Протоиерей Валентин Жохов. Социальные группы адаптации к трезвому образу жизни

На собрании духовенства Московской епархии в декабре 2010 г. правящим архиереем митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием была поставлена задача организации в каждом благочинии специального методического центра с целью развития и повышения уровня антиалкогольной работы приходов среди населения Московской области.

В Московской епархии помощь зависимым от психоактивных веществ, в том числе от алкоголя, оказывается давно и в достаточно большом объеме. Многообразие подходов и методик, широкий разброс во мнениях и взглядах на духовные аспекты алкоголизма ставят задачу обмена опытом и методическими материалами в области трезвеннического служения приходов.

Одной из первых в Московской епархии социальной приходской группой адаптации к трезвому образу жизни была семейная община трезвости, созданная в приходе Никольской церкви села Ромашково в 1995 г. Группа была образована по принципам AICAT (в русском переводе — семейные клубы трезвости) — итальянской концепции амбулаторного попечения об алкоголиках, особенностью которой является вовлечение в процесс ресоциализации алкоголика его семьи.

Привлечение семьи к реабилитации алкоголиков связано с изменением отношения врачей к алкоголизму. В начале 1960-х гг. в Югославии социолог и психиатр Владимир Удолин, в 1967 г. в Латвии психиатр З. А. Сочнева, у нас в России чуть позже психотерапевт Марк Бурно изучают окружение пациентов-алкоголиков и приходят к мысли, что алкоголизм в патогенетическом и медико-биологическом отношении не является тем, что обычно называется болезнью. Следствием было появление в 1964 г. в Хорватии семейных клубов трезвости, а в России в 1978 г. — антиалкогольных клубов, в которых участие родственников пациентов приветствовалось, однако не было обязательным [1].

В 1992 г. началось сотрудничество Синодального отдела по церковной благотворительности РПЦ с Центром изучения проблем, вызванных потреблением алкогольных продуктов (Centro studi sui problemi alcolcorrelati, Trento) города Тренто, в котором по благословению Его Высокопреосвященства митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия приняли активное участие священники Никольской церкви села Ромашково. На курсах в Италии (3 группы), а затем в России (2 цикла) с 1992 по 1995 гг. было подготовлено около 150 потенциальных руководителей клубов трезвости, часть которых создала несколько десятков клубов. Но первоначальный энтузиазм привлеченных волонтеров скоро иссяк. На сегодняшний день в Москве и Подмосковье действуют 6 таких групп адаптации к трезвому образу жизни, из них 4 — при Никольской церкви села Ромашково (благочинный — архимандрит Нестор (Жиляев). В ноябре 2000 г. по благословению митрополита Ювеналия проводимая на приходе работа системно реорганизована — был образован приходской душепопечительский центр имени преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны «Дом Милосердия».

Опыт работы приходских групп адаптации к трезвому образу жизни только начинает выстраиваться в некую целостную систему представлений о значении группового подхода, роли и личности лидера, участия семьи в работе группы и т. д. Строго научно этот опыт пока не может быть представлен, поскольку общепринятые методы тестирования в группах не проводились в связи с тем, что просьба о заполнении вопросников-анкет вызывала настороженность и в некоторых случаях была первым препятствием для присоединения к группе. Однако существуют количественные обобщения по числу обращений за помощью, по регулярности участия членов групп и т. д.

Эффективность работы оценивалась по количеству членов групп, посещавших группу регулярно и в период от 12 и до 36 месяцев не имевших срывов трезвости. Кроме того, за прошедшие годы социальной деятельности прихода образовалась группа лиц, которую можно по принятым в социологии критериям назвать референтной. Это лица, некогда активно работавшие в группе, но по прошествии нескольких лет прекратившие посещать группы адаптации к трезвому образу жизни в связи с тем, что влечение к алкогольным продуктам дезактуализировалось. Большинство их них принимает участие в общих мероприятиях — паломнических поездках, экскурсиях, отдыхе на природе.

Процесс образования малых групп в составе приходского общества (общины) трезвости идет с 2005 г. В настоящее время на приходе по будням собираются 4 группы трезвости, в которых состоит 86 человек (зависимых и созависимых).

За последние 4 года в приходское общество трезвости обратилось 199 человек (97 зависимых, 102 созависимых). Без участия членов семьи посещали группы 50 зависимых и 42 созависимых лица, в собраниях групп принимала участие 51 семья. После 1–2 собраний перестали приходить на группы 45 человек (22,6%).

