Протоиерей Николай Погребняк. Образ Божией Матери «Одигитрия»

Радуйся, всем радосте градовом, и весем
непобедимое христианское в бедах хранилище,
и предградие, и на враги побеждение.

(Канон, песнь 4-я)

В каноне Пресвятой Богородице Одигитрии (Путеводительнице) есть упоминания о том, что Матерь Божия является еще и Хранительницей града. В первом случае песнописец — Минея называет его монахом Игнатием — говорит о своем городе: «Радуйся, Одигитрие, радуйся: Тобою нерушим наш град сохраняется» (песнь 3-я) [12, с. 232]. В другом случае речь идет о заступничестве за все грады и веси христианские: «Радуйся, всем радосте градовом, и весем непобедимое христианское в бедах хранилище, и предградие, и на враги побеждение» (песнь 4-я) [12, с. 233]. Оставляя без выяснения вопрос об авторе канона — был ли им действительно византийский писатель IX в. Игнатий диакон, митрополит Никейский, как утверждает архиепископ Филарет Гумилевский [16, с. 279], или кто-либо иной, нет никакого сомнения, что речь идет о столице — Константинополе.

Предание называет автором первописанной иконы Богородицы, впоследствии получившей название Одигитрии, апостола и евангелиста Луку. Из Иерусалима в середине V в. икона была прислана императрицей Евдокией в Константинополь и находилась в монастыре Одегон, стоявшем на берегу Мраморного моря. Возможно, это была рельефная воскомастичная икона, копия которой — Влахернская — хранится в Третьяковской галерее (по последним исследованиям она датируется VII в.). Воскомастичная икона служила реликварием, и, вероятно, в ней хранились небольшие части мафория Пресвятой Богородицы.

Местом хранения большинства святынь, связанных с Богородицей, был константинопольский храм во Влахернах. Построенный в середине V в. императрицей Пульхерией храм неоднократно перестраивался, но при этом сохранял не только свой архитектурный облик, но традиции, связанные с хранившимися здесь святынями. Вероятно, одним из четырех основных чтимых образов «Влахернитиссы» и была Одигитрия, чтимый список которой был привезен на Русь царевной Анной — будущей супругой князя Всеволода Ярославича Черниговского — в середине XI в. Прибывшая на Русь святыня изначально пользовалась почитанием как чудотворная. Уже в начале XII в. она получила название Смоленской и стала защитницей и покровительницей западных рубежей Руси, а с XV в., когда Смоленская Одигитрия побывала в Москве, — Заступницей не только Первопрестольной столицы, но всего государства.

Одна из древнейших сохранившихся икон Одигитрии находится ныне в Третьяковской галерее. Это псковская икона конца XIII в., происходящая из церкви «Николы от Кож» во Пскове. До середины XVI в. храм был монастырским, а сам монастырь был одним из крупнейших на Псковской земле.

Множество списков Одигитрии Смоленской разошлось по Руси. Каждый из этих списков имеет некоторые отличия от древнего образа Путеводительницы, ведь иконографический канон не требовал точного копирования древней святыни, а символическое толкование образа по мере развития православной культуры могло варьироваться, приобретать новые оттенки, актуальные для конкретного исторического периода [17, с. 8–9]. При этом новые чтимые списки были узнаваемы, сохраняли характерные признаки древнего образа-первоисточника, а благодатная помощь Пресвятой Богородицы, подаваемая по молитвам пред ними, засвидетельствована во множестве летописных и гимнографических источников. В этом многообразии икон Божией Матери — Путеводительницы ярко проявилось характерное свойство древнерусской иконописи «извлекать из традиционных иконографических изводов, как из музыкальной партитуры, множество глубоких идей и бесконечное разнообразие смысловых оттенков» [11, с. 380].

