. Главной обязанностью Димитрия было защищать свою область от внешних врагов, но император потребовал от него также, чтобы он истреблял христиан. Димитрий вместо этого стал искоренять языческие обычаи, а язычников обращать ко Христовой вере.

Конечно, императору вскоре донесли, что проконсул Димитрий — христианин. Возвращаясь из похода против сарматов, населявших причерноморские степи, Максимиан остановился в Солуни. Готовясь к смерти, Димитрий раздал свое имущество бедным, а сам предался молитве и посту. Император заключил проконсула в темницу и стал развлекать себя и жителей Солуни гладиаторскими сражениями в цирке. Христиан разыскивали и тащили на арену. Известный среди гладиаторов германец Лий легко одолевал кротких христиан в сражении и, при ликовании озверевшей толпы, сбрасывал их на копья воинов.

Ученик Димитрия, юноша Нестор, навестил Димитрия в темнице, и святой благословил его на единоборство с Лием. Укрепляемый Богом, Нестор одолел гордого гладиатора и бросил его на копья воинов. Нестора должны были наградить как победителя, но вместо этого его казнили как христианина.

По приказу императора темничная стража пронзила Димитрия копьями в 306 г. Тело великомученика Димитрия выбросили на съедение зверям, но солуняне тайно предали его земле. Слуга Димитрия Лупп взял кровавую ризу и перстень мученика и начал ими исцелять недужных. Его тоже казнили. В правление императора Константина Великого (324–337 гг.) над могилой великомученика Димитрия воздвигли храм, а через сто лет были обретены его нетленные мощи. При гробе святого совершались чудеса и исцеления. В правление императора Маврикия авары, жившие на Дону, осадили город Солунь. Святой Димитрий явился на городской стене, и 100-тысячное войско осаждавших обратилось бегство. В другой раз святой спас город от голода. Житие святого Димитрия повествует, что он освобождал пленных от ига неверных и помогал им достигнуть Солуни. С VII в. из раки святого Димитрия начало истекать благовонное и чудотворное миро, что было засвидетельствовано в летописных источниках того времени. По этой причине великомученик именуется Мироточивым.

Великомученик Феодор происходил из города Евхаит (в Малой Азии, ныне Турции) и был воеводой (по-гречески — «стратилатом») в городе Гераклее, близ Черного моря. Своей благочестивой жизнью и кротким управлением он расположил к себе сердца горожан, и многие язычники, видя его добродетельную жизнь, принимали веру Христову. Когда слух об этом дошел до императора Ликиния (308–323 гг.), соправителя Константина, он прибыл в Гераклею и принуждал Феодора поклониться идолам. Когда же святой Феодор остался непоколебимым, разгневанный правитель приказал подвергнуть исповедника Христова жестоким мучениям.

Святого Феодора растянули на земле, били железными прутьями, строгали его тело острым железом, палили огнем и, наконец, распяли на кресте и выкололи глаза. Ночью ангел явился мученику, снял его с креста и совершенно исцелил его. Наутро слуги Ликиния, посланные бросить тело святого Феодора в море, увидев его совершенно здоровым, уверовали во Христа. Уверовало также и много других язычников, видевших чудо Божие. Узнав об этом, Ликиний приказал обезглавить святого Феодора, и он умер в 319 г.

Мученический подвиг, конечно, не был уделом исключительно воинов. Святые, мученически пострадавшие за исповедание веры христовой в священном сане, именуются священномучениками. Как правило, мученическим подвигом завершалось служение епископов ранних периодов гонений на христиан.

