Архимандрит Николай (Погребняк). Иконография пророческого служения

Ко спасению относились изыскания и исследования пророков,
которые предсказывали о назначенной вам благодати.

(1 Пет. 1:10)

Начиная разговор о пророческом служении — а оно буквально пронизывает весь Ветхий Завет, то есть всю историю рода человеческого от момента творения до явления в мир Единородного Сына Божия, — следует сразу сказать, что при всем многообразии этого служения, при всем многообразии истин, открытых через них Богом, все пророки возвещали об одном — о спасении. Апостол Петр говорит об этом так: К сему-то спасению относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о назначенной вам благодати, исследывая, на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Христов, когда Он предвозвещал Христовы страдания и последующую за ними славу. Им открыто было, что не им самим, а нам служило то, что ныне проповедано вам благовествовавшими Духом Святым, посланным с небес, во что желают проникнуть Ангелы (1 Пет. 1:10–12). Это общее для них свойство нашло отражение и в иконографии, которая представлена большим и разнообразным количеством памятников, древнейшие из которых относятся к VI в. (мозаики церкви Сант Аполлинаре Нуово в Равенне). Церковное почитание их началось еще раньше, уже в эпоху равноапостольных Константина и Елены, когда в Константинополь были перенесены мощи некоторых пророков. Но формирование иконографии относится к периоду более позднему — к XI—XII вв.

К этому времени относятся все знаменитые памятники, в которых можно найти изображение пророков, говоривших в назидание, увещание и утешение (1 Кор. 14:3) — мозаики и фрески Осиос Лукас в Фокиде (1030—1040 гг.), Софийского собора в Киеве (того же времени); мозаики монастыря Неа Мони на о. Хиос и церкви Успения Богородицы в Нике (середина XI в.), каппадокийские мозаики храмов Эльмали Килисе и Каранлик Килисе в Гереме, мозаики собора монастыря Дафни в окрестностях Афин, росписи монастыря Велюса в Македонии (конец XI в.), мозаики собора Сан Марко в Венеции (начало XII в.), мозаики собора в Монреале (Сицилия, XII в.) и другие.

Толкования на книги пророков принадлежат преподобному Ефрему Сирину, святителю Кириллу Александрийскому, блажному Феодориту Киррскому; памятники гимнографии — святителю Герману Константинопольскому, преподобным Иоанну Дамаскину и Феофану Исповеднику.

Первое упоминание пророческого служения в Священном Писании касается Авраама — Господь во сне говорит о нем Авимелеху, царю Герарскому: он пророк и помолится о тебе, и ты будешь жив (Быт. 20:7).

Но православная традиция начинает счет пророков с Боговидца Моисея — он больше, чем пророк: Господь сказал Моисею: смотри, Я поставил тебя Богом фараону, а Аарон, брат твой, будет твоим пророком (Исх. 7:1); И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей, которого Господь знал лицем к лицу, по всем знамениям и чудесам, которые послал его Господь сделать в земле Египетской над фараоном и над всеми рабами его и над всею землею его, и по руке сильной и по великим чудесам, которые Моисей совершил пред глазами всего Израиля (Втор. 34:10–12).

Иконописные подлинники дают такое описание внешности пророка Моисея: «Великий старец 120 лет, еврейского типа, благонравный, кроткий. Плешив, со средней величины бородой прядями, очень красив собою, телом мужествен и силен. Носил нижний хитон синего цвета, с разрезом спереди и подпоясанный (ср.: Исх. 39:12 и след.); сверху — ефод, т. е. длинное полотно с прорезом посредине для головы; на голове — покрывало, на ногах — сапоги. В руках у него — жезл и две скрижали с 10 заповедями». Наряду со скрижалями изображали и свиток с надписью: «Кто есмь аз, яко да пойду к фараону царю египетскому, и яко да изведу сыны израилевы от земли египетския» (Исх. 3:11). Иногда приводится другой текст: «Помощник и покровитель бысть мне во спасение; Сей мой Бог и прославлю Его, Бог Отца моего и вознесу Его» (Исх. 15:1). Существует традиция изображать пророка еще достаточно молодым («средовеком»): это иконы с изображением пророка при Купине неопалимой, изувающим сапоги от ног своих (Исх. 3:5), или получающим от Господа скрижали.

