Священномученик Михаил (Троицкий), преподобномученица Елена (Коробкова), мученица Александра (Булгакова)

Определениями Священного Синода Русской Православной Церкви (Журналы № 117 от 25 декабря 2009 г. и № 66 от 26 июля 2010 г.) в состав Собора новомучеников и исповедников Российских ХХ века по представлению от Московской епархии включены имена: священника Михаила (Троицкого; 1878 — 5 августа 1938), монахини Елены (Коробковой; 1879 — 7 июня 1938) и Александры (Булгаковой; 1886 — 15 октября 1938). Ниже мы публикуем их жизнеописания.

Священномученик Михаил (Троицкий)

Священномученик Михаил родился 6 ноября 1878 г. в селе Покровское Алексинского уезда Тульской губернии в семье священника Михаила Троицкого. Михаил окончил Духовную семинарию и три курса Московской духовной академии. В 1913 г. он был рукоположен во священника ко храму в родном селе, через некоторое время — переведен служить в село Троицкое Подольского уезда, а чуть позже — в село Валищево того же уезда, в Успенскую церковь, строительство которой началось в 1907 г., а освящена она была в 1919 г.

Отец Михаил был арестован 27 ноября 1937 г. и заключен в тюрьму в городе Серпухов. Вызванные на допрос свидетели из местных крестьян показали, что священник жаловался, что советская власть притесняет духовенство, требует от него уплаты непосильных налогов, старается уничтожить религию, высказывал контрреволюционные взгляды, критикуя мероприятия, проводимые советской властью. Один из свидетелей показал, что в начале ноября 1937 г. он вручил священнику письменные требования на самообложение, на что тот будто бы стал говорить: «смотри мол, как издевается советская власть над нами, ведь ты сам видишь, что нам совсем платить нечем, а нам все же еще шлют, разве это не издевательство».

Вызвав в день ареста священника на допрос, следователь спросил его:

— Следствие располагает данными, что вы среди населения проводили антисоветскую агитацию. Признаете в этом себя виновным?

— Нет, виновным себя не признаю, антисоветскую агитацию я не проводил, — ответил отец Михаил.

В тот же день следствие было закончено, и на следующий день составлено обвинительное заключение, в котором священник обвинялся в том, что, «используя религиозные обряды, вел среди верующих контрреволюционную агитацию, высказывая враждебные взгляды на советскую власть».

1 декабря 1937 г. судебная тройка при УНКВД СССР по Московской области приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был переведен сначала в Бутырскую тюрьму в Москве, а затем отправлен этапом в город Лесозаводск, куда прибыл вместе с большой партией заключенных 5 февраля 1938 г. Отец Михаил пробыл в заключении три с половиной месяца, когда против него и других священнослужителей в соответствии с новыми распоряжениями советского правительства было начато новое дело.

В марте 1938 г. один из заключенных 145-й колонны, в которой было много священнослужителей, высланных из Москвы, и где находился отец Михаил, подал на них донос. Был арестован один из священников, протоиерей Леонид Харьюзов, который на допросе 12 марта подтвердил этот донос. Всего по этому делу был арестован тридцать один человек; четверо признали себя виновными и оговорили других.

Священник Михаил Троицкий виновным себя не признал. 31 марта 1938 г. тройка УНКВД по Дальне-Восточному краю приговорила его к расстрелу. Но, по-видимому, и после этого священника продолжали выводить на общие работы в лагере, как и других приговоренных по тому же делу. Священник Михаил Троицкий был расстрелян 5 августа 1938 г. и погребен в безвестной могиле.

Память священномученика Михаила совершается 23 июля (5 августа) и в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.

Преподобномученица Елена (Коробкова)

Преподобномученица Елена родилась в 1879 г. в деревне Малеево Волоколамского уезда Московской губернии в семье крестьянина Петра Коробкова, впоследствии служившего приказчиком в английском магазине в Санкт-Петербурге, и в крещении была наречена Елизаветой. Отец умер, когда Елизавете было четырнадцать лет, и она жила в деревне с матерью. К этому времени Елизавета окончила сельскую школу и, когда ей исполнилось двадцать четыре года, поступила в один из монастырей Московской губернии, где находилась до его закрытия во время наступивших при советской власти гонений на Русскую Православную Церковь; здесь она приняла монашеский постриг с именем Елена. После закрытия монастыря она поселилась при Троицкой церкви в городе Сходня Солнечногорского района Московской области, где пела на клиросе и занималась рукоделием, зарабатывая на жизнь шитьем одеял.

В 1937 г. стали арестовываться не только священнослужители, но и активные прихожане. Вместе с такой группой прихожан была арестована и монахиня Елена. В справке на арест ей ставилось в вину, что она «распространяет среди верующих церковную литературу, так называемые духовные Троицкие листки… церковно контрреволюционно настроена и до сих пор своей контрреволюционной церковной деятельности не бросает».

Монахиня Елена была арестована 29 октября 1937 г. и заключена в камеру при районном отделении НКВД в Солнечногорске. На допросе следователь спросил ее:

— Вы, будучи знакомы с церковниками… и монахинями, друг у друга собирались, обсуждали против советской власти вопросы, вели контрреволюционную деятельность?

— Бывать я бывала у верующих и церковников, — ответила монахиня, — но вопросов против советской власти мы не обсуждали, и контрреволюционной деятельности я не вела.

На этом допросы были закончены, и монахиня Елена была переведена в Таганскую тюрьму в Москве; 15 ноября 1937 г. тройка при УНКВД по Московской области приговорила ее к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Монахиня Елена (Коробкова) скончалась в заключении 7 июня 1938 г. и была погребена в безвестной могиле.

