И. Ф. Токмаков. Историческое описание Московского Новодевичьего монастыря

Предыдущая статья
Академик А. Н. Сисакян

“Московские Епархиальные Ведомости» в номере, посвященном празднованию Смоленской иконы Божией Матери, являющейся главной святыней Новодевичьего монастыря, предлагает вниманию читателей текст труда-исследования профессора И.М.Снегирева, существенно дополненный выдающимся историком И.Ф.Токмаковым, – «Историческое описание Московского Новодевичьего монастыря» (М., 1885). В этой небольшой книге, опубликованной в настоящем виде в конце XIX в., содержится множество интересных сведений об истории обители, подробно описаны ее святыни, к сожалению, в значительной части утраченные в годы советского разорения, а также повествуется о монастырских традициях. Журнальная публикация не позволила нам воспроизвести книгу полностью: исключены приложения. Надеемся, что возможное будущее переиздание труда И.Ф.Токмакова отдельной книгой позволит восполнить этот пробел.

Иван Федорович Токмаков родился в 1856 г., умер в 1922 г. Писатель-археолог, делопроизводитель в Московском главном архиве министерства иностранных дел. Имя его, к великому нашему сожалению, на нашу печаль и беду, как и имена многих других выдающихся русских людей – историков, философов, просветителей – известно сегодня разве что узкому кругу специалистов. А между тем на рубеже веков небольшие по объему книжки И.Ф.Токмакова с историческими описаниями городов, сел, посадов, фабрик, монастырей, церквей, родословных и биографий читали в России многие. Стоили они недорого, «чтобы дать возможность приобрести эти издания и небогатым людям», как говорил сам Иван Федорович.

Более трех десятилетий на основе архивных материалов и личных наблюдений занимался он составлением историко-статистических описаний различных мест необъятной России. Им было описано более 130 русских местностей, имевших для народа исторический интерес и значение, издано несколько десятков книг и брошюр историко-статистического, археологического, биографического и библиографического характера. Кроме того, к нему постоянно обращались москвичи и иногородние за различными историческими, правовыми, техническими и сельскохозяйственными сведениями. «Желая ныне в этом облегчить подобных лиц... покорнейше прошу всех... желающих получить какие-либо... справки... свободно обращаться ко мне... при чем благоволят точно обозначить каждый раз свой адрес (то есть имя, отчество, фамилию, куда адресовать пакеты), так как бывают случаи, когда лица, обращающиеся с запросами, не указывают своего адреса, вследствие чего ответов не могли получить», – писал И.Ф.Токмаков в приложении к одной из своих просветительских книжек. При этом он указывал свой адрес, который читается сегодня не без интереса и с глубоким почтением к подвижнической деятельности народного просветителя: «Москва, за Зыковым, у Академического вала, близ Депо Виндавской ж. д., дом Анны Андреевны Ярцевой; прием ежедневно до 12 1/2 час. утра и от 3 до 8 1/2 час. вечера, а по субботам и праздничным дням от 12 час. дня до 8 час. вечера».

Об авторитете И.Ф.Токмакова среди его современников говорят звания ученого. Иван Федорович был действительным членом обществ – русского географического, любителей естествознания, антропологии и этнографии, любителей духовного просвещения, комиссии по устройству в Москве публичных народных чтений, членом комитета шелководства при Московском обществе сельского хозяйства, ученых архивных комиссий ряда российских губерний, членом-корреспондентом Московского археологического общества, корреспондентом археологической комиссии министерства Народного просвещения, почетным членом нескольких губернских статистических комитетов.

Главные труды Токмакова: «Материалы для истории русской и иностранной библиографии в связи с книжной торговлей» (Вып. I и II. СПб., 1885 и 1885), «Историческое описание всех коронаций российских царей, императоров и императриц» (1896), «О священном короновании русских царей» (1896), «Историко-статистическое и археологическое описание города Дмитрова с уездом и святынями» (М., 1893), «Историко-статистический и археологический очерк города Великого Устюга с уездом» (М., 1894), «Историко-статистическое и археологическое описание города Богородска с уездом и святынями» (М., 1899), «Город Богучар Воронежской губернии и его уезд» (М., 1900), «Историко-статистическое описание города Егорьевска с уездом» (М., 1901), «Историко-статистическое и археологическое описание села Всехсвятского, Московской губернии и уезда» (М., 1898), «Московский Страстной девичий монастырь» (М., 1897), «Историко-статистическое описание села Писцово» (М., 1901) и многое др.

Его дочь Елена Ивановна (1873–1845) была замужем за философом и богословом протоиереем Сергием Булгаковым (1871–1944).

ПРЕДИСЛОВИЕ

Приступая к изданию «Исторического описания Новодевичьего монастыря», мы пересмотрели по возможности все книги и статьи, в которых в большей или меньшей полноте излагаются сведения о Новодевичьем монастыре, и нашли, что лучшим сочинением о нашем монастыре доселе остается книжка известного знатока Московских древностей покойного профессора И.М.Снегирева: «Новодевичий монастырь в Москве. М., 1857». Этот классический труд мы и решились положить в основание настоящей книги.

Но сочинение профессора Снегирева писано было тридцать лет назад (прежде отдельного издания, оно было напечатано в «Русской Старине»). С того времени издано множество книг, в которых предлагаются разные сведения о Новодевичьем монастыре, заимствованные из таких источников, которыми почтенный археолог не мог пользоваться. В монастырском архиве, при полном обозрении его, также нашлись документы и дела, которых не имел в виду г. Снегирев. Еще более материалов, доселе неизвестных, могли представлять другие архивы и библиотеки, сохраняющие рукописные памятники отечественной старины. Поэтому мы предложили собрать все материалы, как печатные, так и рукописные, г-ну библиотекарю Главного архива Министерства иностранных дел в Москве И.Ф.Токмакову, давно уже занимающемуся исследованием отечественных древностей. Г-н Токмаков, принявши за основной текст описание проф. Снегирева, дополнил его всеми новооткрытыми или малоизвестными сведениями и библиографическими указаниями.

В 1884 году, когда «Историческое описание Новодевичьего монастыря» уже приводилось к концу, назначен был епархиальным начальством для обозрения церковного и ризничного имущества протоиерей Воскресенской на Остоженке церкви Г.П.Смирнов-Платонов. Ознакомившись со святынями и древностями монастыря, он изъявил согласие принять на себя общую окончательную редакцию издания, которое и печаталось под его наблюдением.

Таково происхождение настоящей книги, обязанной появлением в свет просвещенному вниманию и щедрости нынешней настоятельницы Новодевичьего монастыря игумении Антонии.

Московского Новодевичьего

монастыря священник

Николай Антушев.

1885 г. Октября 1 дня.

I. Начало монастыря

Московский Новодевичий монастырь находится на краю города, на западной стороне, у Лужницкой заставы, против Воробьевых гор, между Москвою-рекою и Девичьем полем.

Через подмосковное широкое поле, или вернее у подошвы Воробьевых гор, на берегу реки Москвы, в старину лежал тракт на Смоленскую дорогу. Оно издревле слывет Девичьим (по народному сказанию Деводе или Дедове). Отдаленное предание относит такое название поля ко временам монголо-татарского владычества над Россией, когда будто «Москвичи приводили туда девиц в дань варварам, а при отдаче их подносили на головах своих монголо-татарским послам молоко и мед в серебряно-вызолоченных чашах»1. Но Девичье поле, сколько известно, было не в одной Москве; оно упоминается летописями в XIV в. под Коломною на Оке, встречается еще в Александровском уезде, Херсонской губернии, в Куявах Блудковской парафии и в других местах2. Это тождество названий поля в разных краях наводит тень сомнения на подлинность предания о постыдной дани татарам и скорее намекает на народные игрища, которых позорищем искони бывали поля. Между полей, по сказанию преподобного Нестора, описавшего нам нравы и обычаи радимичей, вятичей и Севера, «сходились юноши и девицы на игрища, и там умыкаху жены себе»3. Местное же предание производит такое название от того, что исстари на это поле девицы гоняли коров.

В 1398–1399 годах через Девичье поле возвращалась в Москву, из Смоленска, со своими детьми, великая княгиня Софья Витовтовна, которая ездила для свидания с родителем своим великим князем Литовским. При расставании с нею Витовт и мать ее благословили ее «иконами, обложенными златом и серебром, чудными зело» – так говорят наши летописи Троицкая, Архивская и Никоновская4. Но позднейшие писатели утверждают, будто эта великая княгиня привезла из Смоленска чудотворную икону Одигитрии, т. е. Путеводительницы5, которую древнее предание принимает за первонаписанную св. евангелистом Лукой; по преданию, она сопутствовала в Россию из Греции царевне Анне, супруге великаго князя Владимира I, а в Смоленск принесена в 1077 г. Смоленским князем Владимиром Мономахом6.

По свидетельству же «Русского временника»7 и монастырских записок, а равно и по некоторым другим документам, видно, что эта святая икона взята от смолян (некоторым пленным) паном Юргой, или Юркой Свилколдовичем, который, перешедши от Литовского князя Свидригайла к Московскому, принес ее в дар последнему. Подобно Юрге, и современные ему новгородские воеводы, в 1398 году, полонили в Устюге Великом чудотворную икону Одигитрии8. Но вероятнее, что последний Смоленский князь Юрий (Юрга) Святославич, изгнанный Витовтом и в 1404 г. искавший спасения и защиты у Московскаго господаря, привез в Москву отечественную свою святыню, которая поставлена была в церкви Благовещения Богородицы на великокняжеском дворе, где находилась до княжения Василия Темного. Тогда Смоленск, древнее достояние России, находился еще под державою Польского короля Казимира V, который вступил с Московским господарем в мирные сношения. Ненавидимый панами и шляхтою за приверженность свою к Литве и озабоченный участью приобретенных у России областей, Казимир отправил к вел. кн. Василию, в начале 1456 г., посольство, в котором участвовал и Смоленский епископ Мисаил. Склонясь на убедительную просьбу этого архипастыря, от имени всех смолян, Василий Темный, желавший их привлечь к себе, решился, по совету с митрополитом Ионою и боярами, возвратить им отечественную их святыню; на отпущение ее из столицы своей он устроил с митрополитом и всем освященным собором празднество. После молебствия в церкви Благовещения на своем дворе, вел. князь с крестным ходом проводил из Москвы Смоленскую св. икону, с которой снят был точный список. Это священное шествие следовало через Девичье поле, через которое тогда, как сказано, был выезд из Москвы на Смоленскую дорогу, до митрополичьего Саввина монастыря, что ныне приходская церковь св. Саввы Освященного, а по сказанию «Русск. Временника», до церкви Благовещения, что на Дорогомилове. Остановясь близ того места, где ныне Новодевичий монастырь, духовенство отслужило молебен св. Путеводительнице, потом отпустило в Смоленск подлинный ее образ, а список отнесло обратно в Благовещенский собор9. Такое событие считают побуждением к основанию означенной обители и даже началом крестного хождения в него из Кремлевских соборов и монастырей 28 июля. Великий князь Василий Иоаннович, возвратив державе своей бывший во власти Литвы больше столетия Смоленск – это, как называл его Борис Годунов, ожерелье России – дал обет соорудить обитель в честь Одигитрии – Смоленской Богоматери – на месте встречи и проводов Смоленской святыни, где, вероятно, по обычаю тех времен, поставлена была часовня, или обыденная церковь, а может быть, и монастырь. Благочестивый обет свой выразил Московский государь, присвоивший себе титул царя, в духовной грамоте своей 1523 г., перед походом своим в Казань10.

«Да коли есми з Божиею волею, – завещает великий князь, – достал своей отчины города Смоленска и земли Смоленские, и яз тогды обещал поставити на Москве на посаде девичь монастырь, а в нем храмы во имя Пречистые, да Происхождения Честнаго Креста, и иные храмы; а которые храмы в том монастыре поставити, и яз тому велел написати запись дияку своему Трифану Ильину своею рукою, да дати печатнику своему Ивану Третьякову. А дати есми обещал в тот монастырь из своих сел дворцовых село или два; а пашни в тех селех, в одном поле тысяча четвертей, а в дву полех по тому ж, да на строение тому монастырю три тысячи рублев денег11, и ныне того монастыря състроити не успел. И яз что Божия воля надо мною състанется, а того монастыря при своем жывоте не успею състроити; и яз приказал казначеем своим и приказным своим людем на том месте тот монастырь състроити, и из сел из своих из дворцовых в тот монастырь велел есми дати село или два, в одном поле на тысячу четвертей, а в двух полех по тому ж; а на строение тому монастырю наши казначеи выдадут три тысячи рублев денег».

После победы над казанскими татарами на Свияге, в 1524 г., вел. князь приступил к исполнению своего благочестивого обета12. По свидетельству «Степенной книги», основав над Москвою-рекою за посадом преименитую в общую, т. е. общежительную обитель, он собрал туда множество инокинь девического чину: начальницею над ними поставил благоверную и благочинную инокиню Елену Девочкину, из Суздальского Покровского монастыря, которая в старинных письменных святцах причислена к московским святым. За алтарем Соборной церкви надгробный камень указывает могилу этой игумении, погребенной вместе с преемницею своей схимонахиней Домникией и послушницею Феофанией, а вставленная в алтарную стену, перед ее гробницей, каменная плита представляет нам следующее свидетельство о построении этой обители: «Лета 7032 (1524) года великий князь Василий Иванович всея России воздвиже сию пречистую обитель, в ней же храм Пречистой Богородицы, и ту собра инокинь девического чина множество, им же бысть начальница благоговейная и благочинная сия схимонахиня Елена Девочкина, в сей обители преставися»13.

В 1525 г., 28 июля, торжественно перенесен был с крестным ходом из Благовещенского собора в новосозданную обитель список с чудотворной иконы Смоленской Божией Матери и поставлен в сооруженном там храме Одигитрии.

Так основался этот монастырь – дом Пресвятой Богородицы. В грамоте царя Иоанна Васильевича, 1571 г., он именуется Пречистыя Одигитрия новым девичьим, без сомнения, для отличия его от старого девичьего, каким мог быть прежний монастырь, если только он находился на месте встречи св. иконы, или каким действительно был на Москве Зачатейский, основанный святителем Алексием в начале XIV века и под таким названием известный даже в начале XVIII столетия14; в грамоте первого Патриарха Иова, 1598 г., он наименован пречистою великою обителью Пречистыя Богородицы Одигитрии новым монастырем15. От других женских монастырей в Москве он отличается еще тем, что название его Девичий – нарицательное общее, а не собственное единичное. Девичьим же он, как обнаруживается, назван еще не от Девичьяго поля, но от того, что все почти женские монастыри издревле слыли и даже теперь слывут девичьими – по девственной жизни принявших на себя обет целомудрия, особенно же Новодевичий потому, что, по свидетельству приведенной нами настенной надписи и «Степенной книги», собраны были инокини девического чина в доме Пресвятой Богородицы, которая есть стена дев16. Даже по сказанию Павла Алеппского17, бывшего в Москве в половине XVII в., этот монастырь именовался Девичьим от того, что «в него поступали дочери самых знатных лиц в государстве». Если б он заимствовал свое название от первой игуменьи Девочкиной, как производят другие, то был бы Девочкиным, а не Девичьим, и отнюдь не новым; ибо в таком случае надобно бы было предполагать существование старого Девочкина монастыря. Такая сбивчивость в объяснении слова девичий произошла от случайного сходства названия поля, монастыря и первой игумении.

II. История Новодевичьего монастыря

Судьбы этого государева царева обетного монастыря так замечательны во многих отношениях, что мы предпосылаем описанию его достопамятностей общий обзор важнейших событий в течение 360 лет его существования.

Для поддержания новой обители вел. князь Василий и сын его царь Иоанн дали ей тарханные и несудимые грамоты, несколько дворцовых сел и деревень, в которых впоследствие от царских и боярских вкладов увеличилось до 14 480 душ крестьян.

По случаю рождения царевны Анны, в 1547 г. августа 10, царь Иоанн Васильевич сам заложил в Новодевичьем монастыре обыденную деревянную церковь во имя св. богоотцев Иоакима и Анны, которую на другой день и освятили; в ней он крестил и в ней, через 3 года, похоронил дочь свою. На месте этой церкви начали строить каменную, долго стоявшую недостроенной. Напоследок она обветшала и была разобрана.

При царе Феодоре Иоанновиче, кроме игумении, управляла хозяйственными делами монастыря келарь-старица Евдокия Мещерская, которой он пожаловал село Смоленское с деревнями в Верейском уезде.

В 1598 г., как видно из Новгородских Летописей18, Борис Годунов «поиде в Новодевич монастырь к сестре своей монахине Александре, советники же Борисовы собравша множество народа и придошла в Новодевич монастырь к царице Александре, начала же молити ю, глаголюще: видишь ли, государыня, толикое множество народа плачюща и желающа брата твоего Бориса на престол Московский. Приставы же на то учиненные от Бориса понуждаху народ, да с великим кричанием вопят: сего желаем да царствует. Бысть же смеху достойно; ибо как там слезам быти, где сердца человеческие с делом и с речми не согласуют, но точию лстивые знаки и сердце умиления не имуще вместо слез слинами глаза мочили, и падающе на землю, как бы бесноватые, вопияху. Царица же мняше быти истинне, повеле на воле их быти. Народи же начаша бити челом Борису восприяти скипетр Московскаго государства. Он же окаянный, хитрый лис, лукавством своим крепляшеcя аки бы не хощет. Патриарх же Иов и все народное множество, вземше икону Пресвятые Богородицы Владимирския и честный крест, прииде со всем священным собором в Девич монастырь к Борису. Борис же устрашися пришествия образа Пресвятыя Богородицы, принял скипетр Московскаго государства»...

В приходной книге 1604 г. исчислены окладные деньги с монастырских сел в уездах Дмитровском, Рузском, Клинском, Бежецком, Кашинском, Ростовском, Володимирском, Верейском, Звенигородском, Вяземском, Углицком, Московском, Волотцком и Оболенском. В монастыре тогда было 122 старицы, в числе которых находилось 20 боярынь, – на них отпускалось из дворца годовой милости 262 р. 2 алтына и 4 деньги.

После кончины царя Феодора Иоанновича царица Ирина из царских палат переселилась в Новодевичий монастырь и приняла пострижение с именем Александры: там ей построена была келия с церковью; в этой келье и был наречен на царство Борис Феодорович, который обогатил эту обитель своими вкладами, между прочим, дал 1000 серебряных рублей. Он установил в день наречения своего, 22 февраля, праздновать Одигитрию Пресвятыя Богородицы19. Это празднество совершалось ежегодно до самого прихода Расстриги, который в 1605 году, 14 октября, взял из монастырской казны 4000 руб.20; а ранее этого в сентябре Лжедимитрий дал жалованную грамоту Новодевичьему монастырю о невзимании пошлин с рыбы и соли, привозимых из Астрахани 21.

В гибельное нашествие поляко-литовцев на Москву, Новодевичий монастырь переходил из рук в руки и служил станом и крепостью то для врагов, то для защитников Отечества, Москве угрожали изменники и крамольники Болотников, Пашков и Ляпунов, царю Василию Шуйскому предстояла опасность; в это время пришедшие на помощь к москвичам смоляне стали в Новодевичьем монастыре, хотя в опустелом, но укрепленном оградою, валом и рвами. При избрании королевича Владислава на Московское царство, в записи 1610 г. сказано: «чтобы Гетману Жолкевскому с Литовскими людьми в Москву не входить, а занимать ему Новодевичий монастырь»22.

Тогда состояли в нем 4 роты из полков Гонсевского, Глусского, Грешнина, Ольшанского и Котовского23, рыцарские люди с воеводами Львом Плещеевым и Гаврилою Хрипуновым. В эту же опустошенную обитель бежал из Москвы в апреле 1611 г. пан Александр Гасевский, многие литовцы и с ними единомышленники их – Михайло Салтыков и Федор Андронов; там укрепились 2 польские конные роты и 560 немцев; инокинь вывели в таборы, монастырь весь разорили и выжгли. С занятием Белого города русскими, Новодевичий монастырь отбит был у поляков; но последние опять его заняли и основались в нем до тех пор, пока дружины Пожарскаго, сопутствуемые чудотворным образом Казанской Богоматери, не выгнали из Москвы польско-литовские скопищ24.

Во время Московской осады пребывала в Новодевичьем монастыре царевна Ксения Борисовна, с бывшей Ливонской королевой Марией, в инокинях Марфой25.

Со вступлением на престол Михаила Федоровича Романова, эта обитель была очищена, восстановлена и укреплена; старицы её, выведенные во Владимирские монастыри, возвращены на прежнее свое место. Так как эта монастырская крепость стояла на пути набегов ногайских, то ее в 1616 г. охранял от них Исак Иванов с сотней стрельцов, да с ним же монастырских слобод жилетцкие люди 26. Лета 7126 (1618 г.) царь велел расписать по полкам на Москве воевод и с ними ратных людей: в Новодевичьем монастыре воеводы Дмитрий Федоров сын Замытцкой, да Матвей Федоров сын Стрешнев; а с ними: московских стрельцов 200 ч., казаков 100 ч., монастырских слуг 3 ч., с пищалями, да без ружья, 2 ч. слуг, 11 ч. детенышей, слободских крестьян 7 ч., с пищалями, 30 с рогатины; и всего в Девичьем монастыре всяких людей 353 ч. В Володимире воевода Алексей Афонасьев сын Мешков-Плеещеев, а с ним: Новодевичьего монастыря 1 ч. с рогатиной. В Володимире 7134 (1626 г.) велено быти Карпу Неронову сыну Волкову, а с ним: Новодевичьего монастыря крестьян 6 ч. с рогатинами. Лета 7185 был в Володимире Карп Неронов, сын Волков, да помячий Семен Дохтуров, а с ними: Новодевичьего монастыря 6 ч. крестьян с рогатинами 27.