Следует отметить одну важнейшую грань пророческих речений — об этом свт. Андрей Критский в своем Слове на Рождество Пресвятой Богородицы говорит так: «нет ни одного места во всем Богодухновенном Писании, где бы внимательный исследователь не увидел разных, повсюду рассеянных указаний на Божию Матерь». Святитель Григорий Нисский говорил, что уже пророк Моисей в видении неопалимой купины — горевшего, но не сгоравшего куста, «предузнал тайну» будущего материнства и девства Божией Матери (Исх. 3:2). Свт. Андрей Критский в указанном выше творении приводит перечень ветхозаветных прообразов Божией Матери: «Сколь величественными именами Она украшена, и как выразительно во многих местах Писания показана. Так, желая говорить о Ней, оно именует Ее Девой, Отроковицей, Пророчицей, далее — Брачным Чертогом, Домом Божиим, Храмом Святым, Второй Скинией, Святой Трапезой, Жертвенником, Очистилищем, Златой Кадильницей, Святым Святых, Херувимом славы, Златой Стамной, Ковчегом Завета, Иерейским Жезлом, Царским Скипетром, Диадимой Красоты, Сосудом с миром помазания, Алавастром, Свещником, Курением, Светильником, Светильницей, Колесницей, Купиной, Камнем, Землей, Раем, Страной, Нивой, Источником, Агницей…»

Одно из ранних пророчеств о Рождестве Христовом принадлежит пророку Валааму (книга Чисел), но более и яснее всего тема эта раскрыта Исаией, которого даже называют ветхозаветным Евангелистом. Именно ему принадлежат слова о рождении Христа от Девы: Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве примет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил, что значит: с нами Бог (Ис. 7:14).

Далее (Ис. 8) в своих пророчествах Исаия подробно говорит о чудесном Младенце, который родится от Девы: Разумейте народы и покоритесь: Ибо с нами Бог… Младенец родился нам — Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут Имя Ему: Чудный, Советник, Бог Крепкий, Отец вечности, Князь мира.

Великими принято именовать пророков Исаию, Иеремию, Иезекииля и Даниила. Кроме них Ветхий Завет содержит еще 12 книг малых пророков — так они называются потому, что их книги сравнительно небольшие, имеют лишь несколько глав. Но говорят они о вещах чрезвычайно важных. Так, пророк Михей записал известное пророчество о Вифлееме, которое цитировали иудейские книжники, когда царь Ирод спросил их, где должен родиться Христос. И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? Из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение изначала, от дней вечных (Мих. 5:2).

С появлением и развитием высокого иконостаса, примерно с XV в., в его состав вошел т. н. пророческий ряд. Первоначально в центре его помещали пророков Давида и Соломона, с XVI в. — образ Богоматери «Знамение». До XVI в. пророков изображали поясными, позднее — в полный рост. Богоматерь писали сидящей на престоле с Младенцем Христом на коленях. Конечно, появление в иконостасе целого чина пророков (равно как и упоминание чина пророческого в 8-м члене Символа веры, установленное отцами II Вселенского Собора) — несомненное свидетельство того, что Церковь видела в пророческом служении не только историческое явление, но и непреложный компонент спасения человека в Церкви. Исторически понятие пророческого служения претерпевало изменения, но важность этого призвания не вызывала сомнений.