Из числа зависимых, ведущих трезвый образ жизни, приходят на группы без семьи 28 человек, или 55%. Общее количество зависимых лиц, ведущих трезвый образ жизни, составляет 51 человек, или 52,6% от числа обратившихся зависимых лиц.

За эмпирический критерий адаптации к трезвому образу жизни принято отсутствие срывов трезвости на протяжении 12–36 месяцев занятий в группах трезвости, поскольку первый год, а иногда и дольше, продолжается состояние внутренней борьбы и конфликта мотивов, приводящих к рецидиву пьянства. От 12 месяцев и до 36 месяцев трезвый образ жизни ведут 17 человек — 33,3%. Более трех лет поддерживают связь с общиной трезвости 26 человек. После трех лет пребывания в обществе трезвости зависимые (существенное значение имеет воцерковление и изъявление обета трезвости) «выходят» в референтную группу лиц, преодолевших состояние социальной дезадаптации; однако о преодолении зависимости и возможности «пить умеренно» речи не идет. Воздержание от употребления алкогольных продуктов для зависимых лиц является бессрочным.

Таким образом, об эффективности нашего подхода к проблемам адаптации в социальных приходских группах трезвости можно судить по тому, что третья часть (33,3%) из числа обратившихся зависимых лиц при еженедельном участии в собраниях группы трезвости ведет трезвый образ жизни от 12 до 36 месяцев.

В дополнение к этим количественным показателям следует отметить, что за эти годы первичная концептуальная основа работы семейных клубов трезвости [2] в значительной степени изменилась. В частности, оказался неэффективным принцип поочередного исполнения членами группы функций лидера. Кроме того, степень участия семьи в работе социальных приходских групп стала другой — семья принимает активное участие на стадии присоединения нового члена группы, в период существующего конфликта, затем часто члены семьи отходят от активного участия в работе групп. Совместные собрания малых групп в составе так называемого «интерклуба» не вызывают энтузиазма и воспринимаются как формальный момент в исполнении принципов вышеупомянутого подхода AICAT.

Многолетний опыт работы общины трезвости, а также изучение возможностей и методов адаптации к трезвому образу жизни в малых группах разного типа (группы АА, 12-шаговые программы, методы Шичко, Жданова и т. п.) позволяют сформулировать основанное на современных научных представлениях новое определение для семейных общин (клубов) трезвости, отражающее существенные характеристики групповой деятельности. Существующая при приходе община (общество) трезвости — это сообщество малых социальных групп лиц [3], добровольно объединяющихся для решения проблем, порождаемых разного рода пристрастиями, среди которых наиболее актуально пристрастие к алкогольным продуктам. Зависимость от потребления алкогольных продуктов развивается как состояние дезадаптации (Ю. В. Валентик) [4] в условиях хронического стресса, типичного для современной жизни. В связи с этим термин «адаптация» вполне уместен для обозначения групповой динамики в группе трезвости. Точность терминологии имеет существенное значение, поскольку слово «община» не является достаточно ясным как для светских научных кругов, так и достаточно точным для церковных структур, имеющих попечение о развитии социального служения прихода.

В социологии и психологии малая группа определяется как группа, в которой отношения членов группы выступают в форме непосредственных личных контактов. Нижний количественный предел начинается с двух семей. Верхний предел — не более 15 человек. Социологией возникновение организованной малой социальной группы рассматривается как двухступенчатый процесс, состоящий, во-первых, в объявлении ее в качестве формального звена социальной организации (в нашем случае — прихода) и, во-вторых, в наполнении ее конкретными индивидами, способными к решению групповых задач при авторитетном руководителе.

Изучение этапов развития малой социальной группы может быть понято по двухфакторной модели Б.Такмена, которая описывает динамику группового процесса из учета условий формирования группы. Такмен в малых группах выделяет две сферы активности — деловую активность (решение групповой задачи, в нашем случае — адаптация членов группы к трезвому поведению) и межличностную (развитие неуязвимой к индивидуальным немощам групповой структуры).

Влияние отдельных личностей на групповой процесс осуществляется через межличностные отношения, соединяющие членов группы в единое целое, представленные диалогом, в котором участвует вся группа. Первичным структурным компонентом этого диалога выступает социально-перцептивный акт, представленный многими факторами и воздействующий на эффективность группового функционирования. Развертывание внутригрупповых межличностных отношений совершается векторно — оно может развиваться к гармонизации, отражающейся в совместимости членов группы или, напротив, к дисгармонии и конфликту, дифференциации позиций участников группы. Инструментом консолидации является диалогическое собеседование [5], основой которого в группах адаптации к трезвому образу жизни являются принципы духовно-ориентированного диалога по Т. А. Флоренской [6].