Память преподобномученицы Елены совершается 25 мая (7 июня) и в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.

Мученица Александра (Булгакова)

Мученица Александра — Александра Иоакимовна Булгакова — родилась в 1886 г. в деревне Кобловатка Козловского уезда Тамбовской губернии в крестьянской семье. Она была человеком религиозным, часто посещала святые места и тех многих священников, которых знала; три года она прожила в монастыре. Всю себя посвятив Богу, она старалась и с неверующими людьми сохранять мирные отношения. После того как в 1936 г. была принята конституция и всех стали приглашать на выборы, она пошла вместе со всеми. По возращении домой у нее опухли ноги и открылись на ногах язвы; Александра связала начавшуюся болезнь с этим поступком и решила, что нет ей благословения избирать власть безбожников — ходи или не ходи она на выборы представителей власти, которой она не сочувствует и не может сочувствовать, потому что та ставит своей целью разрушение храмов и истребление в душах людей всего святого, а переменить ее не может.

Подошли очередные выборы, и в июне 1938 г. один из агитаторов, в ведение которого входил дом по Большому Черкасскому переулку, в котором жила Александра, принес ей открытку с приглашением прийти на избирательный участок. Но она ее даже не стала читать, а тут же в присутствии агитатора и соседки по квартире разорвала, не желая иметь с безбожниками ничего общего.

В самый день выборов, 26 июня 1938 г., агитатор сообщил членам избирательной комиссии, что Булгакова отказалась идти на выборы и разорвала приглашение. Члены комиссии, посовещавшись, решили пойти к ней домой, чтобы снова пригласить в избирательной участок, а если она больна, то довезти на машине. Войдя в квартиру, они подошли к ее двери и стали стучать. Не открывая, Александра спросила, кто они и зачем пришли. Агитатор ответил, что они пришли пригласить ее на выборы. Тогда она открыла дверь и, выйдя к ним с иконой в руках, стала читать молитвы и в частности молитву «Да воскреснет Бог». Когда она закончила молиться, уполномоченный по избирательному участку стал ее уговаривать, чтобы она шла голосовать, но на это она твердо им заявила: «Я не пойду, я верую в Бога, а когда я ходила в первый раз, то после голосования у меня опухли ноги и открылись на ногах язвы — так наказал меня Господь за то, что я Ему изменила. Я не с вами, я с Богом, я против вас, и голосовать я не пойду, потому что там все люди чужие».

Три четверти часа представители властей пытались уговорить Александру участвовать в выборах, но она не соглашалась, а когда уговоры ей надоели, то еще раз заявила, что она не с ними, а против них и спросила пришедших: «Скажите, государство можно переменить или нет?!" Пришедшие не поняли, к чему она это говорит, и стали горячо ее уверять, что государство, завоеванное кровью рабочих и крестьян, они никому не отдадут. Затем они стали ее расспрашивать, не болят ли у нее ноги, предлагали прислать машину, на что Александра в очередной раз повторила: «Я вполне здорова, машина мне не нужна, и голосовать я не буду».

Члены избирательной комиссии ушли ни с чем, но в тот же день уполномоченный по избирательному участку сообщил обо всем происшедшем представителю районного комитета ВКП(б), помощнику председателя районного совета и заместителю председателя районного совета и отправил докладную записку оперуполномоченному районного отделения УНКВД, который 28 июня распорядился вызвать и допросить свидетелей, чтобы затем арестовать Александру.

1 и 4 июля члены избирательной комиссии были допрошены; они заявили, что Александра Булгакова слывет монашкой, очень религиозна и выполняет все церковные обряды.

10 июля была допрошена соседка Александры, которая на все вопросы следователя также ответила, что Александра человек религиозный, ведет замкнутый образ жизни и ни с кем, кто ей известен, и с соседями не сообщается.

После этого 13 июля была выписана справка на арест Александры, 26-го — дан на арест разрешение, а 27-го — выписан и самый ордер, срок действия которого истекал

30 июля. Но, по-видимому, после всего происшедшего Александра уехала, и сотрудники УНКВД арестовали ее только 2 сентября.

После ареста сразу же начались допросы, но Александра, дав ответы на вопросы анкеты, отказалась давать далее какие бы то ни было показания. Следователи в течение нескольких дней принуждали ее ответить на интересующие их вопросы, но не смогли ничего добиться, и 10 сентября вынуждены были составить акт, что «обвиняемая Булгакова Александра Акимовна категорически отказалась от дачи показаний следствию». Следователи и после этого продолжали усиленно ее допрашивать, но 14 сентября все же вынуждены были составить следующий акт об отказе ее давать показания.

Допросы продолжались до 27 сентября, когда следователи составили очередной акт об отказе арестованной давать показания. Несмотря на давление на нее следователей и тяжкие условия заключения, Александра осталась твердой в своей позиции, и следователь

28 сентября распорядился отправить ее в больницу Таганской тюрьмы и вспомнил о ней только 5 января 1939 г., когда подошел к концу срок, отведенный законом для следствия. Тогда он испросил у начальника УНКВД по Московской области разрешение на продление следствия до 20 марта 1939 г. Разрешение это ему было дано, однако следствие уже не могло быть продолжено.

Мученица Александра Булгакова скончалась от голода в больнице Таганской тюрьмы около пяти часов вечера 15 октября 1938 г. и была погребена в безвестной могиле.

Память мученицы Александры совершается 2(15) октября и в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.

Составитель игумен Дамаскин (Орловский)

Источники:

ГАРФ. Ф. 10035. Д. 20817.
ГАРФ. Ф. 10035. Д. П-27624.
ГАРФ. Ф. 10035. Д. П-14838.
УВД по Амурской обл. Д. Р-607.

© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)