Протоиерей Николай Погребняк. Из истории гимнографии и иконографии Собора всех русских святых

Яко звезды многосветлыя на тверди церковней
восиявше, осветили есте сердца верных
добродетельми подвигов и чудес ваших.

Тропарь из рукописи XVII в.

Общеизвестно, что восстановление празднования в неделю 2-ю по Пятидесятнице Всем святым, в земле Российской просиявшим, было установлено на Поместном Соборе 1917—1918 гг.

Профессор Санкт-Петербургского университета Б. А. Тураев (вскоре избранный членом Российской Академии наук) сделал доклад, в котором прозвучали такие слова: «В наше скорбное время, когда единая Русь стала разорванной, когда нашим грешным поколением попраны плоды подвигов святых, трудившихся и в пещерах Киева, и в Москве, и в Фиваиде Севера, и в Западной России над созданием единой Православной Русской Церкви, представлялось бы благовременным восстановить этот забытый праздник, да напоминает он нам и нашим отторженным братьям из рода в род о Единой Православной Русской Церкви и да будет он малой данью нашего грешного поколения и малым искуплением нашего греха».

Доклад Б. А. Тураева, в подготовке которого принимал участие иеромонах Владимирского Рождественского монастыря Афанасий (Сахаров, будущий священноисповедник), содержал исторический обзор чинопоследований русским святым и предложение о восстановлении незаслуженно забытого праздника в честь собора святых Русской земли. Заслушав доклад, Собор определил восстановить празднование дня памяти всех русских святых в 1-е воскресенье Петрова поста, а чинопоследование праздника напечатать в качестве приложения к Цветной Триоди. Дополнение и исправление службы, в основу которого было положено составленное чинопоследование инока Григория, было поручено А. Б. Тураеву и иеромонаху Афанасию. Служба была ими практически составлена заново [Лукашевич].

Начало празднования памяти русских святых относится к середине XVI в., когда на Московских Соборах 1547 и 1549 гг. под председательством святителя Макария было прославлено более тридцати святых. Инок суздальского Спасо-Евфимиева монастыря Григорий в середине XVI в. написал «Слово на память всех святых русских, новых чудотворцев» и составил им службу [Спасский; Веретенников].

Литературным образцом для нее послужила Служба преподобным отцам в субботу сыропустную, а входящий в ее состав Канон был написан иноком Григорием по образцу Канона Федора Студита [Панченко-2004].

В XVI—XVII вв. творение инока Григория было известно только по рукописям; в конце XVIII в. «Службу новым русским чудотворцам» напечатали старообрядцы, а в 1911 г. — единоверцы.

С 1988 г. служба, составленная иноком Григорием, включена в состав июльской минеи.

«Служба» Григория Суздальского обычно была приурочена к 17 июля или к первому воскресенью по Ильине дне. Однако празднование «всем святым новым российским чудотворцам» не было внесено в общерусские святцы ни в XVI в., ни в XVII в. [Панченко-2004].

В середине XVII в. появляется составленное архимандритом Соловецкого монастыря Сергием Шелониным «Слово похвальное всем святым отцем, иже в России в посте просиявшим», в котором упоминаются не только преподобные отцы (как это можно было бы ожидать из названия), но и святители, юродивые, благоверные князья [Панченко-2003].

Недавно в одной из рукописей Соловецкого монастыря, хранящейся в Российской национальной библиотеке, обнаружено еще одно сочинение этого же автора — «Канон всем святым, иже в Велицей России в посте просиявшим» [Панченко-2004].

Канон, созданный Сергием Шелониным, включает имена 160 русских святых и чтимых угодников Божиих, принадлежащих к разным чинам святости. Исследователь текста Канона О. В. Панченко отмечает, что во время создания Канона многие из этих святых еще не были канонизированы: патриархи Иов и Гермоген, московские митрополиты Макарий, Афанасий, Филипп I, Геронтий и Даниил, новгородские архиепископы Геннадий, Аркадий и Александр, преподобный Максим Грек, благоверные князья Андрей Боголюбский, Даниил Московский, Василий III, царь Федор Иоаннович и другие.