Центральное место в пророческих рядах иконостаса в ранний период Давид мог занимать потому, что из числа пророков именно ему выпала честь быть в числе предков по плоти Того, Кто именуется Жезлом от корня Иессеева. Вот как описывает его иконописный подлинник: «типом еврей Палестины, среднего роста старец с седой окладистой вьющейся бородой; одежда — хитон и мантия, на голове венец; подписано: «профит Давид». Надписи на свитке: «Слыши Дщи и виждь и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя и дом отца Твоего» (Пс. 44:11) — паремия на Рождество Богоматери и Введение во храм. В других памятниках монументальной живописи встречаются тексты: «Из уст младенец и сущих совершил еси хвалу» (Пс. 8:3 — Сан Марко, Венеция, XII в.); «Воцарися Бог над языки» (Пс. 46:9 — монастырь св. Неофита, Кипр, XII в.); «Бог же Царь наш прежде века содела спасение посреде земли» (Пс. 73:12 — там же); «Снидет яко дождь на руно» (Пс. 71:6 — Палатинская капелла в Палермо; середина XII в.); «Господь с небесе на землю призре» (Пс. 101:20 — монастырь Дафни, около 1100 г.). Этим набор цитируемых текстов не исчерпывается; иконописный подлинник дает варианты: «Блажен муж, иже не идее на совет нечестивых; или: Вся языцы восплещите руками» или «Предзрех Господа предо мною», или «Воскресни, Господи, в покой Твой, Ты и кивот святыни Твоея…»

Давид — второй царь израильский, создатель могущественного государства, жил в конце XI — начале X вв. до Р. Х. История Давида изложена в 1 и 2 книгах Царств. Давиду Священное Предание усвояет авторство Псалтири; он поставил Скинию на горе Сион в Иерусалиме и перенес туда Ковчег Завета (2 Цар. 6:1–17). В сознании последующих поколений еврейского народа с его личностью и потомством связывались эсхатологические представления о идеальном царстве «будущего века» и о помазаннике Божием из рода Давидова — Мессии, который спасет народ избранный и воссядет на престоле этого царства. Максимально полное раскрытие и развитие эти представления получили в пророчествах Исаии. Христианские авторы, начиная с евангелистов, прямо связывают образ царя Давида с Христом. В Евангелии от Матфея представлено родословие Христа по Иосифу, обручнику Девы Марии, восходящее к отцу Давида Иессею, — «древо Иессеево» (Мф. 1:1–17). К Давиду восходит и родство Самой Марии, о чем сообщает апокрифическое Протоевангелие Иакова (глава 10). Христос именуется сыном Давидовым (Мф. 1:1). К сонму пророков Давид причисляется как личность, прообразующая Христа, и как автор Псалтири.

Как мудрец и пророк, Давид появляется в ранних иллюстрированных рукописях Псалтири, где его изображали между аллегорическими фигурами Премудрости и Пророчества; такова, например, миниатюра из Псалтири Х в. из Национальной библиотеки в Париже. Над-писание «пророк» сопровождает многие изображения царя Давида в миниатюрах иллюстрированных псалтирей IX в. В книжной миниатюре существуют два основных типа иконографии Давида: юноши-пастуха с музыкальным инструментом или пращой, и другой — царя и псалмопевца, средовека или старца; атрибутами являются либо музыкальный инструмент — псалтирь, либо пророческий свиток. Изображение Давида-царя, увенчанного короной, в составе пророческого чина появляется не позднее VI в. Погрудное изображение царя Давида, занимающее центральное положение в группе пророков, можно видеть в мозаике апсиды базилики святой Екатерины на Синае 551/552 г. Оно расположено в центре пояса медальонов, непосредственно над фигурой Иисуса Христа в сюжете Преображения. Такое расположение фигуры Давида указывает на его выдающееся значение, здесь он является своего рода замковым камнем, связующим всех пророков, и великих и малых, в единый лик или чин.