Влияние группы на отдельную личность социологами и психологами объясняется через различные групповые феномены, одним из которых является феномен социальной фасилитации (англ. fasilitate — облегчать). Феномен открыт в 1897 г. Норманом Триплетом, этим было положено начало экспериментальной психологии. В дальнейшем явление изучено подробнее, и выявлено, что возможна не только социальная фасилитация, но и социальная ингибиция. В качестве группового феномена можно отметить феномен аудиторной тревожности, который сопровождается реакцией возбуждения, изменения эмоционального фона и настроения. Присутствие других людей способствует позитивным изменениям самосознания отдельного члена группы, поскольку группой формируется некий идеал личности или даже эталон группы в целом (так называемая референтная группа).

Отечественные исследователи В. М. Бехтерев и М. В. Ланге внесли весомый вклад в изучение феноменов взаимовлияния в группе и пришли к следующим выводам: 1) наблюдательность отдельных лиц в группе возрастает как в количественном, так и в качественном отношении; 2) коллективное решение по своему характеру является компромиссом индивидуальных решений, но без возможных крайностей; 3) в выявлении индивидуальных ошибок группа явно превосходит индивида; 4) группа, как правило, предлагает решения более верные по сравнению с индивидуальными в нравственном отношении; 5) групповое решение способно оказывать положительное влияние на индивидуальные решения, обогащая их [3, c.281].

Все эти феномены при четко заявленной цели реализуются неосознанно, без специального контроля со стороны лидера. Руководитель группы (лидер) должен способствовать перераспределению имеющихся ресурсов общения и влияния на партнеров, гармонизировать разные типы влияния. Лидерство отражает субординацию членов группы по степени их ценностных потенциалов и их ценностных вкладов в жизнедеятельность группы. Проблема лидерства весьма непроста и для приходских групп адаптации к трезвому образу жизни является основной.

На приходе лидером для первой приходской группы адаптации к трезвому образу жизни может стать священник — настоятель прихода. Его положение само по себе обеспечивает ему лидерство. Однако лидерство настоятеля должно быть только временным. Цель этого лидерства — создать первую малую социальную группу адаптации к трезвому образу жизни, а затем в этой группе выявить или воспитать двух (или более) потенциальных лидеров. Перспектива понятна — группа будет расти и неизбежно придет момент, когда группа должна будет разделиться, потому что перестанет быть «малой», в которой личное общение и личная связь членов группы окажется невозможной. Скорее всего, через год-полтора первичная малая группа, при наличии достаточного количества участников, будет готова к делению. Священник в этой ситуации становится уже лидером группы руководителей групп адаптации к трезвому образу жизни, спорадически участвуя в работе их групп, наблюдая за их развитием и исполняя свои пастырские обязанности.

Существенной характеристикой сложившейся малой группы является индивидуальное нормативное поведение, связанное с реализацией групповых норм. Следует отметить, что нормативное поведение лиц в приходской группе адаптации к трезвому образу жизни специфично тем, что трезвость и трезвение есть не только отказ от употребления алкогольных продуктов, но процесс постепенного воцерковления членов социальной группы, поскольку работа группы происходит в ритме приходской жизни.

Протоиерей Валентин Жохов

Цитируемая литература:

  1. Антиалкогольный клуб. Методические рекомендации. Сост. М. Е. Бурно, ред. В. Е. Рожнов. М.: Тип. МЗ СССР, 1982. С. 6.
  2. А. Н. Бабурин, А. Ф. Ермошин, В. Н. Жохов, М. Н. Карпова, А. В. Никулин, Л. Г. Турбина. — Опыт работы семейных клубов трезвости. // Вопросы наркологии. 1994. № 2. С. 91–94.
  3. Рогов Е. И. Психология группы. М.: Владос, 2005.
  4. Валентик Ю.В. К современной концепции алкоголизма и зависимости от алкоголя — http://www.narcom.ru/publ/info/170
  5. Вразуми меня и буду жить… Беседы в общине трезвости. Сост. Севастьянова Е. Б. Ред. прот. А.Бабурин. М.: Дом милосердия, 2008. 240 с.
  6. См. Флоренская Т. А. Диалоги о воспитании и здоровье. В кн. Мир дома твоего. Человек в решении жизненных проблем. М.: Русский Хронографъ, 2009. С. 247–438.
  7. Кричевский Р.Л., Дубовская Е. М. Социальная психология малой группы. М.: Аспект Пресс, 2009. С. 216.
Следующая статья
Протоиерей Владимир Недосекин
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)