Отвечаем на письма читателей

В Евангелии повествуется о том, как Христос, ощутив голод, подошел к смоковнице в надежде найти на ней плоды и, не найдя, иссушил ее своим словом. Но за что, ведь как сказано в том же Евангелии, время сбора смокв еще не настало?

Отвечает благочинный Красногорского церковного округа протоиерей Константин Островский: В ситуации, о которой повествуют евангелисты Матфей и Марк (Мф. 21:18–22; и Мк. 11:12–14, 20) есть очень существенный момент: к смоковнице приблизился не просто голодный человек — на нее обратил свое внимание Богочеловек, Бог. И Бог восхотел, чтобы смоковница принесла плоды именно в то время, а не когда это должно было случиться естественным путем. Но смоковница не принесла плодов, и это послужило причиной ее гибели.

Случившееся со смоковницей — поучение для всех нас. Мы живем своей естественной жизнью, не помня или мало помня о Боге, и поэтому Сам Бог как бы не знает нас. Но когда Он, несмотря на наше недостоинство, все же обращает на нас Свой взор, проникающий в самую глубину сердца, мы должны, отрешившись от своей естественности (естество-то наше падшее и греховное), явить готовность исполнить волю Божию, какова бы она ни была. И тогда Господь даст силу нашей немощи принести угодные Ему духовные плоды в угодное Ему время. А если такой готовности в нас не найдется, то приближение к нам всеблагого Бога окажется для нас Страшным Судом прежде общего Суда и сердце наше иссохнет, как та смоковница.

Как понять слова Иисуса Христа «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его»?

Отвечает протоиерей Константин Островский: Конечно, Бог не устроитель войн и вражды между людьми. Нет воли Божией, нет Его благословения на зло, — Он лишь дает проявляться нашей воле. А вот наша воля часто оказывается злой. Может ли Бог прекратить всякое зло? Может, и непременно прекратит, но это как раз и будет концом света и Страшным Судом.

Меч, о котором говорит Христос в Евангелии от Матфея, это не обычные человеческие распри, а глубокое сердечное разделение, почти всегда возникающее между человеком, решительно обратившимся ко Христу, и людьми его круга: родными, друзьями, сотрудниками, — которые остались (или пока остаются) равнодушными к духовной жизни. Искреннее обращение человека к Богу очень часто вызывает непонимание, недовольство и даже вражду со стороны самых близких ему людей. Конечно, бывает, что и сам новообращенный христианин по неопытности ведет себя неразумно и этим раздражает окружающих. Но все-таки главная причина того, что, по слову Спасителя, враги человеку — домашние его (Мф. 10:34), лежит глубже.

Человек, искренне уверовавший во Христа, познавший, что жизнь не кончается с временной смертью, а что нас ожидает или вечная мука, или вечное блаженство, увидевший в себе множество греховных привычек (страстей), на которые он раньше не обращал внимания или не считал греховными, осознавший, что если не бороться с этими привычками, не молиться Богу, не участвовать в таинственной жизни Церкви, то страсти разрастутся, как сорняки, и погубят доброе зерно в его душе, — такой человек обязательно начнет что-то менять в своей жизни. И как бы он тактично ни делал это, стараясь никого не смутить и не обидеть, все-таки он вызовет неприязнь окружающих.

Бывает, человек повесит у себя в комнате икону, начнет ходить по воскресеньям в церковь, перестанет просиживать вечера у телевизора — и о нем уже говорят: «Фанатик!» Девушка наденет юбку ниже колен — «Ненормальная!» Приведу вопиющий пример. Один наш прихожанин раньше занимался преступным бизнесом, но, уверовав во Христа, прекратил это и стал зарабатывать на жизнь честным трудом. Так на него восстали родственники, сами, кстати, никогда не нарушавшие законов, — восстали из принципа: сейчас, дескать, все «крутятся» как могут, а ты в своей церкви с ума сошел. В таких случаях и нужно мечом слова Божия отсекать ложь от правды и, никого не осуждая, самому твердо стоять в истине.

Заповедь Божия: чти отца твоего и матерь твою — непреложна. Мы не должны оскорблять родителей, злословить их, смеяться над ними; должны оказывать им посильную материальную помощь, заботиться об их здоровье, терпеть их человеческие слабости, стараться утешать их. Но слушаться мы их должны тогда, когда их просьбы, советы или даже требования не противоречат заповедям Божиим. Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам (Деян. 5:29). А в тех случаях, когда кто-нибудь (в том числе и родители) соблазняет человека на злое дело и он чувствует, что готов совершить грех, уж лучше перестать общаться с родителями-соблазнителями, выбрав из двух зол меньшее.

Знакомая увлеклась модным теперь вышиванием икон. Всех друзей уже одарила своим творчеством. А как Церковь относится к такому увлечению? Ведь такие «иконы» больше похожи на поделки школьников.

Отвечает настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» г. Клин протоиерей Борис Балашов: Сейчас не проблема купить схемку для вышивки, напоминающую внешне иконописное изображение. Могут ли готовые работы считаться иконами? Давайте разбираться.

Икона — это образ мира вечного и невидимого. Фотография и картина передают нам реальность нашего земного мира, в котором мы живем и который в определенной степени понимаем. Но ни фотография святого человека, ни его портрет не могут быть иконами этого праведника, даже если это изображение будут сто раз освящать священники и многократно окроплять святой водой. Подобным путем после раскола с Восточной Церковью пошла Западная — Католическая. У них иконы превратились в картины, отображающие наш земной мир: образы Спасителя, Божией Матери и святых писались с живых людей, внутренний мир которых был исполнен человеческих страстей. Иконы стали реалистическими портретами или жанровыми картинами нашей земной реальности, только формально они передавали библейские сюжеты. Фигуры, лица, краски — все это отображало мир земной, а не мир Небесного Царства.

Но надо сказать и следующее. Вышитые иконы всегда существовали в Церкви: это хоругви, плащаницы и иная богослужебная утварь. На выставках в Москве можно увидеть образцы вышитых икон. Есть они и в некоторых хороших музеях. Но вышитые православные иконы не имеют ничего общего с теми лубочными картинками, вышитыми крестиком, схемы для которых стали штамповать коммерсанты. В этих картинках, даже если лик — наклеенная репродукция, — нет ничего из того, что должно быть в вышитой иконе. Нет иконных ликов, отражающих просвещенные благодатным светом души святых праведников, нет иконного рисунка с линиями, нет даже самих линий, цвет в этих картинках отражает только мир материальный и абсолютно не соответствует иконописным законам иконы. Это картинки на религиозные сюжеты, и как картинки они вполне имеют право на существование.

В Третьяковской галерее есть много хороших картин на евангельские сюжеты великих русских художников. Ими можно любоваться, но они непригодны для употребления в качестве икон, так как своим живописным языком они отражают земной мир, в котором жили Иисус Христос или святые. Икона же своим особым языком отражает прославленное состояние Спасителя, Божией Матери или святых в Царстве Небесном. Икона — окошко в мир Небесного Царства, а картина на религиозный сюжет — отображение земной жизни Христа и святых. Это совершенно разные вещи.

Искусству церковной вышивки даже уже подготовленному человеку нужно учиться минимум 6–10 лет. По этой причине, если священник и освятит вышитый крестиком кусок материи с изображением Христа, Богоматери или святых, они от этого иконами никогда не станут. Как не станет манекен живым человеком, если на него оденут костюм или платье.

Нравится вам вышивать — никто не препятствует. Но не путайте вышитые картинки с иконами, это разные вещи.

Следующая статья
Предстоящие юбилеи (январь—февраль 2012 г.)
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)