В послеиконоборческий период фигура Давида в царском облачении с развернутым свитком в руках регулярно включается в число изображений пророков, занимающих верхние зоны росписей храмов. Таковы фрески каппадокийских храмов Каранлик Килисе и Эльмали Килисе в Гереме XI в., мозаики Дафни, около 1100 г.

В пророческом чине также изображают пророка Соломона — обычно молодым, безбородым, голова его обращена в сторону царя Давида. В левой руке развернутый свиток с текстом пророчества: «Премудрость созда себе храм и утверди столп седмь и посла своя (рабы)» (Притч. 9:1). Текст представляет собой паремию, читаемую на праздники Благовещения и Рождества Пресвятой Богородицы, Ее Успения, а также на Воскрешение Лазаря. Иной текст находим в мозаике Дафни: «Господи Боже Израилев, несть якоже Ты Бог на небеси горе и на земли низу» (3 Цар. 8:23). В памятниках XI—XII вв. встречаются цитаты и из других источников: «Сыне, храни законы отца твоего» (Притч. 6:20 — Чефалу, Сицилия, XII в.); «Сын премудрый веселит отца» (Притч. 10:1); «Отрока Господня себе именует» (Прем. 2:13 — Монреале, Сицилия). Сын Давидов и строитель храма, с которым христианская мысль ассоциировала образ земной Церкви, созданной Христом — Премудростью Божией. Соломон предстает как прообраз Христа.

Как изображали четырех великих пророков?

Пророк Исаия, по иконописному подлиннику, «типа еврейского, из царского рода, старец 126 лет с седыми волосами, широкой, окладистой, но не длинной бородой; одежда его — одно волосяное вретище (т. е. как бы мешок с прорезями для рук и головы, который надевался на голое тело); на ногах сандалии; правая рука сложена в именословном благословении; в левой свиток с надписью: «Се Дева во чреве зачнет и родит Сына и нарекут имя Ему Еммануил», еже есть сказаемо «с нами Бог» (Ис. 7:14; Мф. 1:23). Текст свитка — паремия на Рождество Христово. Аналогичный текст на свитке Исаии в росписях храмов в Гереме (Каппадокия, XI в.), мозаики Палатинской капеллы в Палермо (середина XII в.), Мартораны, Монреале (оба — середина XII в.). Иные тексты встречаются в мозаиках монастыря Дафни: «воссияет Бог в совете со славою на земли» (Ис. 4:2); в Сан Клементе (Рим, около 1128 г.): «Видех Господа седяща на престоле высоце» (Ис. 6:1); в монастыре Иоанна Златоуста на Кипре (конец XI в.): «Воскреснут мертвии и восстанут иже во гробех» (Ис. 26:19); в монастыре св. Неофита на Кипре, в слое росписи конца XII в.: «Той же язвен бысть за грехи наша» (Ис. 53:5). Пророк Исаия — первый из четырех великих пророков, чьи писания оказали огромное влияние на православную богословскую мысль. Библейское предание отводит ему место в истории Иудейского царства VIII в. до Р. Х. Исаии в храме является Господь Саваоф в окружении серафимов (Ис. 6:1–7), он предсказывает рождение Сына Божьего — Эммануила от Девы (Ис. 7:14). Согласно его пророчеству, Эмманиул — Мессия, родословие которого восходит к Иессею, отцу царя Давида (Ис. 11:1), Своими страданиями искупит грехи народа избранного (Ис. 53–56), чтобы после Суда воцариться в обновленном мире. Толкования на книги Исаии писали святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский, преподобный Ефрем Сирин, блаженный Иероним Стридонский. Память Исайи в древних синаксарях отмечается 9 мая; в этот день празднование ему происходило в церкви святого Лаврентия близ Влахерн, где хранились мощи пророка. Они были перенесены в Константинополь при императрице Пульхерии между 443–457 гг., а затем был построен и особый храм в честь пророка.