Цари Михаил, Алексей и Федор, усердные к Дому Пресвятой Богородицы Смоленской, содействовали его благосостоянию дарованием ему несудимых грамот28, обогатили его вотчинами и украсили вкладами. Накануне праздника Смоленской Богоматери они останавливались пред монастырем шатрами, слушали в нем вечерню, всенощную и обедню, потом в своей ставке обедали с ближними боярами, а в самой обители угощали монашествующих обильной трапезой. Такое царское столованье дало повод к учреждению народного гулянья под Девичьим 28 июля, в праздник Одигитрии – Смоленской Богородицы29. С 1879 года это гулянье удалено от монастыря на расстоянии версты, ближе к улице Плющихе, в начале Девичьего поля, где сосредоточены вообще все народные гулянья Москвы.

Июля в 27 день государь царь и великий князь Михайло Федорович всея Руси, для празднества пошел в Новодевичий монастырь, а с ним, с государем, бояре и окольничие, и думные люди, и стольники, и стряпчие, и дворяне московские, и жильцы. А на Москве велел государь быти: боярин князь Ондрей Васильевич Ситцкой, окольничей князь Григорий Константинович Волконской. И того ж дни на государеве дворе ночевали и на завтры дневали с боярином и с окольничим дворяне числом 39 и диаков 7 человек. Июля в 28 день, в Новом Девичьем монастыре, на праздник Пресвятые Богородицы Смоленские, были у государя у стола бояре: 26 человек30.

1357 г. в 27 день, государь царь и великий князь Михайло Федорович всея Русии для празднества поволил идти в Новодевичий монастырь. А на Москве указал государь быти: дворян 31 человек и диаков 19. Июля в 28 день, на праздник Пречистые Богородицы, в Новом Девиче монастыре были у государя у стола бояре: 3 человека, диаки думные 2; дворяне: 18 человек31. В 28 день святых апостолов Прохора и Никанора, Тимона и Пармена и явление Смоленской иконы Пречистой Богородицы Одигитрии: празднуют Пречистой Смоленской с апостолы вместе; благовест в лебедь, трезвон средний32. А когда государю и Патриарху ходу не бывает в Новодевичий монастырь, и тогда бывает благовест в ревут и звон во вся без большого нового колокола, на вечерни стихиры Пречистой 5, апостолом 3, “Слава” апостолам, “ныне” Богородицы, и прочее по Уставу; и на утрени канон Пречистой на 10, ирмос по дважды, а тропари на 8, апостолам на 4, катавасия Богородицы; а к ходу благовесту и звону и на девятой песне не бывает, потому что царь и Патриарх в навечерии поедут в Новодевичий монастырь, там и ночуют; а ключарь недельный с крестом золотым да со святою водою бывает перед Патриархом, а иногда и на лошади со святою водою ездит; а государь царь в шатрах бывает, а Патриарх бывает в Саввине монастыре, а к вечеру отпущается ковер Одоевской; а на утрени собором все священницы придут в Саввин монастырь33 на первом часу дни, а кресты несут пономари и сторожи просто и ризы скрыто; а носят Пречистой Богородицы образ, что Петра Чудотворца письмо, в киоте, да Евангелия два, меньшое и большое, да хоругвь меньшую, да воздвизальной крест серебряной, что на престоле по вся дни лежит, да сосуды золотые и с покровцы, да чашу серебряную водосвященную с подсвещники, да блюдо серебряное, да образ Моление Пречистые Богородицы о народе, да образ Петра и Ионы и Илии Пророка, да Алексия носят, яко же и всегда, из Чудова монастыря, да и пелены про запас от дождя. И как власти сойдутся в Саввине монастыре, и государь придет от себя от шатров, и приедет в церковь, Патриарх со властьми облачатся, и пойдут со кресты в Новодевичий монастырь и выйдут с монастыря Саввинского, и чтет статью митрополит пред вороты Саввинскаго монастыря Троице да Архангелом, да потом ектения, и осеняет митрополит же; а другую статью чтут Похвале да Петру Чудотворцу сам Патриарх пред монастырем Девичьим пред вороты.

А 1628 и 1629 и 1630 и 1631 прошлых годов Патриарх в Девичьем монастыре поутру облачался в церкви и встречал святыя иконы и государя царя, вышел с иконами из Девича монастыря, и Евангелие чел вторую статью пред враты монастырскими: а ключари пред ним поутру крест носят со святою водою до монастыря, и ектения и осенение тут бывает, а действует сам Патриарх; и потом пойдут в монастырь и в церковь, а черницы крылошанки поют молебен, и святит воду Патриарх сам, и по освящении воды служит Патриарх со властьми обедню, и по литургии пойдут со кресты, и за монастырем государь прикладывается ко образом, и пойдет к себе в шатры, а Патриарх со властьми идут за кресты до Саввинскаго монастыря, и тут знаменуются ко святым иконам и отпуст им, и возвратится в церковь разоблачатися. И как кресты и чудотворныя иконы пойдут из Саввина монастыря, и Патриарх пойдет в столовой шатер кушать, а образы несут просто вкратце по прежнему ж панамари и сторожи34.

...месяца апреля в 30 день, царева и великаго князя брата княже Юрьева Василиевича книгиня Улияна произволилася постричи у Пречистые Одигитрия в Новодевичем монастыре; а до монастыря княгиню Улиану провожал царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, и царица и великая книгиня Марья, и царевич Иван, и князь Владимир Андреевич. А постриг ее Афанасий, митрополит всеа Русии, а с Афанасием митрополитом бысть Пимин, архиепископ Великого Новгорода и Пскова, с освященным собором; а со царем же с великим князем были все бояре. А наречена бысть во иноцех Александра. И повеле устроити ей до ее пострижения кельи. И удоволи ее Государь до живота ее городы, и волостьми, и селы, и всякими многими доходы, да и детей боярских и приказных людей, да и дворовых людей всяких ей подавал, которым обиход ее всякой ведати, и на ее обиход повеле устроити в монастыре и за монастырем погребы и ледники и поварни особые.

1631 г. ноября в 24 день, по указу великаго государя, Святейшаго Патриарха Филарета Никитича, Московского и всеа Русии, послан образ Пречистыя Богородицы Смоленские, оклад, поля и венец басмен, в Новодевичий монастырь, а поставлен тот образ в казенке над гробом старицы Феланиды воротницы; отвозил образ Терентей Петров.

7140 (1632) г. июля в 1 день, государь Патриарх пожаловал книгу Мянею Новаго Девичья монастыря Марфе Коробовой;35 в том же году и в тоже число пожаловал ей книгу Шестодневец. В том же году иноземки и русския полонянки посланы под начало в Новодевичий монастырь, князь Ортемьева жена Шейдякова Аиздикея, русское имя Федора36.

Мая в 10 день государь царь и великий князь Михаил Федорович всея Руси ходил молиться в Новодевичий монастырь.

Июля в 27 день государь царь и великий князь Михаило Федорович всея Руси позволил идти в Новодевичий монастырь, для празднества Пречистые Богородицы Одигитрие Смоленские молитца37.

В этой обители пребывали 3 дочери царя Алексея Михайловича и первая супруга Петра Великого; гробницы их в соборе.

В книге записной расходной 1625–1677 гг. о выдаче монастырям и церквам в Москве нужных денег значится38 следующее:

«С 133-го. В Новодевичь монастырь великого государя жалованья годовых и молебных и заздравные милостыни и по великой княгине Марфе Ивановне и на просвиры и за дрова (на полях приписано: крестьянских 1427 дворов):

Игуменье, намеснице по 4 рубли по 18 алтын по 4 деньги человеку. Казначее да соборным 12-ти старицам да крылошенкам и рядовым 116-ти старицам 175 рублев 28 алтын. Им же всем на дрова 20 рублев. Соборному попу 11 рублев 22 алтына 1 ден. Попу 10 рублев 19 алтын 5 ден. Попу 10 рублев 20 алтын пол 4 ден. 3-м дьяконом по 8 рублев по 31 алтыну человеку. Монастырской просвирнице 3 рубли 21 алтын пол 6 ден. В пределы: 2-м попам по 9 рублев по 18 алтын по 5 ден. человеку. Дьякону 8 рублев 31 алтын. Дьякону 4 рубли 10 ден. Покровскому попу, что на вратех, 9 рублев 20 алтын.

В 1629 г. 30 апреля выдано денег вместо годовых сукон духовному причту церкви Михаила Малеина в Новодевичьем монастыре39.

В 1633 г., для обереганья от крымских людей, в Новодевичий монастырь назначен был Семен Федоров сын Глебов, а с ним: 100 ч. стрелцов, да по росписи Семена Глебова монастырских служек 9 ч., крестьян 19 ч. с пищалми, 59 ч. с рогатины. Всего всяких людей 128 ч. А по мере около монастыря 317 сажень с четью40.

В том же году царь указал послати под Смоленск столника и воевод князя Василья княж Петрова сына Ахамашукова Черкаскаго, да князя Ефима Мышетцкого, а с ними: ратных людей Нового Девича монастыря 32 ч.

В 1656 году посетил св. обитель и служил в ней Антиохийский Патриарх Макарий, котораго архидиакон Павел Алеппский так описывает ее:41. “Во вторник 5 недели поста пригласили нашего Владыку на отпевание одной княгини или знатной госпожи, жившей в монастыре вне города на разстоянии 3 верст; здесь этот монастырь называется Девичьим, т. е. монастырем девиц. Он посвящен во имя Матери Бога в Троице (Славимого) и Путеводительницы. Мы отправились туда на санях, с Патриархом, в супутствии старшего духовенства и монашества. Священники и диаконы монастыря вышли к нам на встречу, с иконами, крестом и кадильницей, в сопровождении игумении и монахинь. Вошедши в церковь вслед за ними, мы поклонились находящейся в ней святыне. Монастырь этот довольно велик, обнесен стенами и имеет десять (12) башен. Его местоположение величественно; он расположен на холме, омываемом тут же рекою; вблизи же течет река Москва. Монастырь имеет двое больших ворот и лежит на запад от города. В нем 2 церкви: к главной ведет лестница со множеством ступеней. Эта церковь довольно обширна и высока, опирается на 4 столпа, она весьма походит на церковь, называемую Муссалабат (sic) с ея 3-мя дверьми.

Иконостас ее сходен с соборным, о 3-х святилищах, купол над алтарем возбуждает удивление; ибо он покрыт весь золотом, и своды, поддерживаемые ангелами, поднимаются один над другим. В нем находятся кресты и чаши, имеющие издали вид, как будто они сделаны из массивнаго золота. Образ же Пресвятой Девы, стоящий по правую сторону алтарных дверей, выше всякой цены; он весь покрыт золотом, алмазами, рубинами, гиацинтами, изумрудами и жемчугом. Весьма также богаты и богато украшены ризы других икон, находящихся в первом поясе иконостаса, рядом с алтарными дверями. Не менее богаты также серебряные подсвечники, расставленные по всей церкви, кругом ее, даже до наружных дверей; вокруг столбов находятся также небольшие иконы, покрытые золотом и серебром, разставленные рядами один над другим. Многие из них не имеют себе цены; на них ризы чистого золота и множество драгоценных камней разных цветов. Даже над окнами, с железными решетками, поставлены там одна над другой иконы, за недостатком места. Полагаю, что число всех икон, здесь находящихся, превышает 3000, так что наше удивление при виде их огромнаго количества не имело пределов; ибо самое малое из этих изображений стоит не менее 5 динариев. Эта церковь красотой и великолепием превосходит даже царские, Патриарх сам сказал нашему Владыке: у нас нет иного монастыря, который бы мог сравниться с этим в богатстве; и это потому, что все монахини, живущие в этом монастыре и беспрестанно вновь поступащие, книгини, вдовы или дочери самых знатных лиц в государстве, поступая в монастырь, жертвуют туда все свое состояние, свои поместья, золотые и серебряные вещи, бриллианты, все это и остается в монастыре; по этой причине он и называется монастырь девиц. Вокруг всей церкви находятся широкие галереи”.

В 1666–1667 гг., июля в 28 день, праздник в Новом Девиче монастыре, иконы Пресвятыя Богородицы Смоленския. У малыя вечерни был Святейший Иоасаф Патриарх со властьми, после вечерни был молебен Пресвятой Богородице, у всенощного был и государь царь сам, а к обедне приехал с Москвы и Паисий Патриарх Александрийский; кресты провожал с Москвы Иоаким епископ Сербский со властьми; встречали образы оба Святейшие Патриархи со властьми, а государь царь далее встретил образы, да и пришел к монастырю за ними. Евангелие читал Богородице Святейший Иоасаф Патриарх, обедню оба служили Патриархи со властьми; после обедни образы провожал к Москве Павел, митрополит Сарский и Подонский, Иоаким епископ Сербский, со властьми. Паисий Патриарх, после обедни, приехали в шатры (ему уготовлены на то время), немного починув поехал к Москве; Иоасаф же Патриарх кушал у себя в келье, где стоял на духовникове дворе тоя обители; опочинув к Москве ж пошел; а государь царь пошел в Преображенское42.

В 1686 г. апреля 28 поставлен в обители, в церкви Успения Богородицы, новый иконостас43. А в сентябре 11-го того же года состоялся указ о выдаче из Устюжскаго приказа, Посольскаго приказа золотописцу Карпу Золотареву, золотых червонных на строение и позолоту иконостаса в Новодевичьем монастыре в церкви Преображения Господня, что на вратах44.

В тройственное царствование Иоанна, Петра и Софии, благоприятное изящным искусствам, особенно зодчеству и живописи, Новодевичий монастырь приведен в тот вид, в каком он доныне представляется. Место его распространено, ветхая его ограда и бойницы починены. Двое главных ворот с 3-мя арками и 12 стрельниц по углам круглые, а посредине стен четвероугольные, возведены из кирпичей, как свидетельствует современник этому событию Карион Истомин. «Стены бо ограды монастырские плинфами суть взнесены и пурге, сиречь башни, различне благокрасовито наздашася. Храмы же святые внутрь монастыря и на вратех около местнаго ограждения преудивительно лепотне водружены, и внутрь всяким реснотевным благообразием украшены». Стиль стрельниц точно такой же, как и в ограде Донского монастыря, сооруженных в 1684 и 1697 годах. Одни из бойниц его безымянные, а другие имеют особенные названия, как напр. на юго-восточной стороне: Никольская, Иоасафовская, далее Швальная, Чеботарная и пр.

В стенах Новодевичьего монастыря производились допросы и обыски; на зубцах его висели трупы крамольников45. Из него взятые к распросу в Преображенский приказ боярыни, старицы и девки были пытаны46. Впоследствии, по царскому указу, он был отдан в ведомство Преображенского приказа47.

Считаем не лишним сообщить некоторыя сведения о подчинении Монастырскому приказу приказа Новодевичьего монастыря и о помещении его вне монастырских стен48.

Дьяк Трофим Игнатьев в доношении Святейшему Правительствующему Синоду, в сентябре 1721 г., изъяснил следующее: «В прошлых годах, издавна, указами царскаго величества в Новодевиче приказе были судьи из думных людей, и из царедворцев, и из дьяков непременно, и ведали судом, и расправою, и всякими сборами того монастыря со служителей и крестьян, и приказ от монастыря в близости особливо, и всякия дела отправлялись указом царскаго величества, а не так, как в других монастырях, писали в памятях архимандритов, и игуменов, и игумений имена. А в прошлом 719 (году) марта с 1-го, по имянному его царскаго величества указу, у тех дел велено быть мне, нижеподписавшемуся, и дела и сборы управлять, как и прежде сего было под ведением в Преображенском приказе ближняго стольника князя Ивана Федоровича Ромодановскаго. И в нынешнем 721-м году его царскаго величества указом Новодевичь монастырь и с вотчинами в ведении во Святейшем Правительствующем Синоде, а прежде сего, до ведения в Преображенском приказе о всяком из Преображенскаго приказа отправлении, присыланы были указы на имя тех судей, кто приказ ведал, а потом на мое имя, а к игуменье только присыланы указы из Духовнаго приказу о духовных делех. А в нынешнем 721-м году присланы из Санкт-Петербурга из Святейшаго Правительствующего Синода печатные пункты о присылке в Монастырской приказ изо всех монастырей всяких ведомостей о приходах и о расходах, и те пункты в Новодевичь монастырь присланы с указом, а тот указ писан на имя игумении с сестрами, чтобы то сделать им; да и другие указы об отправлениях приказных дел пишут на их же имена. И сего сентября в 12-м числе она игуменья из приказу дела велела перенести в монастырь, и перенесли в палаты государевы, где изволили жить, блаженный памяти, великая государыня царевна София Алексеевна, собою, без указу, и стряпчаго и подъячих всех перевела, и делают из тех дел ведомости по печатным пунктом, а меня, ниже подписавшаго, к тому делу уже мало и допущают, знатно укрывают какия утраты. И о сем Святейший Правительствующей Синод что повелишь?»

«Святейший Правительствующий Синод, поданнаго из приказа Новодевича монастыря дьяка Трофима Игнатьева доношения слушав, согласно приговорили: оному дьяку Игнатьеву в том при Новодевичье монастыре приказе у дел быть по прежнему, и содержаться тому приказу под ведомством Монастырскаго приказу во всем так, как прежде сего в Преображенском приказе был ведом, и всякия того приказу дела отправлять, и спрашиваемыя по синодальным пунктам ведомости приуготовлять, и прочее, до того приказу надлежащее, чинить с повеления онаго Монастырскаго приказу судии господина Ершова и с ведома того монастыря игуменьи, и иметь оной приказ по прежнему при монастыре; а внутрь монастыря не быть, дабы обретающимся в том монастыре монахиням от приходящих во оной приказ людей и от прочих приказных случаев служения и неспокойства и безмолвию их препятия не чинилось. И о том из Святейшаго Правительствующего Синода в Монастырской приказ к оному судии, и в Новодевичь монастырь ко игумении с сестрами, и к оному дьяку послать указы».

Под 3 числом марта встречаем потом синодальное ряспоряжение о передаче в ведение Святейшего Синода Новодевичьего монастыря, бывшего в заведывании Преображенского приказа49.

«В Правительствующем Духовном Синоде выписано: по именному царского пресветлого величества указу и по Духовному регламенту повелено, как духовному и священному чину, так и монастырем и их вотчинам, быть в ведомстве в Правительствующем Духовном Синоде; а по обносящемуся уведомлению извествуется, что обретающийся в Москве Новодевичий монастырь содержится под ведением в Преображенском приказе.

И Правительствующий Духовный Синод о том монастыре что определит?

Правительствующий Духовный Синод приговорили: оному Новодевичю монастырю, по вышеозначенному его царского величества имянному указу и по Духовному регламенту, быть в ведомстве в Правительствующем Духовном Синоде, в которой из Преображенскаго приказу всяким того монастыря окладным и неокладным приходом и расходом книги и ведомости неотложно взять.

И о том во оной Преображенской приказ послать его величества государя указ».

С учреждением в 1724 г. нового штата, в этом монастыре основано заведение для приема и содержания подкидышей и беспризорных детей женскаго пола, которых в 1725 г. там находилось более 250 человек. Воспитываясь до совершенного возраста, они обучались прядению голландских ниток, шитью и плетению кружев; учительницами их были выписанные Петром I питомницы из Брабантских монастырей.

По ведомости капитана Баскакова, в 1727 году в этой обители ежегодных денежных доходов было 2485 рублей 101/2, копеек; в урожайный год, сверх семян, в полтретья приплоду хлеба 8709 четвертей и 2 четверика. Вотчины ее состояли в Московском, Верейском, Володимирском, Звенигородском, Дмитровском, Рузском, Ростовском, Новгородском, Оболенском, Бежецком, Кашинском, Углицком, Вяземском, Кромском, Керенском и Симбирском уездах.

Для волостного управления при монастыре была своя канцелярия. В 1763 г. она состояла из приказного Алексея Барнашева, из стряпчего Алексея Тарарыкина, канцеляриста Федора Збруева, 2-х канцеляристов, 4 копиистов и 2 писчиков, которые получали от монастыря денежное и хлебное жалованье. 16 приказчиков попеременно посылались в вотчины без жалованья; сверх того, 14 указных приказчиков получали жалованья 108 руб. и 87 четвертей хлеба50.

Сперва под ведомством Монастырского и Патриаршего приказов, потом уже Каморконторы монастырем управляла игумения; хозяйственными его делами заведовала старица-келарь, а впоследствии наместница; первая выбиралась нередко из смолянок, напр. в 1763 году Иннокентия Келпинская из Смоленского шляхетства, также, как и наместница Евгения Яценина. Кутеинского монастыря старицы учреждали в Новодевичьем монастыре порядок монашеского жития. Соборных монахинь тогда числилось 7, криловских (sic) 22, гробовых 4, звонарниц 8, у варения кваса 1, житейская 1, погребная и чашница 1, столничных 4, трапезная 1, поваренных 6, хлебенных 8, хлебодарница 1, подкеларница 1, рухлядная 1, швачек, шьющих пароманды на монахинь 2, воротных 4, приспешница 1, келейница у игуменьи 1, для смотрения входу в церковь монахиня 1, больничных престарелых и больных 34, присланных из консистории белиц 17. Для отправления Божественной службы находились при монастыре: духовник иеромонах, протопоп, 4 священника, 1 сверхштатный, 3 диакона, 6 пономарей и псаломщиков. С тех пор как император Петр I указом своим повелел давать в монастырях приют и призрение старым, заслуженным воинам, при Новодевичьем монастыре жили даже в 1763 г. 3 майора, 2 капитана, 4 поручика; им выдавалось от монастыря денежное жалованье. Сверх того у житного двора была богадельня на 20 человек51.

По штату в монастыре состояли: игумения, наместница, казначея, духовник, инквизитор, 5 попов, 3 диакона, 4 гробовых, 2 пономаря, 4 псаломщика, просвирница, 16 крылошанок, 8 звонарниц, в послужении монастырском 35 монахинь, 36 белиц, 9 приказных служителей в послужении для обучения младенцев, под надзором игумении и священника, 84 монахини, увечных и больных и им служащих 78. На них определено было денег 1476 рублей, хлеба 1277 четвертей, на церковные потребы 270 рублей. Сверх того, на зазорных детей, 252 младенца, от 7 лет, выдавались ежегодно на каждого деньгами 260 коп., на всех 684 рублей, а хлеба 483 четверти52. Это заведение предшествовавшее основанию Воспитательного дома в Москве, впоследствии упразднено. С учреждением штатов, Новодевичий монастырь в лествице степеней поставлен в числе первоклассных53; монашествующих в нем положено было 70. Но с того времени прекратилось в нем общежитие.