Возможно, в Каноне Сергия Шелонина, человека весьма близкого к патриарху Иосифу, была представлена своего рода программа канонизации, связанная с прославлением целого ряда святителей и благоверных князей; она начала осуществляться еще при жизни патриарха Иосифа. В 1652 г. по благословению патриарха Иосифа в Успенский собор Московского Кремля были перенесены мощи трех святителей-исповедников (упомянутых в 9-й песни Канона): патриарха Иова — из Старицы, патриарха Ермогена — из Чудова монастыря и митрополита Филиппа — из Соловецкого монастыря. Однако сам патриарх Иосиф вскоре после перенесения мощей святителя Иова скончался, не успев причислить ни его, ни патриарха Ермогена к лику святых. Общецерковное прославление патриархов Иова и Ермогена совершилось только в XX в.: патриарха Ермогена — в 1912 г. и патриарха Иова — в 1989 г. [Панченко-2004].

«Храми Богу яко воистинну себе соделасте, всечестнии отцы, божествеными добродетельми вашими мудре украсисте, яко злато издалеча, веру и надежду и любовь истинную; божественнии обеты положисте: воздержанием постистеся, яко бесплотни, мудрость, мужество, целомудрие стяжасте, смирением же вознесостеся; темже и просвещьшеся молитвами непрестанными, видении тайными окрилатесте, небесная достигосте жилища» (Икос канона, составленного Сергием Шелониным).

Но иконография Собора русских святых, окрыленных видениями тайными и достигших жилищ небесных, складывается значительно позднее. Конечно, иконы каждого из новопрославленных святых появлялись следом за их канонизацией. Но собрать в едином иконном пространстве весь собор угодников Божиих Святой Руси удалось только в первой половине ХХ в.

Конечно, первые изображения Собора Русских святых появились значительно раньше. Образцом для такой иконографии, как и для создания службы им, были композиции «Суббота всех святых», известная по иконам Шестоднева уже в начале XVI в. На иконе Шестоднев из Третьяковской галереи, относящейся к кругу Дионисия, представлены десять ликов праведных — убелившийся паче снега человеческий род, — предстоящих Спасу Еммануилу, окруженному Богоматерью, Предтечей и собором архангелов. Чины святых представлены следующие: блаженные, 12 апостолов, преподобные, святители, пророки, врачи-безмездники, преподобные жены, апостолы из числа семидесяти, мученики и мученицы. [Антонова-Мнева]. Понятно, что в композицию Собора русских святых не могли войти все перечисленные чины святых, но по этому образцу были написаны первые иконы Собора русских святых.

В Церковно-археологическом музее Санкт-Петербургской Духовной Академии хранилась икона Всех русских святых, написанная Петром Тимофеевым в 1814 г., происходящая от старообрядцев. Проф. Н. В. Покровский предполагал, что она была списана с более древнего образца [Покровский]. В верхней части изображена Святая Троица, ниже — Престол уготованный и орудия страстей, затем — София, Премудрость Божия с предстоящими и, наконец, одиннадцать рядов русских святых, молитвенно предстоящих Святой Софии.

В собрании Третьяковской галереи хранятся трехстворчатые складни первой половины XVII в., средник которых представляет Владимирскую икону Богоматери, а на створках чинными рядами, в строгой иерархии, предстоят Царице Небесной лики святых. Святые каждого лика стоят в два ряда. Русские угодники, как правило, располагаются в нижнем ряду [Чинякова].

Принимая решение о восстановлении праздника Всех русских святых, Поместный Собор поручил своему богослужебному отделу, в состав которого входили профессор Тураев и будущий епископ Ковровский Афанасий (Сахаров), дополнить и внести необходимые изменения в последование XVI в. Б. А. Тураев предполагал включить в службу «вновь прославленных святых, а также в какой-либо общей форме и еще не канонизированных, но или давно уже чтимых, или положивших душу за веру Христову тех священномучеников и мучеников, которые пострадали в наши скорбные дни во время настоящего гонения на Церковь» [Е.Афанасий].

«Но древнюю службу, составленную известным творцом нескольких служб монахом Григорием, трудно было исправлять. Поэтому решено было позаимствовать из нее лишь немногое, а все остальное составить заново, частью сложивши совершенно новые песнопения, частью выбравши наиболее характерное и лучшее из существующих богослужебных книг, по преимуществу из отдельных служб русским святым. Б. А. Тураев взял на себя главным образом составление новых песнопений, его сотрудник — подбор соответствующих мест из готового материала и приспособление их к данной службе», писал епископ Афанасий (Сахаров) [Е.Афанасий; Чинякова].

Составители службы стремились закончить работу до роспуска Поместного Собора, поэтому первый вариант последования носил следы некоторой поспешности. Служба Всем русским святым в новой редакции была напечатана небольшим тиражом в Москве в 1918 г. Впоследствии она была перепечатана Братством преподобного Сергия в Париже. После Великой Отечественной войны, в 1946 г., Московская Патриархия опубликовала текст службы по рукописи 1918 г. с поправками Патриарха Сергия [Чинякова].