Иконографический тип Одигитрии, по мнению Н. П. Кондакова, с которым соглашался и В. Н. Лазарев [7, с. 152 и след.; 9, с. 84], сложился и был широко распространен в Палестине или Египте еще до VI в., а затем распространился по всему православному Востоку. Православное предание говорит об изначальном появлении всех основных типов изображений Богоматери уже в апостольские времена в Палестине (как уже указывалось выше, называя автором их апостола Луку). Богословское осмысление иконографии Богоматери начинается в III в.: прежде всего, это истолкование тех прообразов Ветхого Завета, которые касаются Боговоплощения от Приснодевы Марии. Позднее тщанием преподобных Романа Сладкопевца, Андрея Критского, Иоанна Дамаскина и других церковных писателей создается возможность иконографической интерпретации ветхозаветных прообразов Пресвятой Богородицы. Преподобный Иоанн Дамаскин называл прообразы купины, росы на руне, жезл и стамну «предъизображающими и предначертывающими будущее» — Деву и Богородицу [6, с. 402].

Вырабатываются новые изводы, прямо увязанные с пророчествами о Деве Марии. «Гора Нерукосечная», «Нерушимая Стена», «Неопалимая Купина», «Вертоград Заключенный» стоят в одном ряду с дивными эпитетами гимнографического корпуса, посвященного Богоматери. Особенно много сюжетов, связанных с житием Пресвятой Богородицы, появляется в XI—XIII вв. — в монументальной живописи, иконописи, книжной миниатюре.

В литературе встречается мнение о том, что в Синайском монастыре святой Екатерины существовала местная традиция связывать с образом Синайской горы и купины неопалимой именно иконографический тип Одигитрии [17, с. 54]. На миниатюре «Христианской топографии Космы Индикоплова», рукописи XI века из Смирнской библиотеки, Богоматерь Одигитрия символизирует святую гору Синай, где пророку Моисею явился Сам Господь. Такой же образ можно найти в иллюстрации к 77-му псалму (Пс. 77:68–69) в Хлудовской Псалтири (XIII в., ГИМ).

В службе Одигитрии Смоленской (28 июля), как, впрочем, и в абсолютном большинстве посвященных Богородице гимнографических памятников, содержится полный набор Её ветхозаветных прообразов: Лествица одушевленная, Купина неопалимая, Стамна всезлатая, Жезл прозябый, златая Кадильница, Гора Божия, Престол Господень (богородичен на литии); Гора приосененная, Сень, Божественная Трапеза, Ручка всезлатая (богородичен на стиховне) и другие. К ветхозаветным эпитетам добавлен и целый ряд новых, свидетельствующих о неустанном заступлении Пресвятой Богородицы: всех скорбящих Радосте и обидимых Заступнице, алчущих Питательнице, странных Утешение, обуреваемых Пристанище, больных Посещение, немощных Покров и Заступнице, Жезл старости, Заступнице всех христиан и Прибежище. Обратим внимание на тему, типичную для гимнографии находящихся в Константинополе богородичных святынь — это слова седальна по полиелеи: «Правоверно чтущия Тя и к Тебе прибегающия, иконе Твоей святей любезно покланяющияся, о Божия Матерь, спаси и не даждь нас в расхищение супостатом…» В каноне эта тема звучит неоднократно; кроме упомянутых выше тропарей, где Одигитрия названа хранительницей градов и весей, канон именует Ее «покровом христолюбивого воинства», избавлением от «варварския беды» (песни 4-я и 7-я). Для Руси эта грань почитания Одигитрии стала особенно актуальной: со времен Батыева нашествия Смоленская икона Божией Матери стала не только «наставницей верных на путь спасительный», но и Хранительницей во времена вражьих нашествий — иконой, благословляющей воинство Святой Руси.

В традиционной иконографии Одигитрии Богоматерь изображена чуть повернутой вправо к Богомладенцу, правая рука Ее пред грудью протянута к Сыну и словно указывает на Него: это одновременно и молитвенный жест (адорация). Левая рука Богородицы поддерживает благословляющего Младенца. Изображение Богородицы может быть поясным или в рост, Ее иногда изображают сидящей на троне. Богомладенец, как правило, изображается строго фронтально, ножки Его могут располагаться прямо, иногда они бывают скрещены, — такова, например, Тихвинская икона Божией Матери. В левой руке Младенец обычно держит свернутый свиток; Его благословляющая десница — непременная особенность этого иконографического типа. Иногда Младенец изображается вполоборота, но в любом случае сохраняется жест с именословным благословением — так Он изображен на поздневизантийской иконе середины XV в. или на критской иконе начала XVI в.