Еще ранее, в 1727 г. июля 21, по постановлению Верховного тайного совета (за подписью князя Меншикова, графа Апраксина, графа Головкина, князя Голицына и графа Остермана) переведена бывшая царица Евдокия Феодоровна (в монашестве Елена), согласно ее желанию, из Шлиссельбурга в Московский Новодевичий монастырь, с назначением ей содержания; в июле 31 по указу она отправлена в означенную обитель54. Из дел С-Петербургского Сенатского архива видно, что 9 декабря 1728 г. Иван Залюшников подкинул письмо в Новодевичий монастырь, за что наказан батогами и сослан в работу на остров Котлин. В 1730 г. июня 20 сложена недоимка, числящаяся на Новодевичьем монастыре по оброчным мельницам. В 1731 г. 13 апреля отдано обители село Вяцкое, с деревнями и угодьями в Новгородском уезде. В 1736 г. 6 апреля сложена недоимка, числившиеся на Симбирском имении обители, и взыскана таковая с допустивших оную судей Коллегии экономии55; в том же году 25 июня сложены числившиеся на обители недоимки за запущеную мельницу Верейского уезда, на речке Смолинке, и исключена она из оброчного оклада56. В 1741 г. 4 марта не взысканы недоимки, числившиеся на приписных к обители в Бежецком уезде вотчинах, за рыбные ловли, до рассмотрения об этом дела в Сенате. В 1762 г. июня 3 по именному указу дозволено служившей при высочайшем дворе Устинье Горелкиной, согласно ее желанию, жить и постричься в монахини в этой обители, и назначено ей на содержание по 300 р. в год57.

Императрицы Елисавета и Екатерина II, подобно своим предшественникам, любили и жаловали этот царский монастырь. В последний год державства этой государыни, 14 мая, постигло святую обитель новое бедствие. Во время крестного хода вокруг монастырских стен выкинуло из трубы в кельях генерал-майорши Ляпуновой, пристроенных к церкви Сошествия Св. Духа; от этого занялись деревянные кровли на кельях, потом на трапезе, длиною 28 сажень, а на церкви под железной кровлей стропила; оттуда перекинуло на корпус и близ него на каменную конюшню; но во внутренность трапезы и церкви не проник огонь, только в последней от жара почернел алтарный иконостас. Императрица повелела освидетельствовать все, что в монастыре погорело, сочинить архитекторам верные сметы, и донести, сколько на исправление всего того потребно будет денег, чтобы починки монастыря в то же еще лето учинены быть могли. По смете требовалось на это 27013 руб. 25 копеек. Московский главнокомандующий Измайлов, представляя государыне такую смету, составленную архитектором Казаковым, между прочим, ходатайствовал о покрытии для безопасности железом уцелевшого от пожара деревянного корпуса, где имела пребывание царевна София. Императрица повелела, 19 июля, отпустить по смете такую сумму из остаточного казначейства58. В том же году ее повеление было исполнено, и монастырь приведен в лучший вид.

Подобно тому, как в 1612 г., так и в 1812 году Московский Новодевичий монастырь был позорищем ужасов войны и вместе свидетелем чудесных событий. Опять он увидел Смоленскую святыню, которая сопутствовала русскому воинству до Москвы. Перед вступлением неприятеля в Москву, игумения Мефодия с лучшей церковной ризницей отправилась в Вологду.

4 сентября, в праздник иконы Божией Матери, именуемой Неопалимой Купины, неприятели в числе 2000, поставив караулы у ворот обители, вступили в него; их генерал, заняв кельи игумении, допускал грабить и делать насилие, но позволил оставшемуся в монастыре протоиерею Алексею Ивановичу Гречищеву отправлять богослужение, для которого доставлял вино и муку.

23 сентября Наполеон I прибыл в обитель и, осмотрев ее, велел заколотить задния ворота наглухо, завалить их землею и поставить на них пушку для входа оставить боковые ворота на северо-восточной стороне и против них построить батарею. По его приказанию подбиты были стены церкви св. Иоанна Предтечи близ восточной монастырской ограды и потом взорваны. Наконец под соборной и трапезной церквами, равно и под другими монастырскими зданиями, поставлены были ящики и бочонки с порохом, к которым проведены канавки с фитилями. Пред выходом своим неприятели зажгли фитили и множество свеч в кельях, где кидали и огонь на солому; они дали знать остававшимся в монастыре, чтобы все скорее бежали из него. Все грозило, по-видимому, совершенным разрушением древней обители и неминуемой гибелью медлившим удалиться монахиням; оставалось несколько секунд, фитили уже догорали и огонь быстро приближался к пороху, но мужественная из монахинь, казначея Сарра, одушевленная упованием на Бога, поспешила с некоторыми из сестер гасить водою фитили, а потом деревянный пол, загоравшийся в келиях. Так 9 октября чудесно спасен от истребления этот монастырь, в котором почти ничего не было расхищено, ни разграблено врагами, не щадившими ни святыни, ни древности. По благословению Преосвященного Августина, этот достопамятный для неопальной обители день, предшествовавший дню выхода из Москвы неприятелей и взрыву Кремлевских зданий, ознаменован был устроением в трапезе Успенской Церкви придела в честь Св. Иакова Алфеева, празднуемого 9 октября, вместе с иконою Одигитрии Божией Матери, и учреждением благодарственного крестного хода, который доныне ежегодно там отправляется в этот день чудесного спасения святой обители. Несмотря на то, что в Московском Новодевичьем монастыре стоял целый полк, монастырь не только не подвергся грабежу, но даже пользовался покровительством, и в нем ранее других церквей началась служба и продолжалась до выхода французов из Москвы. «Все на них жаловались, – говорит свидетельница событий, монахиня этого монастыря, а нам грешно сказать. А у нас стояли не одни французы, но и поляки, и нас не обижали, все потому, что их начальник, Задера, греха боялся. В тот самый день, когда они поселились у нас, он вошел в больничную церковь, а мы как приобщались, так и оставили в алтаре серебряный крест, Евангелие и чарку с теплотой. Батюшка-то не успел прибрать. А Задера все это взял и принес к Сарре Николаевне (казначее, заменявшей игумению). На, говорит, пани, – и показывает, что за всех солдат отвечать нельзя. А батюшку просил, что если мои солдаты обижать станут, вы мне жалобу принесите. Однако батюшка не сказывал, что они в первый день нашалили (награбили несколько вещей из келий, отведенных им под постой), потому, говорит, что они и не то бы еще могли сделать. И французский начальник тоже батюшку призывал (вероятно, маршал Даву) и говорил, что не позволит своим грабить или какое притеснение делать. Что нам надо, говорил, мы тоже стесняться не можем; а вас даром обижать не будем. Вы можете также церковную службу свою справлять. А батюшка ему говорит: мы бы рады, да нам для совершения Литургии требуется красное вино и пшеничная мука, а у нас теперь все вышло. Если вы желаете, говорил генерал, я вам все пришлю. Нам даже будет приятно, что вы свою службу справлять будете. Батюшка его поблагодарил, а он в тот же день прислал ему муки и вина бутылки три, и что ни воскресенье, что ни праздник, была у нас обедня в Соборной церкви»59.

III. Здания, святыни и достопамятности

монастыря

По наружному виду Московский Новодевичий монастырь с его зубчатами стенами, стрельницами и воротами, представляет крепость, имеющую фигуру трапеции; в стенах сделаны пушечные, мушкетные и подошвенные бои, прицелы и осадные стоки, построенные согласно с обычаями крепостной обороны в России до XVIII века. Эта священная твердыня служила оплотом близ дороги, протоптанной нагайцами, крымцами, литовцами и поляками. В ней заключаются памятники церковной, гражданской и военной архитектуры, принадлежащие разным векам и запечатленные разными стилями и воспоминаниями.

Между этими памятниками главное место занимает собор, стилем своим сходный с Московскими Успенским и Архангельским соборами. Строителем этого огромного в XVI веке здания предание почитает Фрязина Алевиза, который в начале ХVII столетия построил в Москве многие каменные церкви60. Но ни исторические документы, ни предания не удостоверяют, сохранился ли в целости этот памятник Алевизова зодчества. Известно только, что он существовал в 1598 году, потому что 20 февраля этого года в этом храме совершено было благодарственное молебствие, когда царица Александра, сестра Годунова, Патриарх Иов со священным собором, бояре, дворяне и гости убедили Бориса принять скипетр Московского Царства61; там наречен он был государем царем и вел. князем всея России. Спустя 73 года после сооружения, этот храм легко мог обветшать и требовать возобновления. Поэтому Годунов пожаловал в обитель на церковное строение, при игумение Домникии Близнецовой, большую милостыню – 1000 руб. серебряных62.

В самом соборе сохранилось достоверное свидетельство о том, что его храмосоздателем (конечно, в смысле возобновления) был царь Борис. Следующая настенная узловатая надпись, в некоторых местах полуистертая, гласит:

«Лета 7106 (1598), по великой вере и по сердечному желанию и по душевному усердию велите государыни, царицы и великие княгини иноки Александры всея Руси и брата ее благовернаго и великаго государя и великаго князя Бориса Феодоровича всея Руси и самодержца и многих государств государя и обладателя и его благоверные царицы и великие княгини Марии и его царских чад благовернаго царевича Феодора и великие царевны Ксении ... шися (совершися) бы... сия (церковь)... на похвалу чюдному и чюдотворному образу ...... оленския (Смоленския)..... в..., а лето государства его, при Святейшем Иеве... птр. (Патриархе)»...

Большая часть икон в соборном иконостасе также относится ко времени Годунова: в числе местных находим образ тезоименитого ему благоверного князя, страстотерпца Бориса с братом его св. Глебом; в другом ряду, выше, изображены лики трех святителей Московских, в честь которых, 1596 года, установлено Патриархом Иовом ежегодное празднование 5 октября; наконец, на храмовом образе золотые дробницы изображают лики святых, тезоименитых Борису Годунову и членам его семейства. Сооружение собора несомненно принадлежит более раннему времени, как показывают и надгробия 1537, 1546, 1555 и 1570 годов, в склепах под собором, но при Годунове могло быть возведено позднейшее здание в конце XVII столетия. Этот обетный храм, от времени обветшавший, мог быть даже вновь построен, или, по крайней мере, с избранием Годунова на царство в стенах Девичьего монастыря, мог быть обновлен и украшен в течение шестилетнего царствования Бориса, с 1598 по 1604 год.

С того времени до половины XVIII в. внешность и внутренность здания неоднократно возобновлялись: по изгнании поляков из Москвы, где они оставили глубокие следы разрушения и искажения памятников церковного и гражданского зодчества, в тройственное царствование Иоанна, Петра и Софии и особенно в царствование императрицы Елисаветы Петровны. В ее царствование произведен был осмотр Новодевичьего монастыря известным в то время архитектором Иваном Мичуриным, в 1759 году; в ограде монастыря найдены ветхость, иконное и стенное письмо в соборе и церквах оказалось потускнелым и местами повредившимся; по смете, на починку каменного и деревянного строения и на возобновление иконописи и стенописи требовалось 24326 р. 93 к. Указом Св. Синода повелено было употребить на первый раз из остаточных сумм 5883 р. 931/4 к., сверх того 23 р., полученные за проданную ветхую жесть63.

При этой починке, вероятно, кровля на соборе переделана, окна пробиты шире и перемычки их сделаны прямыми, так что первые, представляя прямоугольные отверстия, похожи на окна обыкновенного дома, не соответствуют стилю храма. Подобные переделки нередко допускались в церковных зданиях в видах увеличения в них освещения. Древние зодчие делали

в церквах окна под самыми пятами сводов, высоко над головами предстоящих, и оттого освещение, входившее сверху во внутренность, мало распространялось; ниже сводов в средине и внизу церковь освещалась лампадами, паникадилами и свечами. Таинственный полусвет в дневное время, по намерению строителей древних храмов, способствовал сосредоточивать внимание на молитве. В позднейшие времена стал входить в употребление обычай усиливать дневное освещение.

Этот собор, сложенный из крупного тяжеловесного кирпича с частыми связями из железа, составляет прямоугольник длиною 12, а шириною 9 сажен. На толстых его стенах с северной и южной стороны широкие лопатки, с раскреповкою, образуют по 4 арки, а на восточной и западной по 3 арки в виде нишей. Между этажами и на месте обреза идет пояс из валиков и платиков. Над 3-мя только арками возведены пять глав, из которых средняя величиною своей превышает остальные четыре; она обита вызолоченной жестью, а прочие четыре железом, окрашенным в голубую краску, и увенчаны четвероконечными крестами с полумесяцами при подножии. Прежде главы эти, как показывает старинный чертеж монастыря, были все вызолочены. Четвертая арка, не увенчанная главой, нарушает симметрию здания, и оттого оно кажется однобоким. К восточной его части примыкают три полукружия для главного алтаря и два для двух придельных, соединенных с ходовой крытой папертью вокруг собора. Над расширенными пятью окнами в полукружиях остались еще сандрики прежних, состоящие из легких арочек, соединенных одна с другой. В цоколе пять пролетов с деревянными затворами ведут в усыпальницу под алтарями: через них-то в 1812 г. проведены были неприятелями мины для взорвания собора.

Входные северные и западные двери – с тройчатыми наличниками и архивольтами. Над первыми написано масляными красками так называемое коронование Божией Матери с предстоящими Ей в молении – св. апостолом Петром и великомученицей Екатериной. В этом изображении, заимствованном из церкви западной, обнаруживается дух Петра I, уважавшего западные образцы, а коронование Екатерины I на царство, совершенное им за год пред своей кончиной, подало повод к изображению св. великомуч. Екатерины. Над западными дверями собора извне написан на архивольте Деисус с словами: «Дом Мой дом Молитвы» и следующее молитвенное воззвание: «Владычица, приими молитву рабов Твоих и избави нас от всякия нужды и печали! Ты еси, Богородице, оружие мое и стена, Ты еси Заступница к Тебе прибегающим, Тя и ныне на молитву призываем»; а извнутри изображен Еммануил Благое молчание между многоочитым Херувимом и шестикрылатым Серафимом, в виде отрока, который «не преречет, не возопиет, ниже услышит кто на распутиях гласа его». В северной стене собора ведет на верх её каменная лестница.

Внутренность собора состоит из двух частей: алтаря и храма. Своды последнего опираются на четырехгранные столпы без капителей и базисов. Чугунный пол, вместо старинного дубового, сделан в 1833 г. Внутренние стены, своды, трибуны и столпы расписаны альфреско, по сырой извести; на первых изображены события из Ветхаго и Нового Заветов, Акафиет Богородице и чудеса от иконы Смоленской Божией Матери; на последних св. благоверные великие и удельные князья русские, как сыны и поборники Православной Церкви. Заметно поновление этой стенописи в XVIII столетии, не коснувшееся впрочем фресков, изображающих на правом столпе Иисуса Христа в отрочестве, возлежащего на одре: Ему предстоят Божия Матерь и два ангела, из которых один держит пред ним крест, а другой копие и трость с губою; над ними красными буквами написано: «Спас Недремлющее Око, Судия живых и мертвых»; на левом столпе: «Не рыдай мене Мати», с подписью: «Снятие со Креста Господа нашего Иисуса Христа». Стенопись эта произведена в 1666 г., по указу царя Алексея Михайловича, посланными июля 29 из Оружейной палаты с приставом иконописцами ярославцами «Ивашкою Елизаровым и Федькою Карповым, костромичами Маркою Назарьевым и Фролкою Леонтьевым, великоустюжцами Ивашкою Гальцовым и Ивашкою Соколовым»64. Вокруг столпов, равно на южной и северной стенах, над гробницами царскими размещены в иконостасах образа разной величины; они отличаются древностью и особенностью письма, богатством и затейливостью украшений, состоящих в гривнах или цатах, дробницах, серьгах и ряснах с жемчугами и драгоценными каменьями; иконы эти, по большей части, были у цариц и царевен походные, келейные или комнатные и выносные. Между ними на южной стене особенно замечателен древний пятилистовой, в золотом окладе, образ святителя Николая поясной, с низменною митрой на голове, писаный крупными чертами, и точный список с Иверской иконы Богоматери. На этой иконе в самом низу и над полем (поля ее несколько возвышаются над изображением самой иконы) есть греческая надпись, написанная золотыми буквами; она разделяется на два стиха и говорит следующее: «Писал сию со старанием Ямвлих Романов, в келлиях Иверских живущий. Лета 715665 . Под ней на самом выступе возвышающегося поля другая надпись по золоту красными словами: «Старанием и иждивением Пахомия архимандрита Иверскаго. Лета 1648»66. Эта святая икона принесена была в Москву из Цареграда от Парфения Патриарха Цареградского и в 1654 г., мая 15, сопутствовала царю Алексею Михайловичу в Вязьму, когда он шел войной против польскаго короля. До этого святыня эта стояла в Успенском соборе, а по возвращении ее из похода поставлена в дом Одигитрии Пресвятой Богородицы67.

Доктор богословия архимандрит Сергий (Спасский – Ред.) (автор известной книги «Месяцеслов Востока», ныне Преосвященный Ковенский) в изданном им исследовании «Иверская святая и чудотворная икона Богоматери на Афоне и списки ее в России» (М., 1879 г.) отчетливо доказал на основании всех исторических данных и соображений, что первый список Афонской Иверской иконы, присланный иверским архимандритом Пахомием в 1648 г. в Москву, находится в Московском Новодевичьем монастыре.

Продолжим обзор достопамятностей храма. 4 столпа обставлены древними образами, разной величины и разных школ, по большей части в серебряных и даже золотых окладах. Упомянем о некоторых из них, особенно достойных замечания. На правом столпе образ семи пядей, тезоименитого царям Иоанну Васильевичу и Иоанну Алексеевичу, Предтечи Господня Иоанна, во весь рост, писанный в греческом пошибе, XVII века; на левом столпе также семи пядей старинная поясная икона св. Николая Чудотворца, благословляющого рукою с именословным сложением перстов. Рисунком образ этот отличается от других, писанных в России: лицо у него продолговатое, обратное, очертанием и выражением сходное с подлинником, находящимся в Барграде, и поэтому он слывет Римским. Над ним в иконостасе замечательны искусством письма и богатством украшений три царские иконы Божией Матери Смоленской и Владимирской, четырех пядей, и Воспитание восьмилистовая. Между семилистовыми в иконостасе на втором столпе с левой стороны заслуживает внимания древняя, в византийском виде, икона свв. равноапостольных царей Константина и Елены, писанная на тонком алебастровом левкасе яркими и нежными красками, сходная с изображениями на византийских монетах и медалях. Оба лица поддерживают пред собой семиконечный крест, сканной работы; оклад на образе басменный, венцы с коронами сканные серебряные вызолоченные или, быть может, золотые. На серебряных накладках наведены чернью имена: «Царь Константин и царица Елена», а на крашенинной подклейке читаем следующую надпись уставом: «7068 (1560) го месяца генваря 29 день обложен образ благоверный царь Константин и мати его Елена, (вклад) Семена Офанасьева сына».

При игумение Домникии Близнецовой и келаре-старице Венедикте Кайсаровой, по указу царя Бориса Феодоровича, дано вкладом, на поминовение сестры его царицы Александры, в дом Пресвятыя Богородицы в Новодевичьем монастыре образов на золоте 99, а на красках 22; все они из числены в записной монастырской книге 1604 г. октября 31;оклады на них и венцы были серебряные сканные с финифтью, басменные, резные с позолотою и чернью. По такому изобилию образов в этой обители можно назвать храмы его сокровищницей древней и старой иконописи разных школ и мастеров.

Московский Новодевичий монастырь был также одно время царской усыпальницей. В усыпальнице подцерковье, или в склепах под нижними сводами собора, погребены многие знатные и знаменитые особы из царскаго, княжеских и боярских родов. Склепы разделены тремя арками, входы в них с востока и запада. Над могилами поставлены каменные надгробницы и надгробные камни с надписями, а некоторые без надписей.

Возвращаемся к описанию храма. На трехступенной солее утверждается пятипоясный иконостас, украшенный искусной резьбой во вкусе рококо и вызолоченный червонным золотом; он занимает всю преграду алтаря и простирается до самых сводов. В басменном серебряном окладе образа древнее самаго иконостаса, который, по-видимому, относится к XVIII веку; образчик древнего представляется в киоте с семью образами на северной стене у алтаря; киот этот с подзором покрыт раскрашенной слюдой, на которой наложены медные травы и цветы. В средине этого изображения торжествующей Небесной Церкви возвышаются над царскими вратами 3 образа: Господь Саваоф с Предвечным Младенцем на лоне – «Сын, и иже бе, и грядый» (Откр. 1:29), Воплощение и Господь, окруженный бесплотными силами, над которыми поставлено Распятие, современное самому иконостасу, а в клеймах написаны изображения страстей Господних, фряжского письма. По обе их стороны в поясах – Господские праздники, апостолы, пророки и праотцы. Праздников 16 икон, в числе которых, кроме двунадесятых, находятся: Лазарево воскрешение, Распятие и Положение во гроб Спасителя, Фомино уверение и Сошествие Св. Духа. В апостольском поясе помещены представители других чинов и преемники апостольского служения: вселенские святители Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, св. Николай и три московских святителя: Петр, Алексий и Иона.

