Священник Кирилл Седов. Уверение Фомы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Возлюбленные о Господе!

Всеблагий Бог наделил нас «великим даром — верой. Он вложил этот дар в наше естество и подчинил желанию нашей воли» (прп. Симеон Новый Богослов). А что такое вера в Бога? Православная вера — это направление души человека к Богу, уверенность в бытии Бога, в Его промышлении о мире и человеке, жизнь будущего века. Вера дает возможность каждому из нас быть в общении с Богом. Апостол Павел дает такое определение веры, которая «есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1).

Но ведь есть люди, называющие себя неверующими. Боюсь, они заблуждаются. Абсолютно неверующих людей не бывает. Каждый человек имеет верование, ибо стремление к нему заложено Богом. Но большинство людей пытаются голод душевный удовлетворить совсем не духовной пищей. Это и суеверия, и оккультные и псевдорелигиозные искания, наивные попытки противостояния Богу и отрицания Его, и прочее. Человек делает все: спорит с окружающими, ищет себе оправдания, занимается пустыми поисками, лишь бы не ставить пред собой вопрос о вере в Бога.

Принятие факта бытия Божия, конечно, не делает нас верующими, но заставляет соотнести свою жизнь с Его заповедями. Требуется перерождение, переосмысление своей жизни, смысла и цели своего существования. Нужен труд, горение, любовь и разум для принятия Истины. Тогда возможно стать верующим — преданным и послушным Богу.

Путь к вере каждого человека лежит через многие трудности и сомнения. Подтверждение этого мы видим не только в своей жизни, но и в евангельском зачале на Божественной литургии в неделю Антипасхи (Ин. 20:19–31.).

Святые апостолы «страха ради иудейска» затворились в горнице, и многих из них одолевали сомнения, хотя их Божественный Учитель Иисус Христос обещал им Свое Воскресение. Не было бы этих сомнений — не было бы и отречения от Христа, и оставления Спасителя, которое произошло во время Его крестных мук. Но сейчас они были все вместе и вновь возносили молитву о том, чтобы их Божественный Учитель подал им хоть какой-то знак о Своем Воскресении. И Господь явился им так, как и невозможно было предположить. Он явился в Своем преображенном воскресшем теле, в том самом теле, на котором оставались следы от гвоздей, которые зияли, как раны, и вместе с тем в том самом теле, которое было уже преображено, и не помешало Спасителю пройти через стену горницы и явиться апостолам. Страшно было представить, что им явился призрак, искушающий их. Но когда они увидели, что это не дух, а, действительно, Божественный Учитель Иисус Христос, пришедший во плоти, то есть исполнивший до конца Свое обетование, они возрадовались.

С ними не было святого апостола Фомы. Узнав о приходе Спасителя к ученикам, он произнес не какие-то величественные слова, а простые слова о том, что он не уверует в Воскресение Христово, если не вложит свои пальцы в раны на Его теле. Просто, по-человечески, казалось бы, он усомнился, но сомневались и другие апостолы, в словах же апостола Фомы, наряду с сомнением, было и нечто иное. Он не просто хотел увидеть воскресшего Христа, услышать воскресшего Спасителя — он настаивал на том, чтобы прикоснуться. Действительно, апостол Фома требует самого явного доказательства того, что Христос воскрес, воскрес в теле, в том самом теле, в котором был пригвожден ко Кресту. «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20:25).

Вдумчивое восприятие евангельского рассказа открывает нам в апостоле Фоме человека до предела искреннего и честного. Неслучайно он оказался среди апостолов и неслучайно потом своим последующим апостольским служением много потрудился для утверждения Церкви Христовой в этом мире. По церковному преданию, святой апостол Фома основал христианские Церкви в Палестине, Месопотамии, Парфии, Эфиопии и Индии. Проповедь Евангелия апостол запечатлел мученической смертью. За обращение ко Христу сына и супруги правителя индийского города Мелиапора (Мелипура) святой апостол был заключен в темницу, претерпел пытки и, наконец, пронзенный пятью копьями, отошел ко Господу.

Так вот именно этот святой апостол Фома в какой-то момент усомнился в том, что говорили ему собратья-апостолы. А почему, собственно говоря, он должен был им так уж безоглядно доверять? Довериться тому же самому апостолу Петру, который уверял, что, если даже все отрекутся, он не оставит Христа, а сам трижды отрекся, первый предал Его. Почему он должен был верить другим девяти апостолам, которые покинули Христа? Почему он должен был верить самому себе, ибо он тоже покинул Христа? И, вполне возможно, в душе апостола Фомы возникло сомнение: а может быть, собравшиеся «страха ради иудейска» его собратья апостолы видели призрак, и им только показалось, что Христос воскрес и посетил их?

Сомнения эти вызваны не маловерием, а осознанием, «что если воскрес Христос, то все на свете изменилось, что последняя победа не за человеком, а за Богом, что любовь покорила, а не ненависть, что мы живем теперь в новом мире, потому что действительно Бог в этот мир вошел и его преобразил в мир вечной жизни, а не только тлеющей, порой долгой, но лишь временной жизни…» (митрополит Антоний Сурожский).

И это свершилось: «Христос Воскресе!», «Воистину Воскресе!» Мир изменился, нет места сомнениям и неверию. Воскресший Господь через обращение к апостолу Фоме призывает нас: «Не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20:27). Нам же следует исповедовать свое верование апостольским словом: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28).

Радость духовную человека, обретшего веру христианскую, не передать никакими словами. Приходит осознание, «что христианство, как дар всесовершенного Бога, удовлетворит преизобильно всех: вера от искренности сердца заменяет для младенца и простеца разумение, а мудрец, который приступит к христианству должным образом (1 Кор. 3:18), найдет в нем неисчерпаемую глубину, недосягаемую высоту премудрости» (Свт. Игнатий Брянчанинов).

Приняли веру, разум наш согласился с христианскими доводами. Но если почувствовали оскудение, то в этом виноваты мы, и только мы. Отсутствие ощущения благодатных даров происходит от слабости нашей в вере; отвержением её. Почему мы не можем верить? Оттого, что не принимаем и не хотим принимать никакого труда к изучению христианства, к приобретению веры от «слышания слова Божия» (Рим. 10:17), которым дается ясное теоретическое знание христианства, к стяжанию веры от дел (Иак. 2:18), дающее деятельное познание христианства. Веру обязательно нужно подкреплять добрыми делами, иначе она, по слову апостола Иакова, «мертва сама по себе» (Иак. 2:17).

Ни христианские убеждения, ни какие бы то ни было другие не закрепляются в нашем уме автоматически. Их нужно питать. Поэтому каждого призываю к необходимости позаботиться о том, чтобы каждый день на какое-то время сознательно возвращаться разумом к основным духовно-нравственным доктринам веры. Вот почему ежедневные молитвы, чтение религиозной литературы и посещение храмов составляет неотъемлемую часть христианской жизни.

Будем же, братья и сестры, хранить веру православную, как бесценное сокровище, как возможность быть с Богом в земной жизни и в царствие небесном, взывая: «Верую, Господи! помоги моему неверию»! (Мк. 9:24). Аминь.

Следующая статья
Акафист святому праведному Иоанну Кронштадтскому
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)