Икона священномученика Харалампия XVIII в. из Владимиро-Суздальского музея-заповедника изображает мученический подвиг святого, служившего во второй половине II в. епископом в городе Магнезии, в Фессалии. Он обратил ко Христу многих из язычников, наставлял их на путь спасения, поучая Слову Божию. За Евангельскую проповедь святого епископа Харалампия привели на суд к правителю Лукиану и военачальнику Лукию. Угрожая мучениями, они требовали от епископа Харалампия принесения жертвы языческим богам. В ответ святой твердо исповедал свою веру во Христа. Тогда Харалампия подвергли жестоким истязаниям. Его подвесили на дереве и строгали тело железными крюками до тех пор, пока не содрали кожу с головы до ног. «Благодарю вас, братие, — говорил при этом мученик. — Острогавши тело, вы обновили мой дух». Воины Порфирий и Ваптос, истязавшие святого епископа, были так поражены его незлобием и терпением, что сами открыто исповедали веру в Воскресшего Христа. Оба они были тотчас усечены мечом. Вместе с ними были усечены три женщины, которые, подобно Порфирию и Ваптосу, уверовали во Христа.

Военачальник Лукий сам взял орудия пыток и жестоко терзал тело святого Харалампия, но вдруг руки его отнялись у локтей. Лукиан, увидя это, плюнул в лицо священномученика Харалампия, и внезапно голова его повернулась назад лицом. Тогда народ, объятый ужасом, стал молить святого мученика отвратить Божий гнев. С ними просил и Лукий. По молитвам святого мученика Лукий и Лукиан были исцелены. Тогда и Лукий уверовал во Христа и крестился. Множество очевидцев также обратились к истинной Христовой вере, другие получали исцеления от различных недугов по молитвам священномученика Харалампия.

Лукиан донес обо всем случившемся императору Септимию Северу (193–211), находившемуся в Антиохии. Император распорядился привести святого к нему. Исполняя приказание, воины вбили в тело мученика острый железный гвоздь, в бороду вплели веревку и, обмотав вокруг шеи, повлекли его к императору. Сам император, увидев святого, вонзил в грудь священномученика Харалампия три острых кола, а потом приказал палить его на медленном огне. Однако сила Божия укрепляла святого Харалампия, и он остался невредим.

По молитве священномученика вновь стали совершаться чудеса. Святой изгнал диавола из человека и воскресил мертвого юношу. Сам император пришел в ужас, но вскоре вновь ожесточился и подверг святого Харалампия другим страшным мукам. Видя его терпение, дочь Септимия Севера Галина уверовала во Христа и стала убеждать в истинности христианской веры своего отца. Несмотря на это, император после новых истязаний осудил священномученика на смерть — его усекли мечом.

Приведенные здесь клейма иконы иллюстрируют лишившегося рук Лукия и пытку медленным огнем: некая женщина решила принять участие в истязаниях; она взяла поварешку, зачерпнула горячий пепел и стала сыпать в глаза священномученику.

Икона священномученика Ипатия Гангрского из собрания Третьяковской галереи написана в XVI в. в Твери. Святой Ипатий был епископом города Гангры в Пафлагонии (Малая Азия), в 325 г. он принимал участие в I Вселенском Соборе в Никее, на котором была предана анафеме ересь Ария. Когда в 326 г. святитель Ипатий возвращался из Константинополя в Гангры, в пустынном месте на него напали последователи раскольников Новата и Фелициссима. Еретики изранили его мечами и кольями и сбросили с высокого берега в болото. Подобно первомученику архидиакону Стефану, святитель Ипатий молился за убивавших его. Женщина-арианка ударила святителя камнем по голове, и он скончался. Убийцы скрыли тело мученика в пещере, где его обнаружил крестьянин, хранивший там солому. Опознав тело епископа, он поспешил сообщить об этом в город, и жители Гангр с честью погребли мощи своего любимого архипастыря.

Как известно, гонители веры Христовой не щадили ни женщин, ни детей.