По правую сторону от царских дверей – местные иконы, по большей части, в греческом пошибе, московского письма: 1) Спаситель на престоле с припадшими к стопам Его Предтечею Иоанном и апостолом Петром, тезоименитыми царям Иоанну и Петру I; на разогнутом Евангелии у Спасителя начертаны слова: «Тако возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть» и пр.; перстосложение правой руки именословное; письмо царских иконописцев, рисунок строгий, раскраска или колорит темный. 2) Благовещение Божией Матери – есть старинный список с Устюжского образа в Московском Успенском соборе. Предвечный Младенец изображен на персях Богоматери стоящим на подножии; одна рука Ея прижата к груди, в другой у Ней веретено; благовестник архангел Гавриил благословляет Приснодеву именословным сложением, а другой держит жезл с крестом на верхнем конце; над Ней Господь Саваоф, из уст своих посылающий на Нее тройственный луч Св. Духа. 3) Предста Царица, рисунок греческий, но лицевое изображение, пестреющее яркими красками, не соответствует продольному, – икона подновленная и, по-видимому, принадлежащая к так называемым столетникам. 4) Образ избранных святых, соименных семейству царя Алексея Михайловича, представляет осененных ликом Знамения Божией Матери в облаках: св. Алексия Митрополита, Алексия Человека Божия, Симеона Персидского, Феодора Стратилата, св. Праведную Анну, св. Марию Египетскую, Евдокию, Марфу, Софию, Татиану. Письмо царских иконописцев, замечательное правильностью и красивостью рисунка, нежностью раскраски и вообще тщательностью отделки. 5) Знамение Божией Матери, осеняющей лики святых, тезоименитых детям царя Алексея Михайловича. 6) Владимирская Божия Матерь с двунадесятыми праздниками, искусного письма.

По левую сторону от царских врат находится храмовый образ Смоленской Богоматери, выш. 1 арш. 2 вер., ширин. 141/2 верш., иконописный, написанный в 1456 г. по велению великаго князя Василия Васильевича Темного и составляющий точную копию с чудотворной иконы Смоленской Божией Матери, находящейся в соборном храме г. Смоленска. На Богоматери и Предвечном Младенце венцы, корона и оклад с чеканными изображениями 12-ти праздников золотые, весом, приблизительно, 10 фунтов; другия украшения, покрывающия ризу, состоят из золота, жемчуга, бриллиантов разной величины, изумрудов, яхонтов, алмазов и других драгоценностей. Все сии украшения по умеренной оценке, показанной в нынешней монастырской описи, стоят 9744 руб. 50 коп. Наведенные чернью на золотых дробницах святые, тезоименитые семейству Годунова: Борис и Глеб, Феодор Стратилат, Феодор Анкирский, Ирина, Мария и Ксения, показывают, что такое украшение на храмовую икону устроено Годуновым. Но выше всех украшений – великие щедроты Богоматери и то благочестивое усердие, с каким притекают к Ней благочестивые инокини святой обители и миряне, ищущие Небесного Покрова и с умилением Ей молящиеся и о упокоении присных своих, здесь лежащих под благодатным покровом Богоматери. Отрадно видеть усердное приношение молений пред сей храмовой иконой Матери Божией – Путеводительницы всех и Покровительницы обители.

Рядом с храмовой иконой символический образ Неопалимой Купины, московского письма, в греческом пошибе, конца XVII столетия, отличающийся от икон подобного содержания тем, что у Богоматери, соединяющей небо с землей, на лоне – изображение града Царя Великого; одною рукой Владычица мира, ограждение царей и град Царя Небесного, держит Предвечного Младенца, а другою – погрудное изображение Царя в венце и лествицу; потом св. Иоанн Предтеча, несущий в руках чашу с Предвечным Младенцем; далее благоверные князья Борис и Глеб, писанные на золоте в конце ХVI века; наконец образ Владимирской Божьей Матери. Пред алтарным иконостасом на аналоях лежат: 1) комнатные царевнины св. иконы, между которыми особенно замечательны искусством и древностью письма: семилистовая, Владимирская Божией Матери, в золотом сканном окладе с финифтью, жемчугом и драгоценными камнями; шестилистовая св. Предтечи Иоанна и пр. и 2) пятнадцать серебряных ковчегов и 14 крестов с частями св. мощей, между которыми: цельная кисть руки св. мученицы Феодосии, соименной царевне Феодосии Алексеевне, и ковчег с частицами мощей св. Иоанна Златоустого, Филиппа Митрополита, св. Феодора Тирона, Евфимия Великого и преподобного Сергия; на оборотной стороне этого ковчега вырезано: «1700 года месяца октоврия в 8 день построен ковчег в дом Пресвятыя Богородицы в Новодевичий в похвалу и честь единому в Троице славимому Богу тщанием неложным обещанием инокини царевны Сусанны (Софии) Алексеевны Весу 1 фун. 3 зол.; возобновлен сей ковчег тщанием в бытность настоятельницы игумении Палладии Дуровой, в 1781 году месяца декабря 1 дня». Пред местными иконами стоят серебряные подсвечники и висят такие же лампады. На чаше подсвечника пред храмовою иконой вырезана следующая надпись вязью: «Лето 7203 (1695) году февраля в 9 день великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна дала в поминовение блаженныя памяти отца своего великаго государя, царя и великаго князя Алексия Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, да по благоверной государыне царевне и великой княжне Марии Ильиничне, построила сию лампаду Пречистыя Богородицы Одигитрии чудотворныя иконы Смоленския в Новодевичий монастырь, в Соборную церковь; а весу сиялампада 12 фунтов». Из надписей на 9 серебряных лампадах видно, что они устроены 1685 году, повелением великих государей царей Иоанна и Петра Алексеевичей и сестры их великия государыни царевны Софии.

В алтаре северное и южное предалтария отделены от престола стенами с двойными пролетами, а в них тайниками, где через маленькое окошечко, теперь заложенное, царевны слушали Божественную литургию. Средина его с востока освещается 3 окнами с прямыми перемычками, свод его полусферический, на котором написан Покров Божией Матери.

Горнее место украшено плащаницей, которая длиной 4 арш., шириною 2 арш. 11 вершк.; она шита по красному штофу шелками, бумагой, серебром и золотом, как видно из узловатой надписи по краям ее 7096 года, при царе Феодоре Иоанновиче и при царице Ирине Феодоровне, при игумении Стефаниде.

Престол каменный, покрыт серебряной чеканной одеждой, устроенной, как значится в надписи на ней: Алексием, Прасковиею, Елисаветою и Афанасием Ахлебаевыми. Над престолом пятиярусная восьмигранная, столярной работы с резьбою деревянная сень, увенчанная главой с крестом и утвержденная на четырех столпах. Этот шатер обставлен резными херувимами, кубками и кружками, он раскрыт красками, позолочен и посеребрен. Кругом по фризу идет следующая надпись вязью: «Лета 7161 (1653) генваря в 25 день, при державе благовернаго и Христолюбиваго государя царя и великаго князя Алексия Михайловича всея Русии самодержца, в осмое лето деревы царства его, и при его благоверной царице, великой княгине Марии Ильиничне, и при благоверной царевне Ирине Михаиловне, и при благоверной царевне и великой княжне Анне Михаиловне, и при благоверной царевне Татиане Михаиловне, при благоверной царевне и великой княжне Евдокее Алексеевне, при благоверной царевне Марфе Алексеевне, поставил сию сень над престолом Христа Бога нашего в дом Пречистыя Богородицы честнаго ея Одигитрия в монастыре Девиче князь Иван Алексеевич Воротынский по матери своей княгине Марфе Ивановне и по своих родителях в вечной поминок. А мастер зделал Кирилла Кондратьев». К подволоке сени прикреплен на золотой цепочке серебряный голубь, для хранения в нем Св. Даров68. Около горнего места и над его сопрестолиями южная и северная стены обставлены образами разной величины, шести, семи и восьми листов, пяти и семи пядей, принадлежащие разным векам и школам иконописи, греческого и фряжского письма, также столетники; между этими иконами находятся разные явления Божией Матери, из которых заметим 2 весьма редко встречающияеся, особенного вида: на левой стороне: 1) Замойскинской Богоматери 121/2 вышиной и 91/2 вершк. шириной; поля в серебряном басменном окладе, венцы сканные с финифтью. На Богоматери исподний головный покров белый, приличный девству, верхний санкировый; младенец держит обеими руками белый убрус, и 2) Голубицкой Богоматери с Младенцем, у Которого на руке голубь – символ Св. Духа, с подписью: «Дух истины, иже от Отца исходит».

При Соборной церкви находятся три придела: один на паперти во имя свв. апостолов и диаконов Прохора и Никанора, другой в южном предалтарии в память чуда Архангела Михаила; на той же стороне, за соборной стеной, придел в честь св. мученицы Софии и дщерей ее: Веры, Надежды и Любви. Все три придела по устройству своему относятся к концу XVII или началу XVIII в., т. е. ко времени пребывания в монастыре царевен. Алтарные иконостасы в них трехпоясные; образа фряжского письма.

В трапезе Софийской церкви помещается ризница, богатая драгоценной и старинной утварью, которая составилась по большей части из царских вкладов; сохранилось много вещей с древними надписями.

Из напрестольных крестов два наиболее примечательны по ценности и по знаменитости вкладчиков: 1) Золотой, с частицами св. мощей, украшенный алмазами и бурмицким жемчугом, со следующею надписью: «При державе великаго государя и великаго князя Феодора Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца и при братьях его государских, при великом государе царевиче и великом князе Иоанне Алексеевиче и при великом князе Петре Алексеевиче, состроен сий крест повелением сестры их государыни царевны и великия княжны Евдокеи Алексеевны, по отце их государеве блаженныя памяти по великом государе царе и великом князе Алексее Михайловиче всея Великия и Малыя и Белыя России самодержце в Новодевичь монастырь, в лето 7185 (1677 г) декабря в 20 день». 2) Серебряный вызолоченный крест, с частицами св. мощей, украшенный мелкими яхонтами. На рукояти его вырезано: «Се животворящий крест состроен тщанием благородный государыни царевны и великия княжны монахини Сусанны Алексеевны и благородныя государыни царевны и великия княжны Феодосии Алекееевны, в обитель Пречистыя Богородицы Новодевичь монастырь, при игумении Памфилии со иже во Христе сестрами, от воплощения сына Божия Иисуса Христа лето 1703 июля в 1 день».

Напрестольных Евангелий печатных XVII столетия в золотых и серебряных окладах, по описи 1763 г., было 19. Драгоценнейшее из них в десть с верхней доской из чистого золота и черневыми наугольниками и середником. На этом окладе 4 крупных изумруда, 4 яхонта и 4 винисы, сверх того, по местам, алмазы и бурмицкий жемчуг.

К тексту приложены прекрасные живописные изображения четырех евангелистов, каждое в цельный лист, и при них на четырех же листах особо изображения символов, усвоенных каждому евангелисту: каждое закладывается рамкой из пергамена с малиновой материей; текст писан уставом на пергамене. По краям оклада вырезана следующая надпись: «Лета 7188 (1680) октября в 1 день, при державе благочестивейшаго великаго государя, царя и великаго князя Феодора Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, тетка ево государева, великая государыня царевна и великая княгиня Татиана Михайловна построила сие Святое Евангелие Пресвятыя Богородицы в Новодевичь монастырь, по своих царских сродниках в вечное поминовение».

В описи 1763 г. показано 16 золотых и серебряных служебных сосудов. На поддоне потира из чистого золота, украшенного изумрудами и яхонтами, читаем: «в лето 1701 году сентября 13, при державе благочестиваго государя царя и великаго князя Петра Алексеевича всея России самодержца, тщанием благородныя государыни, царевны и великия княжны Феодосии Алексеевны построен сей потир в обитель Пресвятыя Богородицы в Новодевичь монастырь из Монастырскаго золота, а в нем весу 5 фунтов и 8 золотников, в дискосе весу 3 Фунта и 68 золотников».

Из кадил замечательны два серебряных: одно, как видно из надписи, устроено 1709 года в Новодевичий монастырь духовником его иеромонахом Иннокентием, другое – на поминовение игумении Феодосии и Домны Близнецовых, о которых упомянуто в 1604 г.

В числе утварей находятся: 1) два серебряных сосудца с надписью по краям: «благослови, Владыко, вино и воду»69 и 2) царская кутейница в виде серебрянной чашки с крышкой, увенчанная двуглавым орлом. Она ставилась на блюде с коливом или кутьей на царские гробницы, когда пели панихиду по усопших царицах, царевнах и их родителях70. На серебряной кружке читаем надпись: «лета 7201 июля в день ея кружка дана в Девичь монастырь на гроб к панафиде боярина и дворецкаго оружейничаго Богдана Матвеевича Хитрова жены его, боярыни Марьи Ивановны».

Все эти драгоценные вклады царей, цариц, царевен и бояр были жертвами их благоговения и любви к памяти своих родителей, которых они неопустительно и усердно поминали, кроме третин, девятин, полусорочин и сорочин по кончине, во дни их тезоименитства и преставления, а также в родительские субботы; поэтому и в подписях на утварях означено: «в вечное поминовение родителей своих». Внимая словам св. Иоанна Златоустого, они поминали усопших молитвами и прошениями, милостынями и приношениями (Письмо VIII-е к Фаустину).

Между жалованными от государей облачениями есть аксамитные и бархатные ризы, пелены и покровы, низанные жемчугом, черные ж оплечья фелоней и стихарей показывают, что они были заупокойные. В той же описи 1763 г. значится: воздухов парчевых, бархатных, обяринных, камчатых, атласных, штофных, барбейраковых, тофтяных, гризетовых, в том числе низанных жемчугом и украшенных драгоценными каменьями, шитых золотом 49, одежд на престол и жертвенник 17, риз священнических 133, стихарей 84.

Кроме церковной утвари, в ризнице находится несколько вещей из царской хоромнойпосуды: стопы, чарки, ковши, блюда и тарелки, из которых замечательны: 1) серебряная с чернью стопа, с двуглавым орлом на крышке; в трех клеймах вырезана следующая надпись: «Зделана сия стопа повелением великие государыни, благоверные царевны и великие княжны Софии Алексеевны всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцы, к ней великой государыне в хоромы, лета 7195 (1687) году». 2) Чашка серебряная с чернью, наверху крышки двуглавый орел; вокруг ее надпись: «Повелением великие государыни, благочестивой царевны и великие княжны Софии Алексеевны зделана сия чаша к ней великой государыне в хоромы, лета 7195 (1687) месяца сентября 6». 3) Серебряный ковш с двуглавым орлом на дне и на ручке. Вокруг него по краям и в клеймах вырезаны следующие слова: «Пожалован сим ковшем города Орла таможеннаго кабацкаго бурмистра Ивана Михайлова сына Ощепкова за его радение, что он будучи в сим году, прибрал дум (?). Божиею милостию великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец».

Прежде в Новодевичьем монастыре была значительная библиотека, состоявшая по большей части из рукописей и книг, жалованных в разное время царевнами и внесенных старицами Кутеинского монастыря, как видно из подписей на некоторых. Во время 1812 г. многие из них утратились.

К достопримечательностям монастырской утвари можно отнести и стоящую в притворе Трапезной церкви огромную медную водосвятную чашу в виде купели. Она имеет в диаметре около 2-х аршин, вставляется в сосуд, формою и стилем своим похожий на купель, принадлежащую кн. М.А.Оболенскому.

Кроме собора и его ризницы, в обители находятся следующие церкви, различные между собой по архитектуре.

I. Трапезная теплая, сходная по стилю с подобными современными ей церквами в Московском Богоявленском монастыре и в Троицко-Сергиевой Лавре. Над квадратом трапезы осмигранный шатер увенчан трибуном с позолоченною главою. На углах квадрата по 4 полуколонки; окна с разрывчатыми сандриками, восточная часть храма, по принятому обычаю, завершена 3-мя полукружиями, в средине которых вставлены полуколонки. Длинный прямоугольник трапезы примыкает в западной части квадрата церкви, увенчанной одной главой; в нижнем ярусе прежде были 5 погребов под сводами и пивоварня. С северной стороны ведет в храм широкий каменный вход о 17 ступенях; до начала XIX столетия от больничных келий вели в церковь каменные переходы. По роскоши своих архитектурных орнаментов церковь эта составляет совершенную противоположность соборной, которая построена, как говаривали в старину, гладким делом.

Главный престол этой церкви, в честь Успения Божией Матери, освящен в 7195 (1687) г. Патриархом Иоакимом с Преосвященными Крутицким, Суздальским и Тамбовским. Здесь еще сохранился красивый старинный иконостас, с резьбою и позолотой по местам, состоящий из двух ярусов. Св. иконы в нем писал и самый иконостас строил золотописец Карп Иванов в 1686 г.71. В первом поясе 6 местных образов, греческого письма; над ними во 2-м поясе, кроме св. икон, 4 ряда клейм, между гладкими приставными колонками, поддерживают разрывчатый карниз. По сторонам образа Пресвятой Богородицы, возвышающегося над сплошными царскими дверьми, утверждены два крыла в виде ветвей72. На зимнее время в алтарном иконостасе помещается чудотворный образ Смоленской Божией Матери. Своды церкви стрельчатые; окна с полудуговыми перемычками; к западной стороне стены пристроены деревянные ходы для монашествующих.

В обширной трапезе, под коробовым сводом, 2 придела; один в честь св. апостола евангелиста Иоанна Богослова, а другой во имя св. апостола Иакова Алфеева; образа писаны в итальянском стиле. Первый придел переставлен сюда из среднего этажа колокольни, где находился до 1812 г., второй, как сказано, устроен в 1813 году.

Из трапезы в южной стене ведет узкая и высокая лестница в церковь Сошествия Св. Духа; к этой церкви пристроена деревянная трапеза.

Алтарный ее иконостас, по-видимому, не старше XVIII столетия; в нем на образе Толгской Божией Матери начертана следующая надпись: «Сей образ тщанием и трудолюбием сея обители иерей Симеон, по своему обещанию, вручил Святей Церкви для поминовения своих родителей, в лето Бога Слова 1731 октября 10 дня». В алтаре же на стене замечателен древний образ Корсунской Богородицы, вырезанный из камня рельефом.

II. Больничная, низменная церковь во имя св. Амвросия Медиоланскаго, по свидетельству старожилов, сооружена Московским архиепископом Амвросием Зертис-Каменским, в честь тезоименитого ему святаго. Прежде, как полагают, она посвящена была св. Иоанну Предтече. В ней замечательно древнее, вырезанное из дерева, изображение преп. Параскевы Пятницы, выш. ¾ арш.; она одета в парчовое платье и увенчана короною, на персях у нее ожерелье, на ногах башмаки, шитые золотом. К западной части храма примыкает старинное каменное здание с крутой двускатной крышей; тут Губинская богадельня и келии.

III. Над передними воротами монастыря, как бы на горе Фаворе, возвышается квадратная, трехъярусная, красивая церковь в честь Преображения Господня, освященная Патриархом Иоакимом 1688 г. августа 5. Она о пяти главах на длинных шеях; верхи ее осенены шестиконечными крестами, между тем как на прочих церквах в монастыре старинные кресты четверочастные с полумесяцем при подножии. На углах ее квадрата по четыре приставные полуколонки с капителями и базисами из белого камня. Под пятами сводов на каждой стороне по две мешени в виде раковин; над окнами разрывные сандрики, у входных дверей чешуйчатые столбики с кудрявыми капителями. На восточной и западной сторонах низменные пристройки, одна для алтаря, другая для трапезы, из которой ведет дверь в двухэтажные келии; другая дверь с юга. Свод внутри церкви стрельчатый; окна в три света на северной и южной сторонах. Как в своде, так и в стенах сделаны голосники, или слухи. Алтарь возвышен над помостом храма на 3 ступени. Пол из дубовых лещадей. Великолепный многосложный иконостас, на ножках, в пять поясов, украшенный резьбой и позолотой, занимает всю преграду алтаря от солеи до свода; в нем царские двери сплошные, с шестью клеймами и с полукруглой висячей сенью, а около нее ангелы с рипидами. На правой стороне от этих дверей местные иконы: 1) Преображения Господня; 2) Иисус Христос на облаках, благословляющий стоящих долу св. Иоанна Предтечу и апостола Петра, тезоименитых царям Иоанну V и Петру I; 3) св. царя Константина и великаго князя Владимира. На левой образа: 1) Богоматери «Всех скорбящих Радости» и 2) Осеняющей покровом своим святых, тезоименитых царскому семейству: св. царицу Елену, благоверную княгиню Ольгу, св. мученицу Софию и св. Параскеву. Все эти образа фряжскаго письма и, как видно, произведения кисти разных мастеров. Над ними в поясах алтарнаго иконостаса размещены по порядку двунадесятые праздники, 12 апостолов и 16 пророков, далее Страсти Христовы, увенчанные распятием с предстоящими. На стенах храма расставлены св. иконы, в их числе древний, шитый шелками и золотом образ Одигитрии Смоленской Божией Матери и писанные на холсте символические изображения из области христ­ианского учения. Пред алтарным иконостасом висит медное пятиярусное паникадило старинной иностранной работы. В алтаре троечастное его разделение, принятое церковным зодчеством, обозначено тремя нишами в восточной стене, где проделаны окна для освещения святилища. Между расставленными образами замечательны современное царю Алексею Михайловичу изображение Креста Господня с предстоящими: равноапостольными царями Константином и Еленой, русским царем Алексием Михаиловичем с царицей Марией Ильиничной и Патриархом Никоном. Картина эта, пережившая без поновления два века, писана в иконном стиле, на подклееном холсте; вышиною она 61/2, шириною 41/2 четверти73. При обозрении этой церкви обращают на себя внимание остатки прежнего обихода царевен, в ее трапезе: старинная муравленая печь, не доходящая до сводов, и подле нее в западной стене волоковое окно со шкафом, чрез которое стоявшие извне могли слушать чтение и пение в церкви. Западные створчатые двери из дубового дерева раскрашены в старинном вкусе; ими входили царевны в церковь из летних своих покоев. Из окон ее в северной стене представляется глазам златоглавый Кремль. Смежное с Преображенской церковью, каменное двухэтажное здание, переделанное в частях, сохранило однакож свой прежний характер более в своей наружности, чем во внутренности; часть ограды, примыкающая к этому зданию, введена была в состав его до 1812 г., амбразуры ее обращены в окна, выходящие на поле; крыльцо, бывшее прежде посредине, теперь устроено сбоку. Хотя местное предание и присваевает эти келии царевне Софии, но другое вероятнее утверждает, что здесь жила царица Евдокия Феодоровна, начиная с царствования внука своего Петра II до царствования Анны Иоанновны. В этих покоях хранятся:1) вид Новодевичьего монастыря, писанный масляными красками на холсте в конце XVIII века, длиною 61/2, а шириною 5 четвертей, с надписью: «изображение построенному в Московском Новодевичьем монастыре каменному и деревянному зданию»; и 2) портрет, или, как называют, знамя царевны Софии Алексеевны, писанное маслянными красками на холсте. Над главами орла такие же три короны из двух дуг, образующих крест, как и на самой царевне, облеченной в царский сан. В шести клеймах на крылах двухглавого орла и водном клейме между его главами оставлены полые места для гербов. Вместо скипетра и державы, которые держит в руках своих сама царевна, у орла в когтях меч и пальмовая ветвь. В северо-восточной башне, как видно на упомянутом изображении монастыря, была еще церковь во имя св. Николая, давно упраздненная; местный образ находится ныне в монастырском соборе.