В 1921 г. состоялась Хиротония во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии, Владыка Афанасий почти не имел возможности заниматься редактированием и пополнением службы, т. к., по собственным его воспоминаниям, за тридцать три года архиерейства «был на епархиальном служении 33 месяца; на свободе, не у дел — 32 месяца, в изгнании — 76 месяцев, в узах и на горьких работах — 254 месяца…» [Акты Свт. Патриарха]. Но при появлении малейшей возможности Владыка Афанасий возвращался к работе над текстом чинопоследования праздника Всех Святых, в земле Русской просиявших, продумывая в деталях и его иконографию.

Заслуга создания иконописного образа Собора Всех русских святых принадлежит Марии Николаевне Соколовой (в монашестве Иулиании) — духовной дочери святого праведного Алексия (Мечева).

Уже в 1930-е гг. по благословению епископа Афанасия Мария Николаевна начала углубленную работу над иконой «Собор всех святых, в Земле Русской просиявших», создавая свой изобразительный материал по русским святым, находя подобие лика каждого святого по разным источникам, подробно изучая житийный материал.

В 1953 г. Владыка Афанасий завершил свою многолетнюю работу над службой Всем русским святым. В 1954 г. его келейная икона Всех русских святых, написанная Марией Николаевной, побывала на первом престольном празднике в Троице-Сергиевой лавре в храме в честь этого праздника. Владыка хотел, чтобы икона осталась там навсегда.

По этому поводу Владыка Афанасий писал Марии Николаевне: «…Я был очень утешен тем, что написанная Вами икона Всех русских святых, первая в этом роде, была на первом храмовом празднике в первом постоянном храме Всех русских святых, созданном в дорогой для всех русских людей Троице-Сергиевой лавре. Я даже сожалею, что тогда не пришла мне в голову мысль о том, чтобы эту святую икону оставить там в качестве храмовой навсегда. Думаю, что там уже есть такая икона и Вашей же рукой написанная. Но хотелось бы там оставить „первописанную“, а не копию. Может, это и устроится? Я очень люблю эту святую икону и дорожу ей, но с радостью уступил бы ее для родной Лавры.

Если Вы имеете какие-либо связи с Лаврой, я был бы только благодарен Вам, если бы Вы эту передачу устроили. Только я хотел бы, чтобы на обороте иконы была записана ея история, примерно в таком виде: „Сей святый образ Всех святых, в Земле Русской просиявших, первый в такой (композиции), по благословению и указанию Преосвященного Афанасия, епископа Ковровского, написан в граде Москве иконописцем Марией Николаевной Соколовой, в лето от сотворения мира 7442, от Рождества же во плоти Бога Слова 1934-е в январе — мае месяцах. Освящен сей образ Преосвященным Афанасием после малой вечерни под Неделю Всех святых, в Земле Русской просиявших, 27 мая — [9] июня того же года при служении в домовом храме иеромонаха Троице-Сергиевой лавры Иеракса в селении Лосино-Островской Московской области при участии хора Московского святителя Николая, что в Клениках, церкви“.

Об этой надписи должны знать очень немногие, и после ее написания обратную сторону иконы надо будет обтянуть какой-нибудь материей.

В надписи проверьте точнее даты. Я не уверен, верно ли вычислил день Пасхи в 1934 г. Не нравится мне выражение „в такой композиции“. Вы, как иконописец, вероятно, знаете другое, более церковное слово, соответствующее слову „композиция“. Мне хочется отметить в надписи, что икона, Вами написанная, первая с таким расположением святых. Раньше Вашей иконы Всех русских святых, но в ином их расположении, есть древняя икона Вам известная. Она издана частями в альбоме Музея Петроградской Духовной Академии. Вторая в таком же роде незадолго до Вашей написана в Старой Руссе протоиереем В.Пылаевым. Теперь она в кабинете Патриарха» [Алдошина].

Нужно отметить, что икона Всех русских святых, написанная Марией Николаевной, имеет еще и особую историю. Как только открылось в Москве метро, Владыка Афанасий с этой иконой проехал от «Сокольников» до «Парка культуры». И говорил: «Это метро освящено мною иконой Всех русских святых. Я проезжал с этой иконой и прочитал все молитвы на освящение этого метро», — вспоминает келейница Владыки Н. С. Фиолетова [Алдошина]

На иконе Собора русских святых, по замыслу епископа Афанасия, группы святых должны были располагаться по кругу, по ходу солнца, последовательно отображая юг, запад, север и восток России, просвещенной светом Православной веры. Круговая композиция, идеально отражая Божественную вечность и полноту церковной соборности, подчеркивается освящающей собор русских святых иконой Святой Троицы преподобного Андрея Рублева, заключенной в круг.