По свидетельству написанного Пахомием жития Кирилла Белозерского, преподобный в 1397 г. пришел на Белоозеро со своей келейной иконой Одигитрии, написанной, вероятно, Феофаном Греком. Ныне икона находится в ГТГ. Богомладенец Христос здесь изображен повернутым в три четверти, к его благословляющей именословным благословением деснице протянута рука Богоматери: Она своей раскрытой ладонью словно принимает исходящую от благословляющего Сына благодать. Такой тип Одигитрии получил название Перивлепта («Прекрасная обликом»). За шесть столетий принадлежавшая преподобному Кириллу икона Одигитрии была основательно разрушена: она находилась в местном ряду иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря, почиталась как чудотворная, — и к ней с молитвенным лобзанием прикладывались многие тысячи богомольцев. За эти столетия несколько раз меняли ее оклад, и, когда в 1991—1993 гг. проводилась ее реставрация, реставратору пришлось восстановить утраты от четырехсот гвоздей оклада. Кирилло-Белозерская Одигитрия почиталась как хранительница Северной Руси.

Богомладенец, повернутый вполоборота к Богоматери, встречается на иконах Одигитрии реже, чем сидящий фронтально. Но нередко один и тот же иконописец мог изображать Младенца на иконе Одигитрии как строго фронтально, так и вполоборота.

Дионисий, много раз обращавшийся к образу Одигитрии, получил в 1482 г. ответственный заказ написать «в той же образ», т. е. точную копию обгоревшей в пожаре константинопольской Одигитрии из Кремлевского Вознесенского монастыря. Воссоздавая подлинник, мастер пишет ее с Младенцем анфас; ныне икона находится в Третьяковской галерее. Поскольку написанная Дионисием икона точно воспроизводит утраченную, исследователи считают, что сгоревшая Одигитрия была точным списком Одигитрии из монастыря святой Екатерины на Синае [10, с. 369].

Но Одигитрия, написанная в 1502 г. в мастерской Дионисия для Ферапонтова монастыря — уже другая (ныне — в Государственном Русском музее). Головка Богомладенца слегка повернута к Богоматери; торжественнее, с золотым окоемом написаны одежды и Богоматери, и Младенца.

Еще одна замечательная икона Одигитрии, написанная примерно в те же годы, что и икона из Ферапонтова, находится в Новгородском музее-заповеднике. Это одна из знаменитых «Новгородских таблеток» — небольших двусторонних икон-святцев, написанных в конце XV в. для Новгородского Софийского собора. Удивительна судьба этой иконы! Когда в 1908 г. ризнице Софийского собора были случайно (как писал один из современников этой находки, «за сундуком») обнаружены 25 икон-«таблеток», одна из них пропала — видимо, была похищена. Икона побывала в нескольких частных собраниях, наконец, была приобретена американским миллиардером Дж. Рокфеллером, который в 1987 г. подарил ее Новгородскому музею. Новгородская Путеводительница возвратилась домой…

Задолго до времени появления написанного для царевны Анны списка Одигитрии был известен и иконографический тип Богородицы Дексиократусы: Богоматерь изображали на троне с Младенцем на правой руке. По преданию, и этот тип Одигитрии ведет происхождение от образа, написанного апостолом Лукой, — у нас он известен как Иерусалимский. Богомладенец в данном случае изображался не строго фронтально, но благословляющий жест Его правой руки и свиток в левой присутствовали. Сама Богоматерь, держащая Младенца на правой руке, молитвенно воздевает к Нему Свою левую руку. Так изображена Богоматерь на миниатюре Евангелия с синаксарем из Ватиканской библиотеки (греческая рукопись XI в.) и на мозаической иконе начала XIII в. из Синайского монастыря великомученицы Екатерины [17, с. 47]. Примером такой Одигитрии-Дексиократусы является наша тверская икона начала XVI в. из Тверской областной картинной галереи.