IV. Над задними воротами церковь о трех верхах в честь Покрова Божией Матери; она уже существовала между 1625–1677 гг.74. В церкви свод стрельчатый, равно как и в трапезе, отделенной от храма каменной стеной с дверью и двумя окнообразными пролетами. Замечательно, что в трапезу ведут двое дверей, одни с запада, другие, боковые, с севера. Назначение последних могло быть двоякое: для выхода настоятеля в притвор на утрени Светлого Воскресения75 и для удобнейшого перехода царевнам из каменных палат, примыкающих к восточной части храма. По преданию, в этих палатах жила царевна Cофья Алексеевна. Пол в церкви дощатый, престольное место, или солея, возвышается на две ступени. Алтарь отделен от храма каменной стеной с арками, к которой приставлен четырехпоясной иконостас во вкусе рококо. С правой стороны от царских врат иконы: Богоявление Господне, Покров Божией Матери, окруженный архангелами Михаилом, Гавриилом, Салафиилом, Варахиилом и Егудиилом. На второй из них изображена следующая надпись: «писал сии образ иконописец Василей Иванов сын рекло Пахомов». На левой стороне образа: Рождество Христово и Введение во храм Божией Матери; на полях последнего читаем: «7198 (1690) лета писал сии образ Кирил Уланов». Вероятно, и другие иконы в алтарном иконостасе писаны во фряжском стиле этими царскими зографами или их товарищами. На царских вратах изображены Благовещение Богородицы и четыре Евангелиста, над ними в клейме Св. Троица, а по сторонам, во втором поясе, шесть Господских праздников. В третьем поясе: Господь, окруженный бесплотными Силами с предстоящими Ему Богоматерью и Предтечей, архангелами Михаилом и Гавриилом; по обеим сторонам их апостолы. В последнем поясе, увенчанном Распятием Иисуса Христа, Знамение Божией Матери, или воплощение с предстоящими Ей Пророками. На южных дверях алтаря написан св. архидиакон Филипп, а на северных св. архидиакон Стефан. В самом алтаре нет ничего особенно замечательного в археологическом отношении. Но, к сожалению, не сохранились обетные церкви вел. кн. Василия III, в память Происхождения Честного Креста, и царя Иоанна IV – во имя свв. богоотец Иоакима и Анны.

Колокольня построена, по-видимому, не ранее XVIII века, но возобновлена при игумении Палладии Дуровой, умершей в 1795 г. В нижнем этаже колокольни находится придел во имя преподобных Варлаама и Иоасафа царевича Индийского. Алтарный иконостас трехпоясной, украшен образами фряжского стиля: 4 местные иконы писаны на золоте; царские врата сплошные цырованные, с 6-ю клеймами, в которых на жестяных дощечках изображено Благовещение Богородицы и 4 евангелиста; над ними надпись: се Агнец Божиий. Во 2-м ярусе помещены главные господские праздники, а в третьем 12 апостолов, предстоящие Спасителю, Богоматери и Предтече с 2 архангелами. Эти священные изображения увенчаны Распятием Иисуса Христа с предстоящими. В алтаре жертвенник и кладезь устроены в одной нише и разделены окошечком с решеткой, куда извне могли подавать поминания на проскомидии. Из старинной священной утвари этой церкви серебряный вызолоченный потир ныне хранится в Никольской церкви села Малинова, Судогодского уезда; на его поддоне вырезана следующая надпись: «1707 года, мая в 27 день, делан сей сосуд повелением благородный государыни царевны великия княжны Евдокеи Алексеевны в Новодевичий монастырь, в церковь Царя Иоасафа»76 . Во 2-м этаже колокольни до 1812 г. помещалась церковь в честь св. Иоанна Богослова; престол ее перенесен в трапезный храм после 1812 г., когда один из неприятелей втащил туда лошадь, там издохшую. Между колоколами на ней замечательны в историческом отношении, особенно по литейным мастерам XVII столетия, и по вкладчикам, как можно видеть из помещенных на них надписей.

1) «Лета 7059 (1551) при царе великом князе Иване Васильевиче всея Руси и преосвященном архиепископе Макарие, Митрополите всея Руси». Колокол малый зазвонный.

2) «Лета 7136 (1628) году мая в 3 день дал сии колокол в дом Пречистой Богородицы Смоленской в Новодевичь монастырь князь Алексей Иванович Воротынский по княгине Марие князя Ивана Михайловича Воротынскаго, по княгине Марие Петровне, по своей матери и по своих родителех».

3) «Лета 7138 (1630) апреля в 13 день при великом государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всея Руси самодержце в его государские державы в 17 лето и при благоверном царевиче и великом князе Алексее Михайловиче всея Руси и при великом господине Святейшем Патриархе Филарете Никитиче Московском и всея Руси поставила сей колокол мати государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси инока великая государыня старица Марфа Ивановна, в дом Пречистые Богородицы, Новодевичь монастырь, по своей душе; игуменье с сестрами, которые в том монастыре будут за тот наш вклад душу мою в сенадики написати по вся дни поминати». На колоколе изображено Распятие Иисуса Христа с предстоящими; под ним в клейме Агнец с сиянием около головы и с хоругвью на плече.

4) «Ме fecit Daventriae. А. 1673. Неnrуck. Тhоr. Ноrst. Аmor vincit оmnia». Т. е. меня сделал (слил) в Девентере, 1673 года, Генрих Тор Горст. Любовь все побеждает». На поверхности этого колокола двуглавый орел, на груди которого изображен в клейме конь без всадника, похожий на единорога, редко встречающийся в Российском гербе.

5) «Божиим изволением сии колокол поставили стрельцы Темирева приказу Засецкаго 500 человек великому Чудотворцу Николе, что на горках за Москвою рекою».

6) «Слит сей колокол на Москве в дом Пречистые Богородице Одигитрие, чюдотворные иконы Смоленския, Божиею милостию повелением благовернаго государя царя и великаго князя Алексея Михайловича в Новодевичь монастырь, что за посадом, лета 7159 (1651) году сентября в 1 день, а деньги здавали вкладчики по обещанию. Мастер Микифор Баранов. Весу всем колоколе 200 пуд».

7) «Лета 7192 (1684) месяца августа 3 дня сей колокол вылит в похвалу и славу и честь Богу в Троице славимому и Пресвятей Богородицы и всем Святым в дом Ея Пресвятыя Богородицы явления иконы Смоленския Одигитрия, нарицаемый Новодевичей монастырь, повелением благочестивейших великих государей наших царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, общими же с ними великими государи изволением и согласием сестры их государския великия государыни, благоверныя царевны и великия княжны Софии Алексеевны всея Великия и Малыя и Белыя России, понеже она государыня того святого дому из давних лет строительница, а ныне наипаче имеет прилежное попечение к устроеннию, как от всех видимо. Весу в нем 540 пуд. Лил сей колокол мастер Федор Моторин».

8) «Лето 7196 (1688) декабря 1 дня сий колокол вылит в похвалу и славу и честь Богу в Троице славимому и Пресвятей Богородицы и всем Святым в дом Ея Пресвятыя Богородицы явления иконы Смоленския Одигитрия, нарицаемый Новодевичей монастырь, повелением благочестивейших великих государей и царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, общими же с ними великими государи изволением и согласием сестры их государския великия государыни, благоверныя царевны и великия княжны Софии Алекееевны всея Великия и Малыя и Белыя Росии; понеже она государыня того святаго дому издавных лет строительница, а ныне наипаче имеет прилежное попечение об устроении, как от всех видимо. Лил сей колокол мастер Михайло Лодыгин».

Близ колокольни некогда стояли келии царицы Ирины, в иночестве Александры, сестры царя Бориса Годунова.

Деревянных же хором царевны Софии, существовавших в 1795 году, теперь уже не находится в обители, но еще уцелели здесь каменные одноэтажные келии конца XVII и начала XVIII столетия; многие из каменных и деревянных строений, стоявшие еще в 1763 году, сломаны. В этом же году существовали в монастыре сады и огороды:

1) При входе, налево от передних ворот, игуменский сад на 35 саженях в одном конце и на 22 в другом.

2) За трапезой в ограде плодовый сад длиною 15 саж. 1 арш., и шириною 13 саж. 2 арш.

3) За больничными кельями монашеский яблонный сад, длиной 10, шириной 9 сажен .

4) У житного двора плодовый сад для монахинь, где росли яблони, груши, вишни, сливы, смородина, крыжовник и разные овощи.

5) За монастырем бывший сад, именуемый Вавилоном, с прудом и колодезем, над которым построена часовня, расположенный на 12 десятинах и 88 квадратных саженях.

6) Двор с огородом и прудом на 5 десятинах, 1397 кв. саж., в Хамовниках, на Чудовке.

7) В селе Воробьеве подле Заразов сад на 21/4 десятинах.

Сверх того, для продовольствия монахинь, в самом монастыре и вне его были овощные огороды.

Низменное каменное здание в северо-западной части стены, известное под названием Архива, без сомнения, хранило в себе акты, касавшиеся монастырских вотчин и управления ими.

Приказ монастыря с сенями и караульней, длиною на 12, шир. на 4 саженях, деревянный, стоял за монастырем по левую сторону передних ворот, а по правую сторону задних ворот – двор духовника с каменными кельями, с деревянным строением и с плодовым садом. Писчики и другие монастырские служители, как то: оконнишники, воротные сторожа, плотники, кузнецы, конюхи, портные, хлебники, повара, приказные, сторожа, садовники, шорники, бочары, колесники, швалы, чеботари, печники, коровники, огородники, жили в подмонастырских слободах: Саввинской, Царицыной, Большой, Новоселебной и Загородной.

По указу царей Иоанна и Петра Алексеевичей, в 1690 году, пожаловано Новодевичьему монастырю подворье на берегу Москвы-реки против Андреевского монастыря, с землею, по описи из Разъезжего приказа, 5 десятин и 1397 квадратн. сажен.

По ведомости 1763 года, под монастырскими дворами, огородами, дворами монастырских слуг и огородами 33 десятины, 2121 квадрат. сажени; луговой и сенокосной земли близь монастыря 46 десятин , 339 квадратн. сажен, всего же в даче близ него земли 231 десятина, 1520 квадратн. сажен.

IV. Усыпальницы.

Надписи в Новодевичьем монастыре

в церквах и разных местах

над усопшими77

В соборной церкви Одигитрии Пресвятой Богородицы четыре гробницы:

1) Лета от сотворения мира 7212, а от Рождества Христова 1704 года июля в 3 день, в понедельник, на первом часу дни, на память святаго мученика Иоакинфа и в принесение, иже во святых отца нашего, Филиппа Митрополита Киевскаго и всея России, в той день преставися раба Божия блаженныя памяти благовернаго и благочестиваго великаго государя царя и великаго князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, и блаженныя памяти благоверныя и благочестивыя великия государыни царицы и великия княгини Марии Ильиничны дщерь их, великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна, а тезоименитство ея было сентября в 17 числе, а от рождения ей было 46 лет и 9 месяцев и 16 дней, во иноцех была 5 лет и 8 месяцев и 12 дней, а имя ей наречено Сусанна, а в схимонахинях преименовано имя ей прежнее София, и погребена в церкви Пресвятыя Богородицы Смоленская на сем месте июля в 4 день78.

2) государыни царевны и великия княжны Евдокии Алексеевны.

3) государыни царевны и великия княжны Екатерины Алексеевны.

4) государыни царевны и великия княжны Евдокии Феодоровны.

Под алтарями и против оных алтарей:

В лето 7032 (1524) году, князь великий Василий Иоаннович всея России воздвиже сию пречестную обитель, в ней же храм Пресвятыя Богородицы, и ту собра инокинь девическаго чина множество, им же бысть начальница благоговейна и благочинна сия схимонахиня Елена, зовома Девочкина, и в сей обители преставися с миром.

Лета 7020 (1511) году декабря 18 дня на память святаго мученика Севастиана, преставися раба Божия инокиня Феофания, которая при вышепомянутой начальнице была послушницею, и погребена против сего надписания.

Под алтарем Архангела Гавриила одна гробница:

1746 году месяца июля 15 дня на память святых мученик Кирика и Улиты в 3 часу по полунощи преставися раба Божия игумения монахиня Анастасия, которая приведена в святую обитель 5 лет, монашество получила 15 лет, и в сей святой обители игуменство содержала 7 лет и 8 месяцев, а всего жития ея было 88 лет.

Под алтарем соборной церкви:

Лета 7058 (1550) июля в 20 день, преставися царевна и великая княжна Анна Иоанновна, дщерь благовернаго царя и великаго князя Иоанна Васильевича, всея России самодержца, а погребена была в сем монастыре в деревяной церкви богоотец Иоакима и Анны, на коем месте построена была каменная, а стояла не освящена многие годы, и та церковь для ветхости разобрана, и в лето 7193 (1685) мая в 25 день при державе благородных великих государей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцев, изволением сестры их государевы великия государыни благородныя царевны и великия княжны Софии Алексеевны, тоя благородныя царевны и великия княжны Анны Иоанновны тело в прежней каменной гробнице и с надписанною прежнею доскою пренесено и поставлено на сем месте соборныя церкви под алтарем, а тезоименитство ея сентября в 9 день, а на пренесении была великая государыня благородная царевна и великая княжна София Алексеевна.

Лета 7180 (1671) году сентября в 21 день, на память святаго апостола Кодрата преставися раба Божия боярыня князя Ианикиты Ивановича Одоевскаго жена, княгиня Евдокия Феодоровна, во инокинях Ефросиния, схимница, и погребена на сем месте октября в 22 день.

Лета 7163 (1654) сентября в 2 день, на память святаго мученика Мамонта, преставися раба Божия боярина Феодора Ивановича Шереметева дочь, девица Анна Феодоровна, в инокинях схимница Александра79.

Лета 7195 (1687) августа в 3 день, преставися раба Божия, боярина и дворецкаго князя Василия Феодоровича Одоевскаго жена его, боярыня вдова княгиня Акулина Феодоровна, а тезоименитство ея июня в 13 день.

Да две гробницы без надписей, а чьи – неизвестно. Под соборной церковью Смоленской Богородицы, идучи по правую сторону:

Лета 7208 (1700) года апреля в 21 день, на память священномученика Иануария и иже с ним, преставися раб Божий сея святыя обители Пречистыя Богородицы Новодевича монастыря духовник священноиеромонах Феодосий.

Лета 7196, а от Рождества Христова 1688 индикта 11 в руцелета 7 августа в 19 день, на святаго мученика Андрея Стратилата, преставися тут на Москве раба Божия Мария Максимовна, жена его милости пана Михаила Васильевича полковника войска их царскаго величества Запорожскаго Гадяцкаго дочь Максима Ильяшенка полковника войска их царскаго пресветлаго величества Запорожскаго Лубенскаго, а положена на сем месте под соборною церковию под храмом Пресвятыя Богородицы.

Лета 7182 (1674) мая в 1 день, на память святаго пророка Иеремии и преподобнаго и богоноснаго отца нашего Пафнутия Боровскаго Чудотворца, преставися благоверная княгиня Наталия Феодоровна, жена благовернаго князя Иоанна Алексеевича Воротынскаго, дочь благовернаго боярина князя Феодора Семеновича Куракина.

Лета 7187 (1679) мая в 21 день, на память святаго и равноапостольнаго великаго царя Константина и Христолюбивыя матери его Елены, преставися раба Божия, дщерь благовернаго болярина князя Иоанна Алексеевича Воротынскаго, княжна Прасковья Ивановна.

Лета от сотворения мира 7248 года, от воплощения Бога Слова 1704 года февраля 6 дня в 9 часу пополудни, на память преподобнаго отца нашего Вукола епископа Смирнскаго, преставися раба Божия жена ближняго стольника, Ивана Степановича Салтыкова, вдова Марья Ивановна, дочь болярива князя Ивана Григорьевича Куракина, от рождения своего 64 лета и 9 месяцев, а тезоименитство ея июля 7, и погребена на сем месте. При оном надписании образ Богоматери на деревянной доске.

От Рождества Христова 1698 года августа 1 день, рождение благородной девицы Натальи Ивановны Солтыковой, а преставися 1748 года июля в 1 день на память святых мученик Козмы и Дамиана, а жития ея было от рождения 49 лет и 11 месяцев, и погребена бысть против сей таблицы. При оном надписании герб.

От Рождества Христова 1697 года, августа в 1 день, рождение благородной девицы Евдокии Ивановны Салтыковой, а преставление ея было 1762 года апреля против 1 числа по полуночи в 1 часу, на память матери нашея Марии Египетския, а жития ея было 65 лет и один месяц, и погребена бысть против сей таблицы. При оном надписании герб.

1757 года октября 14 дня, в память святых мученик Назария, Гервасия, Протасия и Келсия, по полуночи в 3 часу, преставися раб Божий генерал-майор Иван Иванович Головин, родился в 1684 году сентября 8 числа, жития его было 73 года 36 дней, а погребен он в Новодевичьем монастыре 1757 года, тогож октября 24 дня. Под сею таблицею образ Воскресения Христова и фамилии его герб.

Лета 7046 (1537) года, сентября 17 дня на память святыя мученицы Софии и чадея: Веры, Любви и Надежды, преставися раба Божия, дочь князь Ивана Михайловича Воротынскаго, благоверная княжна Екатерина.

Лета 7091 (1583) года марта в 1 день, преставися раба Божия Домна, Иванова жена Васильевича Шереметева, во иноцех Евникея, на память святых мученик Кондрата и дружины его.

Лета 7078 (1570) января 25 дня, преставися княжна Александрова Ивановича Воротынскаго, а во иноцех княгиня Анастасия.

Лета 1115 (1606) декабря в 11 день, на память преподобнаго Даниила Столпника, преставися раба Божия инока схимница старица Анфиса Панова.

Лета 7115 (1607) мая в 8 день, на память святаго апостола и евангелиста Иоанна Богослова, преставися раба Божия инока схимница Венедикта Афанасьева жена Кайсарова.

Лета 7136 (1628) года, мая в 3 день, на память святых мученик Тимофея и Мавры, преставися раба Божия князя Ивана Михайловича Воротынскаго княгиня Мария.

Лета 7079 (1517) года, в 15 день, преставися княжна Аграфена князя Михайлова дочь Ивановича Воротынскаго, на память Пресвятаго Обретения честныя главы Пророка Иоанна Предтечи.

Лета 7079 (1570) года, сентября в 6 день, преставися князь Михайлова Княгиня Степанида Ивановича Воротынскаго, на память святыя мученицы Веры, Любви и Надежды и матери их Софии.

Да подле оной гробницы гробница ж с надписью, а надпись за ветхостью описать не можно.

Лета 7170 года, ноября в 19 день на память святых мученик Платона и Романа, преставися раба Божия младенец благоверная княжна Стефанида Ивановна, дщерь благовернаго князя Ивана Алексеевича Воротынскаго.

Лета 7189 (1600) года, декабря в 24 день на память святыя преподобномученицы Евгении, преставися раба Божия Матрона Тимофеевна думнаго дворянина Васильева жена Яковлевича Дашкова, дщерь Тимофея Ивановича Лихачева, а тезоименитство ея ноября в 9 день на память святыя мученицы Матроны.

Лета 7071 (1563) года, марта в 20 день, на память преподобных отец наших, иже вообители святаго Саввы избиенных, преставися раба Божия Улиана Григорьева жена Юрьевича инока скимница Евпраксия.

Лета 7099 (1591) года, августа в 27 день на память святых мученик Адриана и Наталии, преставися князь Андреев сын Андрея Ивановича Голицына раб Божий князь Феодор.

Лета 7073 (1565) года, месяца генваря в 6 день, преставися благоверная княгиня Марья княжна Юрьева Федоровича Сицкаго.

Лета 7054 (1546), июля 21 дня, преставися князь Иван Иванович Кубенской.

Лета 7045 (1537) маия 15 дня, преставися княж Иванова Семеновича Кубенскяго княгиня Ульяна, инока Евпраксия.

Лета 7079 (1570) октября в 20 день, на память великаго мученика Артемия, преставися раба Божия княжна Ивана Ивановича Пронскаго княгиня Марья, а во иноцех княгиня Марфа Турунтаева.

Лета 7011 (1503), февраля в 10 день, преставися раб Божий Василий Иванович сын Назовлов, во иноцех Макарий.

Да без надписей двадцать восемь гробниц в том числе пять с надписями, которые за ветхостью описать невозможно.

Лета 7188, (1680) марта в 27 день, на память святыя матере нашея Матроны Селунския, преставися болярин и дворецкой и оружейничий Богдан зовомый Иов Матвеевич Хитрово в 3 часу дня в первой четверти, а тут же погребена и дщерь его младенец Ирина.

Лета 7201 (1693) июня в 29 день, на память святых верховных апостол Петра и Павла, преставися раба Божия боярина и дворецкаго и оружейничаго Богдана Матвеевича Хитрова жена его вдова боярыня Марья Ивановна, а погребена того ж месяца в первый день.