«В нижней части иконы — корень православной Русской державы, святой Киев со своими угодниками — просветителями Русской земли, ее первомучениками, на крови которых начинало возрастать древо Русской Православной Церкви. Первый плод сеяния Христовой веры на Древнерусской земле — светоносные пещеры Успенской Киевской Лавры. С обеих сторон крестителя Руси князя Владимира окружает сонм киево-печерских угодников. Слева — подвижники ближних пещер во главе со своим начальником преподобным Антонием Печерским. Справа — насельники дальних пещер с преподобным Феодосием. Живописный образ тесно связан со словесным. Созвучны иконе слова третьей песни канона: „Рай мысленный еси, Печерская святая горо…“ Слева от собора киево-печерских преподобных изображены святые южной Руси, черниговские князья-мученики Михаил и Феодор, переяславские и волынские чудотворцы с преподобным Иовом Почаевским.

Из зерна, посеянного святым великим князем Владимиром, выросло великое древо православной Русской державы, православной русской культуры, ветви которого унизаны многими плодами — святыми подвижниками и трудниками нашего Отечества.

Сердцевиной русского исторического древа является „славный град Москва“, „корень Царства“, говоря словами грамот Смутного времени XVII в. Под покровом Владимирской иконы Божией Матери, в молении у Престола Успенского собора Московского Кремля с возлежащей на нем Ризой Господней стоят московские святители Петр и Алексий, Феогност и Иона, Ермоген и Филипп, Фотий и Киприан. Лик святых продолжают преподобные Савва и Андроник, благоверная княгиня Евдокия — супруга святого князя Димитрия Донского, преподобный князь-строитель Москвы Даниил, святитель Тихон Калужский, Царевич-мученик Димитрий Угличский и другие. Справа от Москвы — святая Троице-Сергиева Лавра с преподобным Сергием Радонежским и его ближайшими учениками. Центральная часть иконы соответствует четвертой песне канона русским святым: „Радуется славный град Москва, и веселия исполняется вся Россия…“

Ширилась и крепла Русская держава, все больше звезд загоралось на небе Русской Православной Церкви. Огоньки, зажженные в древности на юго-западе в Турове, Полоцке, вспыхивали в Смоленске, Бресте, Белостоке, далекой Литве. Особенно яркими светильниками на северо-западе Отечества были Новгородская и Псковская епархии. Им посвящается пятая песня канона: „Едемскаго рая, приидите, видим цветы присножизненныя и богопрозябенныя, подвиги отец, в пределех Новгородских просиявших…“ Подобно Богородичну, над сонмом новгородских святых сияет древний образ Матери Божией „Знамение“.

Крону великого русского древа образует Северная Фиваида, воспетая в шестой песне: „Ликуй, Фиваидо Русская, красуйтеся, пустыни и дебри Олонецкия, Белоезерския и Вологодския, возрастившия святое и славное отец множество…“ Слева направо в верхней части иконы изображены петроградские, олонецкие, белозерские, архангелогородские, соловецкие, вологодские и пермские угодники Божии, преподобные подвижники-просветители Русского Севера.

Следуя седьмой песне канона, в правой части иконы предстоят в молении Христу все святые среднерусских земель: угодники Ростова и Ярославля, Углича и Суздаля, Мурома и Костромы, Твери и Рязани, древнего Владимира и Переславля Залесского.

Ближе к востоку — тамбовские, сибирские и казанские чудотворцы. Казанская икона Богоматери осеняет восток Святой Руси. Замыкает круговое движение изображение святых древних Церквей Кавказа: Иверии, Грузии и Армении, в правом нижнем углу. Иконописному образу соответствует восьмая песнь канона русским святым: „Красуйся, граде Казань… Веселися, Сибирская страно… Радуйся, Иверие и вся земля Грузинская, торжествуй, Армение…“

В верхней части иконы, словно под сводами незримого храма, изображен Деисусный чин. В центральном радужном медальоне — Святая Троица. По обе стороны от медальона предстоят в молении Богу Троице Пречистая Богородица и святой Иоанн Креститель, святые архангелы Михаил и Гавриил, особенно чтимые и близкие Русской земле святые: апостолы Варфоломей и Андрей, святители Фотий и семь Херсонских священномучеников, великомученики Георгий и Димитрий Солунский, святитель Николай Мирликийский и просветители словенские Кирилл и Мефодий, а также множество иных угодников, так или иначе исторически связанных с Русской Церковью. Вспоминается молитва на литии службы Всем святым, в земле Русской просиявшим, последовательно перечисляющая вселенских святых, послуживших в пределах Русской земли и особо почитаемых русским народом.