Пророк Иеремия: «Облик средовека, а не старца, с темными волосами, крупными прядями падающими на левое плечо. Борода округлая, не длинная, подчеркивающая вытянутые пропорции лица». Правая рука сложена в именословном перстосложении, в левой свиток с надписью: «Се Бог наш, и не приложится ин к Нему», по Синодальному переводу: «Сей есть Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним» (Вар. 3:36), то есть «Се Бог наш, и нет Бога иного» — исповедание веры в Единого Бога и в утверждении идеи нерушимости Его союза с народом избранным. Память пророка совершается 1 мая. В стихирах и каноне Иеремии Богоявленному содержится немало подробных биографических сведений, ведь сам пророк больше, чем кто-либо другой из пророков-писателей, сообщил о себе, а собиратель его речений (видимо, это был пророк Варух) присоединил к ним биографические разделы. Второй из четырех великих пророков Иеремия родился в середине VII в. до Р.Х., побит камнями в 585 г. Помимо книги его пророчеств, Ветхий Завет содержит книгу Плач Иеремии. В свитках, которые держит пророк, часто читаются слова из книги пророка Варуха, который был другом и писцом Иеремии, записывавшим откровения пророка во время пребывания Иеремии в темнице. Основная направленность пророчеств Иеремии и Варуха связана с обличением неправедности народа Израилева и с призывом к восстановлению его былого благочестия и святости через принесение жертвы искупления и заключения Нового Завета с Господом (Иер. 30–32). В отличие от других пророков — Исаии, Иезекииля, Малахии, — Иеремия изображен в виде могучего средовека с темными волосами на голове и бороде, с суровыми и резкими чертами лица.

Пророка Иезекииля изображают седовласым старцем, похожим на Исаию; к числу особенностей его изображения можно отнести чуть более удлиненную и более заостренную на конце форму бороды. В левой руке свиток: «Дверь та затворена есть, еюже никтоже не имать пройти» (Иез. 44:2). Текст свитка — паремия на праздники Рождества и Введения во храм Пресвятой Богородицы. В современной редакции: Сия врата заключенна будут, и не отверзутся, и никтоже пройдет ими. Аналогичный текст на свитке Иезекииля находим в мозаике собора Сан Марко (около 1230 г.). Из других текстов назовем: «И постави мя Господь среде поля; се же бяше полно костей человеческих» (Иез. 37:1) в росписи Токали Килисе в Гереме (Каппадокия, Х в.); «Сия глаголет Адонаи Господь: се, Аз отверзу гробы ваша и изведу вас от гроб ваших» (Иез. 37:12) в росписи монастыря Коутсовендис на Кипре (конец XI в.). Встречаются также тексты пророчеств, заимствованных из книг Исаии и Варуха: «Видех Господа седяща на престоле высоце» (Ис. 6:1) — мозаики Монреале, Сицилия (после 1183 г.); «Сей Бог наш, не вменится ин к Нему» (Вар. 3:36) — мозаики Палатинской капеллы в Палермо, Сицилия (1140-е гг.).

Пророк Даниил на иконах всегда юный, безбородый; в руке у него свиток, а на голове маленькая шапочка — это устойчивый элемент его иконографии. Короткая туника, плащ, украшенный орбикулами — знаками высокого социального положения, приближенности к царю; полы плаща, украшенного по краям жемчугом и драгоценностями, скреплены фибулой. Штаны, высокие сапоги. Надпись: «Аз Даниил видех дондеже престоли поставишася и Ветхий денми седе; престол Его огнен; колеса Его огнь палящ» (Дан. 7:9). Другой текст: «Се, аки подобие Сына Человеча прикоснуся устнам моим» (Дан. 10:16). Имя Даниил означает «Судья Божий», «открывающий волю Божию». В книге пророка Даниила он именуется Валтасар (Дан. 1:1–4).

Изображения малых пророков известны и по миниатюрам рукописей, и по храмовому убранству.