Под Софийской церковью:

Лета от сотворения мира 7220, а от Рождества Христова 1712 года, мая в 10 день, в субботу в 3 часу дня в 3 четверти, на память святаго апостола Симона Зилота, в той день преставися раба Божия блаженныя памяти благочестиваго великаго государя царя и великаго князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца и блаженныя памяти благоверныя и благочестивыя великия государыри царицы и великия княгини Марьи Ильиничны, дщерь их великая государыня благоверная царевна и великая княжна Евдокия Алексеевна, а тезоименитство ея было марта в 1 числе, а от рождения ей было 62 года и 2 месяца и 9 дней, и погребена в церкви Пресвятыя Богородицы, нарицаемыя Смоленския, на сем месте тогож мая в 11 день.

Лета 7189 (1689) декабря в шестый день, на память иже во святых отца нашего Николая Чудотворца, преставися раба Божия святыя обители игумения Антонида Данилова дочь.

Лета 7197 (1689), марта в 1 день, преставися раб Божий сея святыя обители духовник священно-иеромонах Макарий Никифоров сын Батюшкович.

Лета 7185 (1677), апреля в 15 день, преставися раб Божий иеромонах Дорофей Егорьев сын Микеевич.

Лета 7201 (1693), июля в 8 день, преставися раба Божия сея святыя обители игумения схимница Анастасия Хоцковская.

В том же месте имеются, одна без надписи, а две с надписьми, которых за ветхостью описать не можно.

Возле Софии алтаря:

Лета 7133 (1624) года, сентября в 9 день, преставися раба Божия инока схимница Дорофея Никитинская жена Досадина.

Против Софии самого алтаря:

Лета 7097 (1588), декабря в 25 день в Рождество Христово, преставися благоверная княгиня инока Александра княжна Владимирова Ивановича Воротынскаго.

Под алтарем Архангела Гавриила одна гробница без надписи.

Подле алтаря святых апостолов Прохора и Никанора:

Лета 7088 (1580), августа в 20 день, на память святых мученик Фотия и Аникиты, преставися раба Божия инока схимница Марфа Соловцова.

Под трапезой:

Лета от сотворения мира 7217 году, а от воплощения Бога Слова 1709 году, февраля в 5 день, преставися раба Божия князя Никиты Ивановича Лобанова жена его княгиня Анна Никифоровна, а во иноцех схимонахиня княгиня Антония.

1747 года, апреля в 30 день, на память святаго апостола Иакова брата святаго Иоанна Богослова, преставися раба Божия монахиня Антония, в белицах Татиана Васильевна, жена Владимира Петровича Щербатова, жития ея от рождения было 79 лет, а тезоименитство ея бывает иануария в 12 день, а погребено тело ея под сим камнем.

Каменные их гробы стоят на помосте храма; над ними устроены из кирпича надгробницы, покрытые суконными и бархатными покровами с нашитыми на них крестами.

Тщетно мы искали могилы блаженного Иакова, на гробницу которого, под церковью, царь Михаил Феодорович в 1624 году прислал покров из черного аглинскаго сукна80.

Вокруг собора и Успенской церкви много надгробных памятников, из которых одни отличаются простотою, другие изяществом и богатством. Мы считаем излишним вдаваться в подробное описание их, но заметим только две скромные надгробницы двух достопамятных стариц: 1) казначеи и спасительницы этой обители Сарры Николаевны, скончавшейся 1840 г. 18 марта на 75 году от рождения; и 2) матери знаменитого митрополита Платона, на которую указывает каменная таблица в стене Софийского придела со следующей надписью: «Против сей надписи под зеленым камнем погребено тело усопшей рабы Божией Татианы Левшиной, которая родилась 1704 года января в 12 день, а переселилась из временной жизни 67 лет , 6 месяцев 12 дней. 1771 года августа 12 дня». Над могилою счастливой матери повторим следующий отзыв почтительного сына ее, великого иерарха Московского, отца отцов: «Мать Татиана была благоразумна и рассудительна, была горяча к детям и о добром их воспитании и опрятном содержании весьма пеклася; наипаче была сама набожна и благочестива, и детей приобучать богомолию и страху Божию первым долгом почитала; была домостроительная хозяйка и щадила малое дома содержание, чтобы ничего не издержать излишнего; нравов была благородных, не любила низкости; службы Божией никогда не оставляла, нищих всегда по возможности наделяла, была трудолюбива и воздержна, а тем и здравие и жизнь сохранила 70 лет, и более продолжала бы дни свои, если б свирепствовавшая 1771 года в Москве чума не пресекла ее жизни»81.

Из замечательных лиц, в более позднее время, погребены в обители следующие:

Давыдов, Денис Васильевич, партизан 1812 года, военный писатель и поэт, род. в Москве 16 июля 1724, † 22 апр. 1839 г., погребен на левой стороне от главного входа в собор.

Загоскин, Михаил Николаевич, директор Москов. оружейной палаты, писатель, автор известного романа «Юрий Милославский». М. Н. род. 14 июля 1789 г. в селе Рамзае, Пензенскаго у. и губ. † 23 июля 1852 г., погребен на нижней стороне Смоленского собора.

Лажечников, Иван Иванович, писатель, род. 14 сент. 1794 г. в Коломенск. у Москов. губ. † 26 июня 1869 г., погребен на восточной стороне собора.

Тимофеев, Василий Иванович, известный генерал, † в 1850 г., погребен при входе в зимнюю Успенскую церковь.

Тучков, Павел Алексеевич, москов. военный генер.-губернатор, род. 1786 г. † 21 янв.1864 года, погребен при входе в собор направо.

Нудольская, Паисия, игумения, замечательна по благочестивой жизни и по способностям к должности настоятельницы; † 1871 г. 25 февр.

Чертов, Павел Аполлонович, сенатор, генерал от инфантерии, род. 1782 г. апреля 23, скончался 1871 года 26 февраля, прослужив в офицерских чинах 72 года.

Гончаров, Сергей Николаевич, † 1875 года, ноября 28. Замечателен по заслугам москов. городскому обществу; погребен позади Успенской церкви, близь ограды.

Сушков, Николай Васильевич, писатель, † 7 июля 1871 г., погребен при входе в Смоленский собор направо.

Милютин, Николай Алексеевич, государственный деятель, † 26 янв. 1872 г., погребен у задней паперти Успенской церкви.

Рукавишников, Николай Васильевич, основатель в Москве приюта для малолетних преступников, ныне Городской Рукавишниковский приют; † 8 авг. 1875 г., погребен при входе в Смоленский собор, с севера; над могилой ценный памятник.

Погодин, Михаил Петрович, академик, историк, род. 11 ноября 1800 г. в Москве, † 8 декабря 1875 г., погребен на южной стороне Смоленского собора.

Бодянский, Осип Максимович, профессор истории и литературы славянских наречий; род. 3 ноября 1808 г., в местечке Варвы, Лохвицкого уезда, Полтавской губ.; † 1877 г., погребен близ М. П. Погодина.

Варвинский, Иосиф Васильевич, доктор медицины, род. 28 окт. 1811 г. в гор. Хороле, Полтавской губ.; † 27 сент. 1878 года.

Соловьёв, Сергей Михайлович, доктор истории, род. 5 мая 1820 г. в Москве, † 4 октяб. 1879 г., похоронен при входе в Смоленский собор с северной стороны.

Люминарский, Елисей Елисеевич, председатель департамента Москов. судебной палаты, тайный советник, замечательный юрист; † 4 февраля 1883 года, погребен на юго-западной стороне Смоленского собора.

Граф Уваров, Алексей Сергеевич, † 29 декабря 1884 года, ученый археолог и основатель Московского археологического общества.

V. Список игумений Московского

Новодевичьего монастыря

Среди бедствий от пожаров, неприятельских нашествий и междоусобных смут утратилось много древнеписьменных памятников и устных преданий, представлявших немалый интерес. В числе многих любопытных документов исчезли и многие сведения как о настоятельницах, так и о самом Новодевичьем монастыре. Вот имена игумений, дошедшие до нас в известиях письменных памятников.

Елена Девочкина с 1525 г.–18 ноября 1547 г.

Евникея в 1556–1573 гг.

Стефанида в 1574–1586 гг.

Евдокия 1597–1602 гг.

Домника 1605–1612 гг.

Мария Чирикова 1613–1615 гг.

Феофания Охлябинина 1623–1629 гг.

Анфиса 1630–1651 гг.

Иринарха Тимирязева, упом. в июле 1655 г., после была игуменией в Московском Вознесенском монастыре 1666–1673 гг.

Мелания в 1656–1682 гг. (с 1683 по 1688 на покое).

Антонина с янв. 1683 г., скончалась 6 декабря 1689 г.

Анастасия Хоцковская с 1690 г., скончалась 8 июля 1693 г.

Памфилия 1693–1701 гг.

Олимпиада Каховская в 1718 г. перев. из Московского Алексеевского монастыря (в котором была с 1713 г.), скончалась в 1738 г. и погребена в этой обители.

Анастасия Галекеевская в дек. 1738 г., скончалась 15 июля 1746 г.

Иннокентия Келпинская в 1746 г. переведена из Смоленского Вознесенского монастыря (в котором была с 1742 г.82) скончалась 17 октября 1771 г.

Палладия Дурова, 4 февраля 1772 г. переведена из Тамбовского Вознесенского монастыря (в котором была с 1767 г.), скончалась 8 марта 1794 года.

Елисавета в 1794 г. переведена из Московского Ивановского монастыря, в котором была с 1779 по 1781 г.83, в янв. 1808 г. уволена на покой. При ней в обитель заключена была вдова генер.-майора Марья Дмитриевна Ляпунова 13 ноября 1794 г. и освобождена 21 марта 1801г.; при ней же 25 июля 1801 г. скончалась игумения.

Елпидифора Кропотова, имевшая пребывание в обители на пенсии, имевшая всемилостивейше пожалованные знаки ордена св. Екатерины меньшего креста.

Мефодия Ивановна Якушкина, в 1809 г. переведена из Московского Страстного монастыря (в котором была с 1880 по 1808 гг.), скончалась 10 февраля 1845 г. При ней в 1809 г. с благословения митрополита Платона в теплой Успенской церкви «стены раскрыты колерами, а вверху написаны пристойною живописью, деревянный лещадной пол переслан вновь, паперти покрыты железом и прочая ветхость в обители исправлена». 17 января 1812 г. перенесен придел во имя св. апостола Иоанна Богослова с колокольни в теплую Успенскую церковь в трапезу; в 1813 г. 11 февраля построен придел во имя св. апостола Иакова Алфеева. 22 февраля 1812 г. определен духовником иеромонах кафедрального Чудова монастыря Варлаам (на место Крестовоздвиженского иеромонаха Макария). 8 августа 1812 г. обитель сделала пособие ополчению деньгами и вещами. 9 августа продана медная и оловянная старая посуда и на вырученные деньги исправлены монастырские нужды; в 1813 г. 4 февр. духовником назначен иеромонах Крестовоздвиженского монастыря Иона. 18 февраля не был допущен инженер подполковник Созонов к осмотру оставленных неприятелем мин. В 1814 г. 14 января помещена в обители игумения бывшего Георгиевского монастыря Митрополия; в 1815 г. 15 марта духовником назначен иеромонах Чудова монастыря Серафим; 16 декабря 1816 г. назначен духовником того же монастыря иеромонах Никон. В 1818 г. 6 февраля освящен придел св. Иоанна Богослова. В 1819 г. 28 июля помещена в обители игумения Ольга Лукина из Воронежского Покровского монастыря. В 1825 г. 28 июля служил в обители Литургию только что вступивший на Московскую кафедру митрополит Филарет и произнес по окончании Литургии замечательное слово. (Слова и Речи. М., 1874 г. Т. II. С. 387). В 1837 г. 19 июня принята в обитель дочь действ. ст. сов. Елисавета Христофоровна Оппель, а 16 мая 1840 г. пострижена; ноября 1841 г. принята в обитель дочь генер.-майора Ольга Михайловна Петровская.

Клавдия, с марта 1845 года. Переведена из Московского Алексеевского монастыря (в котором была с 19 июля 1830 г., а до того времени была в Московском Зачатиевском с 5 июля 1827 г.), сконч. 13 апреля 1854 г. и погребена в обители. При ней в 1853 г. 26 августа посетили обитель их высочества принц и принцесса Нидерландские.

Паисия Нудольская с 1854 г., переведена из Московского Алексеевского монастыря (где была с марта 1845 г., а до того времени в Московском Страстном монастыре с 1839 г.). В 1861 г. переведена она была в Московский Вознесенский монастырь, где и скончалась 25 янв.1871 г. Во время ее управления произведено обновление обветшавших зданий; были починены стены, ворота и башни, поправлена и окрашена Покровская церковь, а собор снаружи в арках расписан.

Вера Головина с 1861 г., переведена из Московского Никитского монастыря (в который была перемещена из Хотькова монастыря в 1858 г.), в марте 1867 г. уволена по болезни на покой. Проживала в Зачатиевском монастыре при церкви и богадельне ею основанных, где и погребена в 1874 году, 12-го октября.

Евпраксия Мосолова – 1867 г. поставлена в игумению из ризничей этой же обители. Ее попечением произведены в разное время капитальные работы: с западной стороны монастырской ограды на значительном протяжении устроена плотина в предохранение ограды во время половодья, на что израсходовано до 5 тысяч рублей; в монастыре построен большой двухэтажный деревянный на каменном фундаменте дом для рукодельни и келлий, стоивший около 12 тысяч; возобновлена Успенская зимняя церковь с устройством в подвале духовой печи, на что употреблено до 17 тысяч рублей; совершенно возобновлена и реставрирована замечательная колокольня с израсходованием на это дело до 45 тысяч руб. Скончалась 1885 г., января 12 дня и погребена в обители.

Антония Каблукова, бывшая казначея, ныне игумения Новодевичьего монастыря, с 29 марта 1885 года.

VI. Предания и обычаи

Вмещая в себе множество драгоценных и редких произведений архитектуры и иконописи, чеканного и литейного искусств, Новодевичий монастырь полон исторических воспоминаний и преданий, из которых некоторые послужили даже поводом к особым монастырским обычаям, каковы местные крестные хождения и богослужения.

В Новодевичьем монастыре приняли иноческий образ порфироносные вдовы: несчастная княгиня Иулиания Дмитриевна, невестка царя Иоанна IV; царицы Ирина Феодоровна, супруга царя Феодора Иоанновича, и Елена, дочь князя Петра Ивановича Буйносова Ростовского, супруга царя Василия Шуйского, наконец, порфирородные девы царевны Анна, София, Екатерина и Евдокия.

Первой инокиней из царского рода, постриженной в Новодевичьем монастыре, была супруга князя Юрия Васильевича, брата царя Иоанна Грозного, Иулиания Дмитриевна, урожденная княжна Палицкая, которая по своим необыкновенным способностям и мягкосердечию считалась второй Анастасией. По смерти мужа своего Иулиания решилась удалиться от мира и 30 апреля 1564 года, сопровождаемая царем, царицей Марией, князьями, боярами и народом, из Кремля перешла в Новодевичий монастырь и приняла имя Александры. Царь желал, чтобы невестка его и в монастыре окружена была царскими почестями. Ей устроили келлии, назначили штат служителей и даже даны были поместья, чтобы царская невестка не имела ни в чем нужды. Но милости Грозного были непродолжительны. В период казней Иоанн, раздражаемый слезами Иулиании, которые она проливала о невинных жертвах царского гнева, в 1569 году приказал утопить инокиню84.

В 1598 году, тотчас по кончине и погребении царя Феодора Иоанновича, царица Ирина Феодоровна, невзирая на мольбы и просьбы Патриарха, бояр, дворян и граждан принять бразды правления, удалилась в Новодевичий монастырь, где, принявши иноческий образ, непрестанно молилась и оплакивала преждевременную кончину своего супруга. Стены монастырские были свидетелями неотступных просьб от Патриарха, бояр и народа, обращенных к Борису – стать главою государства. В соборном храме Новодевичьего монастыря Борис Годунов провозглашен был русским царем. Во все время своего царствования он был щедрым вкладчиком в монастырь и в ознаменование своего наречения на царство, бывшего 22 февраля, установил в этот день празднование иконы Одигитрии, которое совершалось в монастыре до завладения престола самозванцем, а потом было прекращено.

После заговора начальника стрельцов Феодора Шакловитого, впоследствии колесованного, в 1689 году заключена была в этой обители сестра соперница царя Петра I, царевна и соправительница София, «за известныя подъискательства». Для прекращения всяких сношений с ее сообщниками и приверженцами, пред монастырем поставлен был крепкий караул из потешных солдат Преображенского полка, над которыми тогда командовал комнатный стольник князь Федор Юрьевич Ромодановский. Но, находясь там под строгим надзором, София открывала случаи через тайных своих сообщников узнавать все, происходившее при дворе, действовать на умы народа, особенно на стрельцов, питать в них неудовольствие и даже ненависть к нововведениям державного брата своего, руководимого иностранцами. Невзирая на бдительность стражи, стрельцы в 1693 г. успели подкопаться под монастырские стены для освобождения царевны; но замысел был открыт и виновные наказаны. Через пять лет, предприимчивая София из затвора своего сумела сильно раздуть пламя мятежа, так что стрельцы, посягая на жизнь царя Петра I, умышляли возвести на престол сестру его. Но это пламя, готовое охватить всю столицу, было погашено мужеством юного царя. Тогда повешены были пред окнами келлий царевны 230 крамольных стрельцов с челобитными в руках, которыми они ее просили принять престол. Тогда же царевна София, по распоряжению Петра, была пострижена под именем Сусанны.

В 1727 году, по воле юного императора Петра II и по определению Верховного совета, бабке государя, первой супруге императора Петра I Евдокии Феодоровне, из рода Лопухиных, против воли постриженной в монахини, дозволено было из места заключения ее – из Шлиссельбургской крепости – переселиться в Москву, в Новодевичий монастырь. После двадцатисемилетнего заключения царица-инокиня во время пребывания в Новодевичьем монастыре пользовалась царскими почестями. Ей отведены были келлии, занимаемые прежде царевной Екатериной Алексеевной, близь святых ворот и церкви Спаса-Преображения (нынешние настоятельские келии). К царице назначен был особый штат служительский, генерал-майор Извеков назначен состоять при ней гофмейстером, и на содержание двора ее велено отпускать 60,000 руб. Поселившись в монастыре, Евдокия Феодоровна не вмешивалась в мирские и придворные дела и политику и всецело отдавалась молитве и благотворительности. В настоятельских кельях доселе сохраняются современные портреты царицы Евдокии Феодоровны и царевны Софии Алексеевны.

Эта знаменитая обитель видела в стенах своих поляков, литовцев, наполеоновские дружины и чудесное свое спасение в 1812 г. Как обетное приношение Божией Матери вел. кн. Московского за возвращение Московской державе древней отчины Смоленска, это священное новоселье Одигитрии по справедливости может назваться царским монастырем, потому что не только основатель, но и строители его были царь Борис Годунов и царевна София. Эта предприимчивая соперница великого своего брата, как мы уже замечали выше, и здесь, в заточении своем, именовала себя самодержицей. Эту обитель любили и жаловали почти все русские цари и царицы, начиная от ее основателя Василия III, чему служат красноречивым доказательством их вклады, жалованные грамоты и богомольные посещения для поминовения здесь же лежащих своих родичей и для поклонения святыням дома Пресвятой Богородицы.

Эта обитель издревле славилась вышиванием шелком и золотом, чему служит свидетелем драгоценный памятник – плащаница, принадлежавшая Виленскому Базилианскому монастырю и шитая в Московском Новодевичьем монастыре в 1545 и 1546 годах. Она до 1865 года хранилась в Пулавах, имении князя А.А.Чарторыйского. На ней изображены следующия надписи: «Лета 7053, при державе благовернаго великаго князя Ивана Васильевича всея Русии при священнем Макарьи Митрополите всеа Руси замышлен бысть ст. вздух мца декабря 26 д. повелением господина священноепископа.... Пречистые Его Матери и великих чюдотворцев, верою же и подвигом и молитвами господина епископа Гурия совершися великое сие Божие дело лета 7054 м. П. 29. А делан в пречестней обители Пречистые Богородицы Одигитрия в Новом монастыре на Москве смиренными инокинями в честь и славу Пресвятей Богородицы». Считаем нелишним поместить описание этой плащаницы, сделанное К. Невоструевым 85.

«Спасителя поддерживает за ноги Иосиф, а за голову Богородица, согласно канону на повечерие великаго пятка: “положи на колену, молящи его со слезами”... Позади Иосифа стоит Никодим, а левее, в средине, припал к телу Спасителя Иоанн Богослов. Позади Богородицы две жены мироносицы. Позади гроба Спасителя служат два ангела, Михаил и Гавриил, в диаконских одеждах; на небе представлены солнце и луна; кругом каймы вышита песнь: “Святый Боже, Святый крепкий”.... В Златоустнике (собрание проповедей), в проповеди на великий пяток, находим относящееся к этому апокрифическое сказание, будто бы Спаситель, несомый на погребение, сказал Иосифу: “чесо ради несеши мя ко гробу молча, а не поеши ничтоже?” И повелел ему петь: “Святым Боже”. На это же сказание указывает слово Кирилла Туровского; в проповеди на неделю мироносиц Иосиф говорит: тем же сице возгласих: погребу тя, милостиве, яко же Святым научен бых Духом: Святый Боже»86.

В 1865 г. 18 октября сия плащаница была возвращена на место ее происхождения – в Московский Новодевичий монастырь. Вот как сие случилось.