Деисусный чин помогает уяснить глубинное содержание иконы Собор Русских Святых. На просторах великой России, под благодатным покровом Святой Троицы незримо высится прекрасный храм святой Православной Русской Церкви, где единым сердцем и едиными устами все русские святые, именованные и неименованные, явленные и неявленные совершают

Божественную литургию на Престоле алтаря Святой Руси — Успенского собора Московского Кремля с великой святыней, Ризой Господней.

Словно три звезды сияют на иконе три чудотворных образа Богоматери, Небесной Защитницы Русской земли: на северо-западе — новгородская икона „Знамение“, на востоке — Казанская, а в сердце России, Москве — Владимирская икона Пречистой Девы» [Чинякова].

Образ, написанный монахиней Иулианией, вместе со списком ее же работы хранится в ризнице Троице-Сергиевой лавры. Другая икона ее работы находится в Патриаршей резиденции, в храме Всех Русских Святых, и еще одна — в Воскресенском соборе города Романова-Борисоглебска Ярославской области.

В конце пятидесятых — начале шестидесятых годов епископ Афанасий (Сахаров) получил возможность привести в порядок и дополнить службу Всем Святым, в земле Русской просиявшим, с учетом многих пожеланий единомышленных ему представителей духовенства. Служба в наиболее полной редакции издана в третьей части Минеи за май месяц Московской Патриархией в 1987 г. Все последование праздника Всех Святых, в земле Русской просиявших, с днями предпразднства и попразднства напечатано в 1995 г. в Москве Православным Свято-Тихоновским Богословским институтом [Чинякова].

На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 г. к лику святых был причислен Собор новомучеников и исповедников ХХ столетия, а также еще ряд святых более раннего времени. Созданная к прославлению собора новомучеников и исповедников икона стала одной из самых любимых и почитаемых православным народом святынь нашей Церкви. С прославлением сонма святых новомучеников и исповедников собор святых земли Русской — тысячи святых! — стало практически невозможно изобразить на одной иконе. Созданные по замыслу и благословению святителя Афанасия иконы Собора всех русских святых соседствуют в наше время в храмах с иконами Собора новомучеников.

Протоиерей Николай Погребняк

Библиография:

  1. Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти 1917—1943 гг. / Сост. М. Е. Губонин. М., 1994. С. 845.
  2. Алдошина Н. Е. Благословенный труд. М., 2001.
  3. Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т. 1–2. М., 1963.
  4. Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский. Служба Всем святым, в земле Русской просиявшим: (Празднование 15, 16, 17 июля) / Сост. еп. Ковровский Афанасий (Сахаров). М., 1995. С. 6–7.
  5. Макарий (Веретенников), архимандрит. Макарьевские соборы 1547 и 1549 годов и их значение // Русская художественная культура XV–XVI веков. М., 1998. С. 5–22.
  6. Маркелов Г. В. Книга иконных образцов. Т. 2. СПб.
  7. Панченко О. В. Из археографических разысканий в области соловецкой книжности: I. «Похвальное слово русским преподобным» — сочинение Сергия Шелонина. Вопрос атрибуции, датировка, характеристика авторских редакций. // ТОДРЛ. 2003. Т. 53. С. 547–592.
  8. Панченко О. В. Из археографических разысканий: II. «Канон всем святым, иже в Велицеи России в посте просиявшим» — сочинение Сергия Шелонина. // ТОДРЛ. 2004. Т. 56. С. 453–480.
  9. Покровский Н. В. Церковно-археологический музей Санкт-Петербургской Духовной Академии, 1879–1909. СПб., 1909. С. 131–144.
  10. Спасский Ф. Г. Первая служба русским святым и ее автор. // ЖМП. 1949. № 8.
  11. Чинякова Г. П. История создания службы Всем святым, в земле Российской просиявшим, и ее иконописное воплощение. // Даниловский благовестник. Вып. 9. 1998 г. С. 71–77.

Следующая статья
Протоиерей Александр Захаров
© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)