Пророка Аввакума изображают безбородым юношей в плаще; правой рукой он двуперстно благословляет, а в левой руке держит перед собой свиток с надписью: «Бог от юга придет и святый от горы приосененныя чащи; покры небеса добродетель Его, и хваления Его исполнь земля» (Авв. 3:3). В качестве паремийного чтения этот текст не фигурирует, но использован в тексте ирмоса 4-й песни Рождественского канона. Аналогичный текст на свитке пророка имеется в мозаике собора Сан Марко в Венеции (XII в.) В мозаике Дафни (около 1100 г.), и Монреале в Сицилии (после 1183 г.) на свитке пророка Аввакума приведен текст предыдущего стиха: «Господи, услышах слух Твой и убояхся» (Авв. 3:1). А в Эльмали Килисе в Гереме (Каппадокия XI в.) — текст из книги пророка Иеремии: «Еда Бог близ сущий Аз есмь, рече Господь, а не Бог издалеча» (Иер.23:23).

Седовласым старцем было принято изображать другого малого пророка — Малахию. На его свитке встречается надпись: «Се грядет Сам Господь Вседержитель, и кто стерпит день исхода (пришествия) Его» (Мал. 3:1–2); это паремия на день Усекновения главы Иоанна Предтечи — 29 августа. Таков текст на мозаике собора Сан Марко (Венеция, XII в.), а также в мозаиках Дафни (около 1100 г.), в росписи Кранлик Килисе в Гереме (XI в.), в мозаиках Монреале (Сицилия, после 1183 г.). Малахия — последний из малых пророков в порядке расположения библейских книг.

Приведем краткие описания из иконописного подлинника других пророков, память которых совершается в преддверии Рождества Христова: «Месяца декембрия в день 1. Святаго пророка Наума, иже предвари Рождество Христово лет за 558, поживе лет 45, образом кругловат, и браду имея окружену, аки Ионы пророка, лице сухо, власы просты, риза багряная с дичью, испод лазорь, в левой руке свиток, а в нем написано: Горы потрясошася, тогда и холмы поколебашася, и ужасеся земля от лица Его вселенная и вся живущии на ней. Инде пишет: Наум образом яко Иоанн Богослов.

В день 3. Святаго пророка Софония, предвари Рождество Христово за 600 лет; подобием сед, главою плешат, брада на конец мало разсохата, аки Илии пророка, ризы пророческия, верхняя багряная красноватая, испод лазорь, в левой руке свиток, а в нем написано: Радуйся зело, дщи Сионова, проповедуй дщи Иерусалимова, веселися и преукрашайся от всего сердца твоего, дщи Иерусалимля: отъят Господь неправды Твоя, избавил тя есть из руки враг твоих. Бяше же подобен святому Иоанну Богослову, малу имеяй браду и окружено лице.

В день 9. Святыя пророчицы Анны, матери Самуила пророка; подобием аки средовека, ризы как у пророчицы, верхняя киноварь, исподняя лазорь, в руке свиток, а в нем написано: Утвердися сердце мое о Господе, вознесеся рог мой о Бозе моем, разширишася уста моя на враги моя, возвеселихся о спасении Твоем.

В день 16. Святаго пророка Аггея, предвари Рождество Христово лет 470; подобием сед, плешив, брада кругловата, риза пророческая, санкирь с белил, испод лазорь, в руке свиток, а в нем написано: Сице глаголет Господь Вседержитель: положите сердца ваша в пути вашем, созиждете Ми храм и благословлю жити в нем и прославлюся. В Минеи и в Прологе пишет: бяше же плешив и стар, окружену имея браду и образом честен».