В разговорах с одним священником главный начальник северо-западного края узнал, что в виленском Троицком монастыре хранилась некогда древняя плащаница, шитая жемчугом и драгоценными камнями, которая, как видно из одного польского периодического издания 1822 года («Деяния благотворительности»), передана настоятелем Троицкого монастыря Ленартовичем (униатом) в пулавский мезеум князей Чарторыйских. В польском журнале помещено было описание плащаницы и точный снимок, сделанный одним монахом, при отправлении ее в Пулаву. Главный начальник края обратился к наместнику царства Польского, графу Бергу, с просьбой о разыскании плащаницы. Генерал-полицейместер Трепов, которому поручено было наместником это дело, имея в виду, что часть драгоценностей пулавского музеума должна еще находиться у родственников Чарторыйских, графов Замойских, направил сюда первые розыски. Жандармский штаб-офицер Езерский, которому поручено было разыскание плащаницы в Клеменцовском замке Замойских, долго не мог прийти к успешным результатам, так как из этого замка более ценные вещи в 1852 году были перевезены в палац Замойских, в Варшаву. Но при осмотре замка он весьма искусно наводил разговор на огромный образ, шитый шелками, будто бы им некогда виденный в замке. Старый слуга замка, служивший в нем 30 лет, проговорился, что действительно он сам когда-то видел такой образ, но без драгоценных украшений. Соседние же жители, посещавшие замок как любители древностей, объяснили, что в замковых павильонах хранится древняя библиотека и два тайных склада, ключи от которых находятся у соседнего ключвойта Касперовского. Майор Езерский, пригласив его со всеми ключами и печатями, при отрядном офицере и прислуге замка, проникнув во вторую комнату с кладами, заметил на перекинутых чрез комнату жердях между старинными турецкими чепраками, попонами и палатками перевешанный кусок какой-то материи, угол которой вышит серебром. Взяв его развернув, все бывшие ясно увидели изображение лежащего в гробе Спасителя.

Получив от графа Берга эту плащаницу, главный начальник края пригласил духовных лиц для ее осмотра, и по сличении со старинным рисунком оказалось, что она та самая древняя плащаница, которая была описана и передана в музей Чарторыйского в 1822 году. Из надписей, шитых серебром, оказалось, что она вышита «в Новом монастыре на Москве» (нынешний Новодевичий) в 1546 году, в течение девяти месяцев, при Митрополите Макарии, и, как видно, заказана Смоленским епископом Гурием, в честь и славу Пресвятой Богородицы. Трудно решить, была ли она похищена при короле Сигизмунде из Москвы, где она еще оставалась, или при взятии им самим Смоленска в 1611 году. Не подлежит сомнению то, что она передана им, на возвратном пути в Варшаву, Виленскому Троицкому монастырю, бывшему тогда униатским, когда и прочие Виленские церкви и монастыри не остались без подарков, награбленных в Москве и Смоленске. Плащаница эта препровождена главным начальником края к митрополиту Московскому, для помещения в Новодевичьем монастыре, при письме, в котором, между прочим, читаем: «Хотя по всем признакам плащаница эта принадлежала одной из Смоленских православных церквей, но как она в настоящем виде своем не может уже более служить к употреблению, а составляет только замечательную древность, драгоценную для каждого русского и православного, то посему я предположил возвратить оную первопрестольной нашей столице, где она получила свое начало, и именно московскому Новодевичьему монастырю, смиренные инокини которого, за 318 лет тому назад, трудились над благочестивым делом исполнения плащаницы. Там, в этой обители, куда ежегодно стекается со всех концев России значительное число богомольцев, которая служит как бы фамильною усыпальницею для большей части русских семейств, известных своею преданностью православию и престолу, древняя эта святыня, хранимая в месте, доступном для глаз народа, будет свидетельствовать об усердии наших предков к благолепию храмов и напомнит те тяжелые годины испытания, в которых, как в горниле, выработалась преданность русского народа к святой вере своих предков и к своим православным законным государям. Вследствие сего, препроводив к проживающему в Москве отставному Д.С.Сушкову означенную плащаницу и подлинный акт об оной, заключенный особою коммиссией, которая занималась рассмотрением оной, я просил Г.Сушкова представить Вашему Высокопреосвященству этот замечательный уцелевший остаток нашей древней православной старины». По распоряжению митрополита Филарета и согласно с желанием генерала Муравьева, означенная плащанница, находившаяся со дня привезения в Москву в Успенском соборе, перенесена, в воскресенье 18 октября, в Новодевичий монастырь, при торжественном крестном ходе, с пением канона великой субботы.

В описи ризницы Крутицкого архиерейского дома 1763 г. упоминается еще рукомойное полотенце Новодевиченское, употреблявшееся при архиерейском служении. Искусство вышивания и доныне процветает в обители.

В Московском Новодевичьем монастыре, кроме перечисленных выше икон Божией Матери, находится еще превосходный образ Живоносного Источника, московских царских иконописцев, список, сделанный прямо с подлинника, находящегося в храме при Балыклее, или Живоносном Источнике, в 10 верстах от Константинополя. Празднество этой иконе установлено в пятницу на Святой, так как в этот день царь Лев излечил водою Болыклея глаза слепцу.

Мы выше сказали, что подлинная икона Смоленской Божией Матери, возвращенная в Смоленск, была вновь привезена оттуда в 1812 году, когда к Смоленску подступал Наполеон I, и стояла несколько дней в Московском Архангельском соборе. Игумения Новодевичьего монастыря, из рода Якушкиных, просила у архиепископа Августина разрешения поднять образ и обнести его вокруг обители. И после трех с половиною столетий возвратилась Смоленская икона на широкое Девичье поле, где вел. кн. Василий служил пред нею молебен. Как и в древние времена, вновь стеклись к ней на поклонение густые толпы народа. Горькими слезами сопровождалась на этот раз молитва, и громкие рыдания раздавались в ответ на слова церковной песни: «Спаси от бед рабы Твоя, Богородице». Наполеон I приближался уже к Москве, и образ был перевезен в русский лагерь, где оставался до той минуты, когда наши войска, преследуя бегущую неприятельскую армию, оставили его в Смоленске, отслужив пред ним последний молебен. При чтении Евангелия многих поразило слово: «Пребысть же Мариам с нею яко три месяцы и возвратися в дом свой». Икона, вывезенная из Смоленска 6 августа, возвратилась в дом свой 6 ноября. Точный же список с нее и до сей поры находится в обители. Эта икона Божией Матери Смоленская особенно привлекает с давних пор в Московский Новодевичий монастырь богомольцев, которые по силе живой веры уповают получить заступлением Богоматери утешение в скорбях и исцеление от недугов. Благодать Божия, никогда не оскудевающая, также сильна и в наши дни, как и в прошлые времена... «Просите и дастся вам», – сказал Спаситель, и источник Божественного милосердия всегда одинаково открыт для верующих. До сих пор перед чудотворной иконой Смоленской Богоматери множество молящихся коленопреклоненно проливают горячие слезы, прося небесной помощи в недугах и скорбях или благодаря за исцеление. Часто видны восковые свечи в рост болящих, зажженные их усердной верой пред чудотворными образами Царицы Небесной. И в наши дни чудесные исцеления от святых икон не прекращаются, только рассказы о них остаются семейным преданием и очень редко предаются гласности.

Много перемен произошло с тех пор, как основана эта св. обитель. Нет уже и следа скромных келлий, поставленных вел. кн. Василием, нет и деревянной церкви, в которой он молился. Сын его Грозный, похоронив в этой обители свою дочь Анну, положил здесь начало усыпальницы для женщин царского дома. Эта церковь по ветхости ее была разобрана в правление Софии, которая приказала перенести тело Анны Иоанновны в новоосвященную церковь, доныне существующую в обители. Там покоится и сама царевна около двух сестер и невестки. С великим торжеством совершилось перенесение праха Анны Иоанновны. С раннего утра катились одни за другими по Девичьему полю боярские рыдваны и колымаги: вся московская знать съехалась в обитель, куда явилась и правительница во главе своего двора.

Сохранилось в обители много воспоминаний о Софии Алексеевне; показывают богатые ея иконы, рукоделья, книги. Вот место, где, уже облеченная в монастырскую рясу, она присутствовала при церковной службе, с монашеским посохом в руках и с мечтою в душе о царском скипетре; вот узенькая дверь в соборе, скрывающая подземный ход, по которому спускалась к Москве-реке игумения Сусанна для тайных совещаний со стрельцами; вот и покрытая черным бархатом гробница монахини Сусанны. Где стояла келья, в которой вдовствующая монахиня царица Ирина оплакивала благодушнаго Феодора, в которой благословила брата своего на царство? Где стояла келья, в которой другая монахиня-царица – Евдокия, бабка императора Петра II, принимала послов увенчанного внука? Это в точности неизвестно. Но сохранилась повесть о христианской доблести схимонахини Елены и двух ее келейниц, рядом с нею похороненных; доселе между монахинями ходит рассказ о том, как праведницы появляются и ныне, – то на церковной паперти, то на монастырских стенах. Они молятся за любимую обитель, и в тяжелые дни не раз приходили ей на помощь. Царевна не оставила по себе дурной памяти – измученная властолюбивыми замыслами, она мирно жила между монахинями. Но после нее бывали игумении, которые угнетали их безжалостно; иные обращали в келии холодные башни, где хранится теперь разная рухлядь, содержали там провинившихся в жестокие морозы и приковывали их цепями к стене; другие преследовали их рядом ежедневных притеснений – тогда Елена становилась защитницей беспомощных. Раз она явилась со своими келейницами к Московскому архипастырю, поклонилась ему большим поклоном и просила заступиться за угнетенных. Рассказывают также, что во время чумы от многочисленного штата сестер осталось всего семь монахинь. Умерших хоронили наскоро вне обители; около стен и до сих пор еще показывают их могилы, заросшие травой, и в церквах и в келиях раздавался с утра до ночи стон, которому вторил плач Елены и ее прислужниц. Они стояли коленопреклоненными на монастырской ограде, плакали и молились, перебирая четки, а когда выносили умерших за ворота, напутствовали их молитвой: «со святыми упокой». А в 1812 году, лишь перешел неприятель за нашу границу, каждый день после солнечного заката, стали появляться святые женщины на ограде обители; их стоны потрясали могильные камни и такая скорбь выражалась на их плачущих лицах, что сестры обители глядели на них со страхом и, ожидая грядущих бед, стояли на коленях и молились до зари. Видят их иногда и в мирное время, но теперь они покидают свои могилы лишь для того, чтобы полюбоваться на обитель. Случается, что в светлые ночи, лишь пробьет полночь на стройной колокольне, подымается тихо массивный камень, покрывающий все три могилы. Елена и келейницы покидают свои гроба, отыскивают глазами те места, где стояла их келия и маленькая деревянная церковь, в которой они так усердно молились несколько столетий тому назад; поклонившись на все четыре стороны, подымаются они на ограду. Схимницу игумению легко узнать по золотому кресту, блестящему на ее груди, и по длинной ее мантии; и всю ночь, как неподкупные часовые, ходят они вдоль монастырских стен. Их святыми молитвами процветает обитель. Сохранил ее Господь и в грозную годину 1812 г., и сестры живут спокойно за их ходатайством пред Богом и покровительством Царицы Небесной.

30 ноября в церкви Успения Новодевичьего монастыря ежегодно служат всенощную с акафистом Божией Матери. Вот по какому случаю учреждена на этот день служба. При царевне жил в обители старый сторож, на которого возложена была должность звонаря. Он был честной жизни и ревностный исполнитель своего дела. До такой степени он боялся, как бы долгою ночью не одолел его лукавый сон и не помешал ему ударить к заутрени в урочный час, что спал на камне. Такая постель не давала возможности долгого сна, и сторож часто просыпался и перевертывался с боку на бок. Раз в морозную ночь на 1-е декабря ему вообразилось, что неизвестный голос повелевает ему ударить в колокол. Старик встал, отворил дверь своей сторожки и взглянул на небо, давно привыкши узнавать по нему время. Но так ярко горели еще звезды на темном небе, что звонарь успокоился и возвратился на свое жесткое ложе. Едва успел он забыться, как тот же голос прозвучал над его головой. Опять встает старик, опять осматривает небо и, убедившись снова, что не настал еще час благовестить к заутрене, опять засыпает. Но кто-то будит его в третий раз – словами: «встань, ударь в колокол». Вскочил испуганный старик и перекрестился: он понял, что это – внушение свыше, которому нельзя противиться, и вышел из сторожки с намерением исполнить сказанное ему, несмотря на раннее время. Сторожка стояла у передних монастырских ворот, и сторож пустился бодрым шагом по тропинке к колокольне. Вдруг им овладел такой страх, что он возвратился под свой кров. Там он сотворил молитву и идти тропинкой все-таки не решился, а взошел по лестнице, выложенной в самых воротах, на монастырскую стену, откуда был ход на второй ярус колокольни. Раздавшийся благовест вызвал сестер из келлий. Монахини, вошедши на монастырский двор, увидали с удивлением, что соборный храм Смоленский освещен; все бросились к нему: двери были отворены, а в церкви царствовал беспорядок, свидетельствовавший о недавнем пребывании незваных гостей: по каменному полу было разбросано множество зажженных восковых свечей, на престоле не доискались всей утвари, несколько дорогих икон также было ограблено. Но местная, самая богатая по украшениям, икона Божьей Матери Смоленской осталась цела.

Несвоевременный звон в Девичьем монастыре поразил императора Петра I, который засиделся в эту ночь по соседству на веселой пирушке. Малейшее отступление от принятого в обители порядка наводило его на мысль о новых замыслах царевны. Он поскакал на звон и, явившись в обитель, подробно расспросил о деле и тщательно осмотрел собор; разбросанные по полу свечи дали ему руководящую нить для отыскания грабителей: воск должен был оставить следы на их платьях, и Петр приказал, чтобы на другой день, приходившийся в воскресенье, у дверей всех соседних церквей стоял во время обедни караул, которому велено было хватать всех, у кого на полах кафтана окажется воск; в то же время разослали отыскивать церковное добро по окружным кабакам и лавочкам, куда сбывались обыкновенно покражи. Похищенные вещи были найдены, а закапанные воском одежды выдали виновных, которых допрашивал сам Петр. Их была целая шайка. Они перепилили запоры задних монастырских ворот и двери Соборной церкви. Час заутрени мог застигнуть их врасплох, и в предупреждение беды они поставили у колокольни двух надежных молодцов с ножами. Эта стража должна была подкараулить и зарезать звонаря, но звонарь взошел монастырской стеной прямо на второй ярус колокольни. Когда поджидавшие его убийцы услыхали раздавшийся над их головами звон, их объял такой ужас, что у них в глазах потемнело, и они упали на землю. Очнувшись, они побежали к товарищам, которые, в свою очередь напуганные благовестом, схватили мешок, куда складывали похищенные вещи, побросали на пол свечи, которые держали в руках, и выбежали в задние ворота. Думалось им начать дело с местного образа Смоленской Божией Матери, который был обложен драгоценною ризой, и не раз они подходили к нему со своими орудиями, но видели что-то страшное в сиянии золотой ризы, отражавшей огонь зажженных свечей. Показалось им, что опечалился темный лик Божией Матери и грозно смотрит на них Покровительница обители. Они решились начать с других икон и приняться за Смоленскую, когда наберутся духа.

С тех пор учреждена на 1-е декабря всенощная, без благовеста, а только по нескольким ударам в малый колокол (ясак), как бы в воспоминание страха от грабителей престола, неизменно в вечернее время – в глубокие сумерки; эту всенощную в просторечии доселе называют «воровскою». Служат ее с акафистом в церкви Успения, потому что во второй половине сентября запирается до весны холодная соборная церковь, а местную икону переносят с колокольным звоном в Успенский храм, который выстроен спустя 100 лет после Смоленского храма.

Кроме торжественного крестного хода, ежегодно совершаемого из Кремля в Новодевичий монастырь 28 июля, в нем, в продолжение года, совершаются еще свои крестные хождения: 1) В пяток Святой недели, по случаю празднования иконе «Живоносный Источник», по Литургии крестный ход вокруг монастыря; 2) мая 13-го, в воспоминание основания обители, крестный ход, по Литургии, на колодезь «Вавилон», отстоящий на версту за монастырем; 3) августа 1-го крестный ход на Москву-реку; 15-го августа по случаю храмового праздника Успения, крестный ход внутри обители, кругом ее; таковой же бывает в Вербное Воскресенье и Светлый понедельник; 4) октября 9-го, в придельный праздник апост. Иакова Алфеева присоединяется празднование Смоленской Богоматери в благодарственное воспоминание сохранения обители от неприятеля в 1812 году. По распоряжению Преосвященного Августина, архиепископа Московского, согласно желанию игумении с сестрами, установлено в 1813 году совершать крестный ход ежегодно вокруг обители в 9 число октября – день, в который оставил ее неприятель.

VII. Благотворительные учреждения

Новодевичьего монастыря

Московский Новодевичий монастырь, кроме святыни своей (в нем 12 престолов) и своего исторического значения, замечателен и по благотворительным учреждениям: в обители находятся две богадельни для престарелых монахинь и послушниц – каждая на 12 человек, одна обеспечена вкладом г. Губина, другая – г-жи Нефедьевой; больница (с 1865 г., декабря 15) и трапеза (с 1862 г., июля 24) для всех монашествующих, которых более двухсот.

Учреждение общей трапезы освобождает инокинь от несвойственных им забот о келейном своем хозяйстве, освобождает их и от того, что еще тяжелее и несовместнее с характером и целью их монашеской жизни – личным келейным трудом добывать средства к своему содержанию, что необходимо сопряжено с частыми выходами из монастыря для приискания и сбыта своих работ, и, следственно, с прикосновением к миру, от суеты которого они и удалились в обитель. Общая трапеза требует общего труда; освобожденные от необходимости иметь в каждой келье кухню и личную работу, монахини по способностям назначаются на общие работы, свойственные их полу. Трудясь постоянно вместе для обители, инокини сближаются друг с другом взаимностью услуг и с обителью, для которой трудятся и от которой питаются, и чрез это усовершаются в чувствах любви и благодарности. Душеспасительное чтение, оглашающее их и в трапезе, и в рукодельной, питает дух благочестием. В трапезе повешены портреты Пав. Мих. Губина и Пав. Петр. Писемского, внесших значительный капитал на общую трапезу; рядом с трапезой помещается обширная кухня и келии для сестер, служащих при трапезе.

Кроме общих всем монастырям просфорной, кухни, хлебной, погребов, послушаний клиросного и церковного имеется рукодельная, в которой не только приготовляется все потребное для монастыря, но исполняются и работы на заказ для увеличения средств обители.

В 1871 году в Новодевичьем монастыре открыт приют для воспитания сирот разного звания, кроме дворянского. Московский Новодевичий монастырь, в течение 360 лет охраняемый Покровом Богоматери Путеводительницы (Одигитрии), немало получил приношений от благотворителей, свидетельствовавших тем свою веру и благодарение за милость Царицы Небесной. Одно из таких благотворений, принесенных в св. обитель, есть учреждение в ней приюта-училища для сирот.

Покойная Наталья Петровна Филатьева (рожденная Писемская), супруга скончавшегося в 1842 году сенатора, тайного советника Владимира Ивановича Филатьева, и дочь их Софья Владимировна Филатьева, первая – в память своего мужа и почившей дочери Екатерины, а вторая – отца и сестры (покоящихся на монастырском кладбище), пожелали оказать бедным детям такое благодеяние, которое могло бы давать сиротам средства к жизни и вызывать простосердечные молитвы за благодетелей. По благословению покойного московского митрополита Иннокентия, выстроен в монастыре рядом с колокольней двухэтажный каменный дом, в котором хорошо и удобно размещены и отделаны комнаты. Полное содержание воспитанниц обеспечено процентами с капитала в 50,000 руб. сер., пожертвованного учредительницами училищу на вечные времена. Кроме сирот, принимаются и пенсионерки с платою 100 р. в год. Училище состоит из 2-х классов и одного приготовительного; в каждом из них воспитанницы пребывают два или три года. По окончании же учебного года воспитанницы, до 17-летнего возраста и до определения на места, обучаются в училище разным рукодельям, мастерствам и другим занятиям, полезным в хозяйстве и домашней жизни.

К учреждению Филатьевского училища прежде других выразил сильное сочувствие московский архипастырь, митрополит Иннокентий, посетивший училищный дом в 1872 г. 28 июля (в праздник Смоленской Божией Матери) с митрополитом Пальмирским Кириллом и многими лицами из высшего духовенства столицы. Такое же сочувствие к училищу показал и знаменитый преемник его, покойный митрополит Макарий, также посещавший училище. В марте того же 1872 года посетил училище бывший в то время проездом в Москве состоящий при королеве Вюртембергской Ольге Николаевне протоиерей Базаров, который с особенным удовольствием и вниманием обозревал училище и вынес из него, по его признанию, самое отрадное впечатление. Графиня Антонина Дмитриевна Блудова, основательница Острожского Кирилло-Мефодиевского братства на Волыни, с теплым участием относится всегда к Филатьевскому училищу и при посещении своем беседует с детьми, интересуясь их успехами и развитием. Глубокое сочувствие оказали этому учреждению Помпей Николаевич Батюшков, столь много потрудившийся на пользу православных русских церквей в Западном крае, и покойный Павел Васильевич Зиновьев, оставивший по себе неизгладимую память среди всех знавших высокие достоинства его ума и сердца; супруга его Мария Петровна (рожденная княжна Трубецкая, внучка фельдмаршала Витгенштейна), ныне состоит ближайшей сотрудницей в деле Филатьевых, которым по уставу, утвержденному Св. Синодом, предоставлено было право избрать себе преемниц для дальнейшего развития

основанного ими учреждения. По кончине Н.П.Филатьевой († 19 марта 1878 г.), попечительницей приюта состоит дочь ее С.В.Филатьева, а помощницей ее М.П.Зиновьева.

Нынешний митрополит Иоанникий в выражение своего архипастырского внимания к училищу, преподал оному в благословение икону Пресвятой Троицы и при ежегодном служении в соборном храме по случаю празднования 28 июля Смоленской Богоматери удостоивает училище своим посещением. Такое благоволение архипастыря очень благотворно влияет как на воспитанниц, так и на всех служащих при училище.

Благословение Божие и покровительство Богоматери да охраняет приютившийся в св. обители дом воспитания девиц – к утешению благотворительниц и всех, сочувствующих высокому делу просвещения и призрения бедных детей, для их собственнаго блага, а со временем и для блага общества87.

В заключение нашего описания Новодевичьего монастыря скажем об одном, недавно совершившемся событии, знаменательном во внутренней истории монастыря, – поставлении для иночествующих новой настоятельницы 29 марта 1885 года.