Одной из почитаемых святых на Руси издавна была великомученица Параскева. Икона XVI в. из Дмитровского кремля и современная ей тверская икона из Музея имени Андрея Рублева раскрывают картину мученического подвига святой подвижницы, пострадавшей за Христа при императоре Диоклетиане. Великомученица Параскева родилась в городе Иконии в Малой Азии. Родители ее особо чтили пятницу, когда на Кресте пострадал Господь Иисус Христос. В честь этого дня они и дочь свою назвали Пятницей (по-гречески Параскева). Она рано осиротела. Достигнув совершеннолетнего возраста, Параскева приняла обет девства и заботилась о распространении веры Христовой среди язычников.

Когда в город прибыл военачальник императора Диоклетиана, которому было поручено истребить христиан, Параскева отказалась принести жертву идолам и за это была подвергнута истязаниям. Ее повесили на дереве и терзали тело железными гвоздями и потом изъязвленную до костей и едва живую бросили в темницу. Бог не оставил святую страдалицу и чудесно исцелил ее. Злобный мучитель не вразумился этим чудом и продолжал истязать святую Параскеву, приказав повесить на дереве и жечь факелами. Наконец ей отсекли мечом голову. Христиане похоронили тело святой Параскевы; от мощей великомученицы подавались исцеления болящим.

На иконе XVIII в. из Краснодарского художественного музея изображены святые, также пострадавшие при императоре Диоклетиане. Иулитта была молодой вдовой знатного происхождения, проживала в Иконии вместе со своим сыном Кириком. Во время гонений, боясь мучений, она оставила все свое имущество и с трехлетним Кириком в сопровождении двух рабынь покинула Иконию и жила как нищая странница вначале в Селевкии, а затем в Тарсе. Во время гонений на христиан в Тарсе Иулитта была узнана и приведена вместе с сыном на суд градоначальника Александра. Перед правителем Иулитта исповедала себя христианкой. Ее разлучили с сыном и подвергли бичеванию. Кирик, видя мучения матери, плакал, говорил, что он тоже христианин, и требовал, чтобы его пустили к матери. В гневе Александр сбросил ребенка с каменного помоста, и Кирик скончался. Иулитту подвергли новым мучениям (строгали тело железными зубьями, поливали раны кипящей смолой), но она отказалась принести жертвы языческим богам. Александр приговорил святую к отсечению головы, что и было исполнено. Тела Кирика и Иулитты были оставлены палачами без погребения за городом, но рабыни Иулиты ночью тайно погребли их. Позднее мощи святых были обретены и находились в соборе Святой Софии до падения Константинополя.

Надо отметить, что подробное, со множеством деталей, изображение «технологии мучительства» не вызывало у зрителя отторжения, оно не было натуралистично, а способствовало появлению сострадания. Эта традиция в позднейшей иконографии себя изживает; на иконе XIX в. из Рублевского музея изображена великомученица Екатерина со сценой мучений. Колесование святой изображено столь изящно, что у молящегося перед такой иконой не возникает мысли о мученическом подвиге святой. Между тем, как свидетельствует житие этой невесты Христовой премудрой, терзали ее жестоко. Изображенное на иконе ажурное колесо на самом деле представляло собой страшное орудие пыток.

Наш краткий обзор иконографии мученического подвига завершим словами о том, что век двадцатый дал миру сонм свидетелей — новомучеников и исповедников, пострадавших за Христа. Прославление Собора новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года открыло новую страницу в иконографии мученического подвига.

Епископ Балашихинский Николай

Литература и источники:

Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т. 1–2. М., 1963.

Иконописный подлинник сводной редакции XVIII века под редакцией Г. Д. Филимонова. М., 1876.

Иконы Владимира и Суздаля. М. 2006.

Иконы Ярославля 13–16 веков. М., 2002.

Лазарев В. Н. История византийской живописи. Т. 1–2. М., 1986.

Лазарев В. М. Русская иконопись от истоков до начала XVI века. М., 1983

Майорова Н., Скоков Г. Русская иконопись. Сюжеты и шедевры. М., [б.г.]

Следующая статья
Похоронные обряды христиан первых веков
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)