В Ярославском художественном музее имеется икона первой половины XVI в., изображающая пророков Иону и Гедеона (она входила в состав пророческого ряда). Представляет интерес изображение Гедеона — одного из судей, управлявших после смерти пророка Моисея народом Израильским. На его свитке — текст пророчества о рождении Спасителя от Пречистой Девы, о «Руне овчем». Надпись на свитке пророка гласит: «Се аз положу руно овчее на гумно и аще будет роса на руне…» (Суд. 6:37)

В пророческом чине начала XVII в., находящегося в Псковском художественном музее-заповеднике, пророки представлены в рост. Захария держит обеими руками свиток с надписью: «Тако глаголет Господь: Радуйся зело дщи Сионова, проповедуй, дщи Иерусалимова, се, царь твой грядет кроток» (Зах. 9:9). Надпись на свитке Валаама: «Возсияет звезда от Иакова, восстанет человек от Израиля» (Числ. 24:17).

На другой парной иконе изображены пророки Иеремия и Варух. На свитке и Иеремии надпись: «Иерусалим град святый, в нем же град Божий», а у Варуха — «Изыде жезл и осырений просия». Обе надписи в канонических текстах отсутствуют. Еще одна икона изображает пророков Софонию и Нафана. У Сафонии надпись: «Тако глаголет Господь: Радуйся, госпоже, дщи Сионова» (ср. Соф. 3:14), у Нафана: «С небесе призре Господь видети сыны человеческие» (Пс. 13:2).

Достаточно рано появляются не только изображения самих пророков, но и сюжеты с изображением пророческих видений: известна мозаика «Видение пророка Иезекииля» конца V в. в церкви преподобного Давида в Салониках.

Интерес к такого рода сюжетам проявляется в XVII в. Такова, например, икона первой трети XVIII в. «Видения пророков Исаии и Иезекииля» (Ис. 6, Иез. 1) из Череповецкого краеведческого музея (Вологодская область). Но сложная композиция, представляющая собой попытку изобразительными средствами передать смысл пророчеств, превращается в набор натуралистических деталей — бушующего огня, клубов дыма, многоокого колеса, и не достигает главной цели — через откровение усмотреть разумение тайны Христовой, которая не была возвещена прежним поколениям сынов человеческих, как ныне открыта святым Апостолам Его и пророкам Духом Святым (ср. Еф. 3:2–5). Традиционные композиции пророческого служения, входящие в состав русских высоких иконостасов, эту задачу решают успешно.

Архимандрит Николай (Погребняк)

Источники и библиография:

Алексеев А. А. Византийско-славянский профитологий (формирование состава). Труды Отдела древнерусской литературы (ТОДРЛ), т. 56. СПб., 2004.

Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т. 1–2. М., 1963.

Васильева О. А. Иконы Пскова. (Древнерусская живопись в музеях России). М., 2003.

Виссарион (Нечаев), еп. Толкование на паремии из книги пророка Исаии. М., 1890.

Егоров Г., свящ. Священное Писание Ветхого Завета. Ч. 1–2. М., 2005.

Ефрем Сирин, преп. Творения. Т. 3. Сергиев Посад, 1912.

Иконописный подлинник сводной редакции XVIII века / Под редакцией Г. Д. Филимонова. М., 1876.

Иконы Ярославля 13–16 веков. (Древнерусская живопись в музеях России). М., 2002.

Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. СПб., 1894.

Кондаков Н. П. Лицевой иконописный подлинник. Т. 1. Иконография Господа Бога нашего и Спаса Иисуса Христа. СПб., 1905.

Лазарев В. Н. История Византийской живописи. М., 1986.

Луковникова Е. Иконография Рождества Христова // Альфа и Омега, 1994. № 3. С. 170–185.

Иконописный подлинник сводной редакции XVIII века / Под редакцией Г. Д. Филимонова. М., 1876.

Покровский Н. В. Евангелие в памятниках иконографии. М., 2001.

Тарноградский И. В. Святые образы. Русские иконы XV–XX веков из частных собраний. М., 2006.

Фельми К.-Х. Иконы Христа. М., 2007.

Следующая статья
Протоиерей Василий Филев
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)