В пяток Светлой недели, день празднования в честь Богородицы «Живоносный Источник», в Новодевичьем монастыре ежегодно собирается значительное число богомольцев. Но в нынешнем году это празднование имело особенную торжественность по случаю служения в Успенской церкви обители Московского архипастыря, митрополита Иоанникия для поставления в обитель новой игумении.

Величественное благолепие архиерейского служения вообще, в особенности священнодействие посвящения в священный сан, всегда приводит в умиление православный русский народ. Известие, что Владыка намерен служить в обители для посвящения игумении, инокини приняли с благоговением и радостью. В вожделенный день, в десятом часу утра, торжественный звон с красивой монастырской колокольни возвестил всем о прибытии в обитель архипастыря. Владыка при вступлении в храм был встречен будущей настоятельницей обители монахиней Антонией и собором духовенства в преднесении Животворящего Креста. По исполнении входных молитв и по облачении в благолепные белые ризы, Владыка приступил к совершению Божественной литургии, в сослужении шести священнослужителей88. На малом входе протодиаконом подведена была к святителю смиренная монахиня Антония. Владыка, после троекратного благословения преклоненной главы новопоставляемой, прочитал молитвы, положенные на возведение в игуменский сан; засим еще благословил главу ставленницы с возглашением, что она благодатию Всесвятого Духа поставляется во игумению сей обители, и возгласил во всеуслышание народное провозглашение, повторенное и на клиросах. За сим продолжалась св. Литургия при стройном пении монахинь. В обычное время новопоставленная игумения сподобилась причащения св. Христовых Таин, преподанного ей Владыкой. По окончании Литургии святителем вручен был новой игумении посох – видимый знак управления врученным ей духовным стадом инокинь, причем Владыка глубоко поучительно сказал новопоставленной о её обязанностях по отношению к вверяемым ей инокиням, а последних поучал покоряться настоятельнице, как духовной матери, добровольно, по живому чувству преданности и любви, подобно как добрые дети повинуются добрым родителям и нежному чувству любви и почтения. Поучал, чтобы инокини чрез подвиги благочестия и наипаче взаимные отношения в духе мира и любви стремились к вечному спасению и непостыдному предстоянию на страшном суде Христовом. Назидание архипастыря произвело живое действие на монахинь: они поспешают все собраться у амвона и старшая из них, монахиня Серафима, в трепетной радости, смиренно, от лица всех прочих благодарит архипастыря за его милость, оказанную им поставлением доброй, так давно известной им игумении, и подносит ему просфору. Владыка, тронутый благодарностью и усердием монахинь, благосклонно принимает просфору, с отеческою любовью выражает и свое удовольствие за удовлетворение желанию монахинь поставлением новой игумении, благословляет каждую из них с желанием споспешествующей благодати в подвигах иноческих. После сего монахини почтили свою новую мать-игумению поднесением ей иконы Богоматери в сребропозлащенной ризе, в ознаменование покровительства и благословения ей от Небесной Покровительницы обители.

Духовное единение и полная преданность – эти высокие добродетели, особенно свойственные монашествующим, достаточно проявились в инокинях при поставлении для них игумении; они показали себя истинно сестрами о Христе и чадами данной им о Христе матери. Этому проявлению высоконравственных чувств много содействовало обстоятельство поставления новой игумении в самой обители, вверяемой ей. Когда в древнем храме обители, пред взором смиренных инокинь и главное пред святым ликом Богоматери – Одигитрии совершался священный обряд, сильно чувствовалась и ясно предносилась мысль, что Сама Богоматерь – невидимая Покровительница обители – чрез архипастыря удостоивает поставляемую игумению управления обителью в созидание спасения иночествующих.

Приведем краткие биографические сведения о новопоставленной игумении.

Егумения Антония, в мире Мария Всеволодовна Каблукова, из дворян, 54 лет от роду; в 1865 г. поступила послушницей в Короцкий монастырь (Новгород. губернии), а в Московский Новодевичий определена в 1868 г., в монашество пострижена в 1874 г.; с честью проходила послушание в качестве заведующей аптекой при монастырской больнице, не оставляя сего послушания даже и в должности казначеи монастыря, в каковой состояла пять лет; с 15 января 1885 года, за смертью настоятельницы игумении Евпраксии Мосоловой, по определению епархиального начальства назначена управляющей Новодевичьим монастырем, и в короткое время сделала довольно улучшений по разным частям управления обителью, чему способствовало многолетнее пребывание ее в обители и близкое ознакомление с ее нуждами.

Особенно восстановление храмов, соборного храма, уже реставрированного во внутреннем украшении к празднику Смоленской Божией Матери 28 июля, и восстановление подцерковья под Смоленским собором, которое в древние времена было усыпальницей, начатое и продолжаемое под наблюдением Археологического общества, при опытности игумении Антонии, – дает повод не напрасно ожидать, что для Новодевичьего монастыря вновь настало время процветания в благолепном виде и в древнем духе, на славу знаменитой обители и на духовную пользу монашествующих и утешение многочисленных посетителей и богомольцев.

1 Слово о причинах смертных казней по делам криминальным гов. проф. Десницким, 1770 г . 22 апр. – Historia Litteraria. Портф. 7, №29. Библиотеки Московск. Главн. Архива М. И. Д. – Летопись занятий Археографич. Комиссии, 1876–1877 гг. Вып. VII. СПб. 1884 г. стр. III.

2 Есть еще немало урочищ, известных под именем Девичьих. Так под Смоленском есть Девичья Гора (Софийск. Временник. Т. II. С. 241 и Акты Археографич. Экспедиции. Т. III. С. 375), по другим источникам она называлась Девочая Гора – уроч. на границе Дорсунитской и Румшинской Пущ. (С. 42, к Актовой книге, изд. Виленской Археографич. Комиссии. Ревизия Пущ и Переходов Звериных в бывш. Вел. Кн. Литовском Гр. Богд. Воловича, а также Собран. привилегий, данных дворянам и священникам Пинского Повета); есть Девичь Гора в Киевской губерии, Коневского уезда, в селе Сохновке (статьи о ней, состав. по народному преданию, П. Меньковым, напеч. в Чтениях Импер. Общества Истор. и Древн. Росс.1847–48 г. VI. С. 88); был также в древности Девичий Городок, принадлежавший к Усманским крепостям (Дополн. к актам Историч. изд. Археографич. Комиссии. Т. VII. С. 220), а в одной местности было село Девичий Рукав (Акты Юридич. изд. той же Комиссии. С. 179).

3 Летопись Несторова, по древнейшему списку Мниха Лавренития, прерывающаяся 1019 годом; изд. Тимковский. М., 1824 г. In 4. С. 8.

4 Русская летопись по Никонову списку; изд. А. Шлецер, С. Башилов и А. Поленов. СПб. 1767-92 гг. IN 4 . Т.VI. С. 278.

5 Вестн. Европы 1822 г. Ч. 124. №26. С. 254. Историческая справка. Статья В.Камнесвятова о причине и времени установления крестного хода в Новодевичий монастырь 28 июля. Автор этой статьи собрал сведения о предмете из Полного Христианского Месяцеслова, из Памятника событий, из Истории Смоленска Мурзакевича, из Истории Карамзина, Географического Словаря Щекатова и Церковной Истории М.Платона. По сличении всех известий об этом установлении В.Камнесвятов выводит следующее заключение: «Икона Смоленской Божией Матери, Одигитрии, принесена была из Смоленска в Москву в 1398 году великой княгиней Софией Витовтовной, и поставлена в Благовещенском соборе. В 1450 году жители Смоленска просили великого князя Московского возвратить им икону Одигитрии, на что великий князь согласился, оставив с нее точный список; торжественное провожание этой иконы происходило 28 июля, процессия доходила до бывшего тогда Саввина монастыря, находившегося на Девичьем поле (теперь на этом месте приходская церковь во имя преп. Саввы Освященного); тут после молебствия подлинную икону отпустили далее, а список отнесли обратно в Благовещенский собор; с этого времени крестный ход до Саввина монастыря повторялся ежегодно. В 1514 году Василий Иванович возвратил Смоленск под свою державу; это покорение, а может быть, и ветхость Саввинского монастыря могли быть поводом к основанию Новодевичьего монастыря, в честь Смоленской Божией Матери, а в 1525 году, 28 июля, перенесли в этот монастырь и икону, бывшую в Благовещенском соборе».

6 Чтения в Импер. Общ. Истор. и Древн. Российск.1846 г. Кн. I, и Библиологич. словарь и черновые к нему материалы П. М. Строева. Приведены в порядок и изданы под редакцией академика А. Ф. Строева. СПб., 1882 г. С. 163.

7 Сиречь – Летописец, содержащий Российскую Историю от 862 до 1681 лета, разделен. на 2 части. М., 1820 г. Т. II. С. 27 и 28.

8 Карамзин. Ист. Г. Р. Т. V. Пр. 171.

9 В Следов. Псалт. означен год принесения Смоленской иконы 7012 (1504).

10 Запись государя и великого князя Василия Иоанновича, писанная при отбытии его с войском в Казань – за подписанием Московского Митрополита Даниила напеч. в Собр. Госуд. Грам. и Догов., хранящ. в Госуд. Колл. Иностр. Дел. М., 1813 г. Ч. I. in f. №150. С. 416.

11 Что составляет около 800 фунтов серебра.

12 Степенная Книга. Изд. Г.Ф.Миллера. М., 1775 г. Ч. II. in 4. С. 203.

13 В Древн. Рос. Вивлиофике (изд. 2-е. М., 1791 г. Т. XIX. С. 494) помещена эта надпись с некоторыми маловажными отменами; в обители же она заменила, в начале текущего столетия, прежнюю, обветшавшую от времени.

14 Цветущее состояние Росс. Государства, соч. И.Кирилова, в 1727 г. М., 1831. С. 99.

15 Акты Истории, изд. Археографической Комиссии № 188.

16 См. Акафист Божией Матери.

17 Ср. Аболенский (Иван). Московское Государство при Царе Алексее Михайловиче и Патриархе Никоне по запискам архидиакона Павла Алепского, Киев, 1876 г. С. 36, 50, 51 и 185. – Путешествие Антиохийск. Патриарха Макария, перев. с английского М. Полуденского. Рукопись хранится в Библиотеке М. Глав. Архива М. Ин. Д.

18 Новгородские Летописи (так названные Новгородские 2 и 3 Летописи), изд. Археографич. Комиссии. СПб., 1879 г. in 8°. С. 453, 454, 470, 481 и 482.

19 Новый Летописец. Состав. в царствование Михаила Федоровича. Изд. по списку кн. М.А.Оболенского М., 1853 г. С. 45, 57, 81, 121, 137, 140, 140, 154 и 165.

20 Приходо-расходн. книга Новодевичьего монастыря 1604–1605 гг. полууставн. рукопись, in 4.

21 Сборник князя Хилкова. СПб., 1879 г. С. 171 и 172. (№63).

22 Истор. Госуд. Российск. Н. М. Карамзина. Изд. И. Эйнерлинга. СПб., 1842 г. Т. VI. С. 114, пр. 366; Т. VIII. пр. 246; Т. IX. С. 26, 61, пр. 85, 137; Т. X. С. 128–130, 134–136; Т. XI. С. 6,8,12,71, пр. 82; Т. XII. С. 25, 143, 178, 196, пр. 86, 595, 753, 759, 822, 823.

23 Состояние Российск. Державы и Вел. Кн. Московская с 1590–1606 гг. Соч. капитана Маржерета, перев. с француз. СПб., 1830 г. С. 17 и 76. Сказания современников о Димитрии Самозванце. Берова Летопись Московская. СПб., 1831 г. Ч. I. С. 58 и 212; Записки Маржерета и президента де Ту. СПб., 1832 г. Ч. III. С. 23 и 77.

24 Акты Историч. изд. Археографич. Комиссии. Т. II. Ст. 394, 398. (№332 и 326). Сказания современников о Димитрии Самозванце. Ч. V. Записки Москвича. СПб., 1834 г. С. 53 и 97.

25 Книга Московского стола №1079, хранящ. в Москов. Архиве Министерства Юстиции.

26 Книги разрядный, по официальным оных спискам, изд. с Высочайшего соизволения II Отд. Собств. Е. И. В. Канцелярии. СПб., 1853 г. Т. I. С. 201.

27 Там же. С. 519, 575, 1107, 1216 и 1330.

28 Акты Историч. изд. Археографич. Комисии. Т. VI. С. 316-321; Т. V. С. 174.

29 Записи торжественным выходам и празднествам царя Алексея Михайловича и др. происшествиям 1675 г., рукопись Библиотеки Москов. Главы. Архива М.И.Д. in 4 № 124/172 листы 766 и 872. Выходы Государей, царей и великих князей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и Федора Алексеевича всея России самодержцев (1632–1682 гг.) СПб. 1844 г. in 4 . С. 9, 18, 26, 34, 49, 52, 76, 83, 95, 99, 139, 163, 184, 199, 211, 237, 244, 255, 262, 276, 292, 330, 335, 354, 359, 382, 399, 404, 411, 418, 444, 464, 499, 513, 515, 529, 555, 574, 577, 598, 625, 639, 643, 651, 656, 661 и 671.

30 Русск. Историч. Библиотека. Изд. Археографическ. Комиссии. СПб., 1884 г. Т. IX. С. 398 и 399.

31 Там же. С. 505 и 506.

32 Не к царскому ли учреждению должно отнести и доселе существующий в Новодевичьем монастыре обычай – во всю Пасхальную седьмицу и в день отдания Пасхи производить перезвон к богослужению, а не благовест?

33 Ныне приходская церковь преп. Саввы Освященного на Девичьем поле.

34 Русск. Историч. Библиотека. Изд. Археографич. Комиссии. СПб., 1876. Т.III. С. 93–94.

35 Там же. С. 221, 881, 900 и сл.

36 Там же. СПб., 1884 г. Т.II. С. 624.

37 Там же. СПб., 1884 г. Т. IX. С. 558, 569.

38 Скорописн. Рукопись in 4 на 138 лл. №71. Отд. VI. Библиотеки Московс. Главн. Архива Мин. Ин. Дел.

39 Описан. Записи, книг и бумаг старинных Дворцовых Приказов 1584–1725 г. Состав. А.Е.Викторов. М., 1877 г. Вып. I. С. 175.

40 Книги разрядные, по оффициальн. оных спискам, изд. с Высочайш. соизволен. II Отд. Собств Е. И. В. канцелярии, т. II. Спб. 1855 г. стр. 526.

41 The trevers of Macarios, Patriarch of Antiocq. London. 1836. Vol. II. In 4.

42 Дополн. к Актам Историческ. изд. Археографич. Комиссии. СПб., 1853 г. Т. V. С. 132 и сл. №26.

43 Там же. СПб., 1868 г. Т. Х. С. 193, №51.

44 Приказы, дела Москов. Главн. Архива Мин. Ин. Дел. Св. 570, X – 30 пр. См. Приложения.

45 Соч. Коrb (Ioanne Georgio) Diarium itineris Misioviam Viennae, без означения года, издания, in f., №131. Библиотеки Москов. Главн. Архива Мин. Ин. Дел.

46 Деяния Петра Великого мудр. Преобраз. России, с дополн. собран. из достоверн. источн. и располож. по годам Голиковым. М., 1789 г. Т. XII. С. 407 и сл.

47 Дела Государствен. Архива, 1739 г. №66.

48 Полн. Собран. Постановлен. и распоряж. по ведом. Православн. Исповед. Российск. Империи. Изд. 2-е, Спб., 1879 г. Т. I. С. 350, §299.

49 Ср. там же. §24 стр. 42.

50 В образец хозяйственного управления приводим в «Приложениях» ведомость деревни, или подмосковного села Тропарева.

51 История Московск. Епархиальн. Управления со времени учрежд. Св. Синода (1721–1821 гг.). Соч. Н.Розонова. М., 1869 г. Ч. I. C. 57. §33.

52 Цветущее состояние Всерос. государства, в каковое начал, привел и оставил неизреченными трудами Петр В. Состав. И.Кирилов. Изд. М.П.Погодина. М., 1831 г. Кн. II. С. 99.

53 Истор. Москов. Епарх. Управлен. Соч. Розонова. М., 1870 г. Ч. II, к. II. С. 108. §63. Б.

54 Опись Высочайшим указам и повелениям, хранят в СПб. Сенатском Архиве за XVIII век. Состав. П.И.Баранов. СПб., 1875 г. Т. II (1725–1740 г.). С. 92. §2447 и 95. §2479.

55 Там же. С. 172. §3273; 225, §3800; 243, §3986; 406. §5433.

56 Там же, стр. 417. §5531

57 Там же, т. III (1740–1762 г.) Спб. 1878 г., стр. 37. §8299; 508. §12198.

58 Дело в Москов. Губернск. Архиве (Ми 1342) о бывшем в Новодевичьем монастыре пожаре и исправлении причиненных повреждений 14 мая 1796 года.

59 Русский Архив. 1876 г. Кн. 3. С. 943. Французы в Москве 1812 г. Соч. А.Н.Попова. Новодевичий монастырь. Рассказы о 1812 г. Т.Толычевой. М., 1877 г. С. 18–19. В «Приложениях» мы помещаем еще один рассказ очевидца о Новодевичьем монастыре в 1812 году.

60 Исчислены в Софийском Временнике.

61 Собран. Госуд. Грам. и Договор, т. I, №70.

62 Записн. Монастырск. Книга 1604 г. in 4.

63 Опись Москов. Новодевичьего монастыря, учиненная в 1763 г. июня 29 гвардии Семеновского полка прапорщиком Федором Павловым, №1624, хранится в Москов. Архиве Мин. Юстиции.

64 Ср. Временник Истор. Москов. Общества Истор. и Древн. М., 1850 г. Кн. 7-я. С. 66.

65 Ia´μβλιχος γρα´ψαιτο τη´νδε συν πο´νω: του´ Ρωμανου´ ων τοι´ς ι´βη´ρων χελλι´οις. ε´τους ζρνς.

66 Δια´ συνδρομnˇς χαι´ ε´ξο´δου Παχωμι´ου χαι´ α´ρχιμανδρι´του του τω´ν ι´βη´ρων. ε´τους αχμη´.

67 Повседневн. дворцов. времен госуд. царей и вел. кн. Мих. Федоров. и Алексея Михаил. Записок. М., 1769 г., Ч. II. in 40. С. 11 и 219.

68 Памяти древн. русск. зодчества, Ф.Рихтера. Тетрадь 2-я. М., 1851 г. in f0.

69 В требнике Петра Могилы они называются кукунами или виноводными, в которые вливается вино с водою для священнодействия.

70 Коливо, обыкновенно состоящее из пшеницы и меда, по-гречески называется парастас, т. е. представительство, ходатайство, и поставляется как бы вместо усопшего, в его воспоминание. Пшеница знаменует тело умершего, которое восстанет из гроба во второе пришествие Христово, подобно как посеянная в землю пшеница умирает и потом прозябанием возрастает и плод приносит (1 Кор. 15:37.) «Медовая сладость знаменует, по объяснению Петра Могилы, яко души святых ныне не точию сами отчасти наслаждаются Божественныя сладости, но по воскресении, и телесы Божественнаго веселия сладости совершенно насладятся». От кутии и южное предалтарие в Стоглаве называется Кутейником (Евхологион албо молитвослов, или Требник. Изд. Петром Могилой, Киев., 1646 г., in f0. Библиотеки Моск. Глав. Архива М. И. Д.)

71 Приказн. дела Москов. Главы. Архива М. И. Д.

72 Древн. Росс. Государств, т. I.

73 Сходная с нею и, по-видимому, список, находится в Теремной Распятской Церкви. Древн. Росс. Государства т. I.

74 Приказы, дела Моск. Главы. Архива М. Ин. Дел.

75 Последование на день св. Пасхи. М., 1843 г.

76 Влад. Губ. Ведом. 1855 г., №5.

77 Древняя Росс. Вивлиофика, изд. Николаем Новиковым, изд. 2. М., 1797 г. Ч. XIX. С. 281–304. – Надгробные надписи, собран. Александром Орловым изо всех монастырей и со всех кладбищ Московских. М., 1834 г. C. 12 и 13.

78 Портф. Г.Ф.Миллера №413, тетр. 26, хранящ. в библиотеке Москов. Главн. Архива М. Ин. Дел.

79 Род Шереметевых. Состав. А.Барсуков. СПБ., 1883 г. Кн. 3. С. 319.

80 Дела придворного Архива 7132 г., рукописи, книга, содержат в себе собран. всех русск. свят. и чудотворцев. Здесь упомянут блаженный Иаков, погребенный под церковью в Москов. Новодевичьем монастыре 6050 (?) г.

81 Жизнь Московск. митрополита Платона. Соч. И.М.Снегирева. М., 1836 г. Ч. I. С. 4.

82 Историч. сведения о Вознесенском девичьем монастыре в губ. гор. Смоленске. Состав. И.Токмаков. Смоленск, 1883 г. С. 2.

83 Краткий историч. очерк Московского Ивановского девичьего монастыря. Состав. И.Токмаков. М., 1882 г. С. 21.

84 История государства Российского Н.М.Карамзина. Т. IX, стр. 49. Иулиания, принявшая ангельский образ с именем Александры, как полагают, погребена в Московском Новодевичьем монастыре.

85 Известия Археологич. Общ. Т. VI.

86 Описан. славянских рукописей Синод Библ. Отд. II, ч. 3. С. 98, 130.

87 «Филатьевское училище для малолетних девочек сирот при Москов. Новодевичьем монастыре». М., 1878. С. 1–62. Далее в «Приложениях» напечатан полный устав «Филатьевского училища».

88 Благочинного монастырей Спасо-Андроньевского архимандрита Григория, Чудова монастыря наместника архим. Марка, благочинного Пречистенского сорока протеирея С.С.Владимирского, Воскресенской, на Остоженке, церкви протоирея Г.П.Смирнова-Платонова и двоих местных священников Антушева и Скворцова.

Следующая статья
Е. М. Верещагин. «По плоду познается дерево, а по ученику — учитель»: Чему первоучитель Кирилл научился у Льва Математика
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)