География бытования списков Одигитрии Смоленской на Руси очень широка: уже в XVI в. списки Смоленской можно встретить в провинциальных городах и селах. Такова, например, икона конца XVI в. из костромского села Шунга или современная ей Одигитрия из Галича [7, с. 487, 489].

В известном иконописном сюжете Явления Богоматери преподобному Сергию Радонежскому традиционно изображают Богоматерь с посохом, в сопровождении апостолов Петра и Иоанна; Она протягивает руку молитвенно стоящему пред Нею преподобному. Но есть и иная иконография этого сюжета: преподобный предстоит престолу, на котором сидит Одигитрия (см. икону первой трети XV в. из Троице-Сергиевой лавры).

Подобные изображения Одигитрии на престоле характерны для начала XVII в. На греческой иконе Похвалы Богоматери рубежа XVI—XVII вв. (в собрании ГМИИ им. А. С. Пушкина) в центре композиции изображена Богоматерь Одигитрия. Ее окружают размещенные в ветвях «древа Иессеева» пророки со свитками или атрибутами, свидетельствующими об их мариологических пророчествах.

Особым почитанием иконы Одигитрии пользовались у представителей царского дома Романовых. В 1630 г. по указу царя Михаила Романова в Угличском кремле была сооружена деревянная церковь царевича Димитрия «на крови». В иконостасе храма была икона Одигитрии, написанная, вероятно, иконописцем Назарием Истоминым.

В середине XVIII в. в Троицком соборе костромского Ипатьевского монастыря был устроен новый иконостас. Одной из его достопримечательностей является написанная местным мастером Василием Вощинным икона Одигитрии. Богомладенец Христос на этой иконе развернут влево, а в левой руке у Него — не привычный свиток, а символ царской власти — держава.

Из краткого обзора некоторых памятников иконописи видно, насколько разнообразна была иконография Богоматери — Путеводительницы и Хранительницы Святой Руси. Живая молитвенная связь православного народа с Царицей Небесной Одигитрией выразилась не только в почитании древнего образа, но и в появлении многочисленных новых иконографических композиций, в основу которых был положен образ, вошедший в историю как Одигитрия Смоленская.

Протоиерей Николай Погребняк

Источники и литература:

  1. Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т. 1–2. М., 1963.
  2. Бутырский М. Н. Влахерны. Иконы Божией Матери церкви Богородицы во Влахернах. // ПЭ. Т. 9. С. 127. М., 2005.
  3. Горстка А. Н. Иконы Углича XIV–XX веков. // «Свод русской иконописи». М., 2004.
  4. Древнерусское искусство Х — начала XV века. // Каталог собрания ГТГ. Т. 1. М., 1995.
  5. Иконы Великого Новгорода XI — начала XVI века. М., 2008.
  6. Иоанн Дамаскин св. Полное собрание творений. Т. 1. СПб., 1913.
  7. Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 1. СПб., 1914.
  8. Костромская икона XIII–XIX веков. // «Свод русской иконописи». М., 2004.
  9. Лазарев В. Н. История византийской живописи. Т. 1–2. М., 1986.
  10. Лазарев В. Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века. М., 1983.
  11. Лившиц Л. И. Иконографический извод: шаблон или партитура. // Древнерусское искусство. Идея и образ. Опыты изучения византийского и древнерусского искусства. М., 2009.
  12. Минея июль, часть 3. М., 2002.
  13. Попов Г. В. Дионисий. М., 2002.
  14. Попов Г. В. Феофан Грек. М., 2002.
  15. Синаксис. Искусство Греции XV–XX веков. Иконы на дереве и бумаге. // Каталог выставки в ГМИИ им. А. С. Пушкина. [Афины, 2010].
  16. Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Исторический обзор песнопевцев и песнопения греческой Церкви. СПб., 1902 (Репринт: СТСЛ, 1995).
  17. Этингоф О. Е. Образ Богоматери. Очерки византийской иконографии XI–XIII веков. М., 2000.
Следующая статья
Н. В. Квливидзе. Иконография Смоленского собора Новодевичьего монастыря
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)