Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). О вере и неверии

Все святые апостолы далеко не сразу и с большим трудом поверили в то, что их Учитель, Господь Иисус Христос, воскрес из мертвых. Даже им, видевшим не раз, как Он воскрешал мертвых, нелегко было поверить в то, что мертвец, недвижимый и бездыханный, в котором нет ни мысли, ни чувств, может сам себя воскресить. Это гораздо более непонятно, чем великое чудо воскрешения дочери Иаира (см.: Мф. 5:40–43) или сына наинской вдовы (см.: Лк. 7:11–15). Позже всех поверил в это апостол Фома. Ему до такой степени трудно было вместить в свое сознание изумительный факт Воскресения Господа Иисуса Христа, что он категорически заявил: «Не поверю до тех пор, пока не вложу перстов моих в раны от гвоздей и руку мою в рану на груди Его» (см.: Ин. 20:25).

И вот Господь Иисус Христос пришел к ученикам Своим и преподал им мир. Обращаясь к Фоме, Он сказал: Подойди сюда, подай перст твой сюда и посмотри руки Мои, подай руку твою и вложи в ребра Мои, и не будь неверен, но верен (Ин. 20:27). Со страхом и трепетом вложил св. Фома персты свои в раны Христовы и с великим душевным подъемом веры воскликнул: Господь мой и Бог мой (Ин. 20:28)! А услышал в ответ: Ты веруешь, потому что увидел Меня. Блаженны не видевшие и уверовавшие (Ин. 20:29). Можно ли эти слова Христа считать укором св. Фоме? Осудил ли Господь его неверие? Нет, нисколько не осудил. Он знал его сердце, знал, что ему трудно поверить, и потому дал ему осязать Свои раны.

Почему же св. Фоме так трудно было поверить — труднее, чем другим ученикам? Чтобы это понять, надо вдуматься в то, как вообще люди относятся к слухам, ко всему новому и неожиданному. Люди легковерные без рассуждения и критики воспринимают всякий слух и всему легко верят. Люди серьезные и глубокомысленные все исследуют, обдумывают, и принимают за истину только то, что выдерживает критику. Есть и такие, кто не верит совсем, кто не хочет верить, если им что-то не по душе, кто охотно принимает лишь то, что соответствует их собственным желаниям, мыслям, настроениям, и упорно не принимают несозвучное их представлениям, противоречащее их душевным свойствам. Люди злые не хотят верить ничему доброму. Многие не поверили во Христа и Его Воскресение, оно мешало им жить своим умом, своим самолюбием.

И потому отвергли они веру во Христа и все святое Евангелие. А к третьему разряду недоверчивых людей относятся скептики, сомневающиеся во всем.

К какому же из этих трех типов людей принадлежал св. Фома? Конечно, не к последним двум, не к тем, кто не принимает ничего святого. Он принадлежал к числу глубокомысленных и нелегковерных, желающих во всем вполне и точно удостовериться. Разве это отрицательно качество души? Нисколько. И Господь Иисус Христос не обвинил св. Фому, а только, считаясь с тем, что ему трудно было поверить, что ум его был настроен критически, предоставил ему возможность удостовериться в Своем Воскресении через осязание.

Кто же такие не видевшие и уверовавшие (Ин. 20:29), которых ублажает Господь? Это то бесчисленное множество христиан, живших и ныне живущих силою Воскресения Христова, всем сердцем поверивших в Господа Иисуса, не видев Его. А нам легко ли, не видев Господа Иисуса Христа, уверовать в Него? Гораздо легче, чем было апостолам, потому что со времени Воскресения Его проповедь святого Евангелия покорила весь мир, угасила злой огонь язычества и просветила языческую тьму. Свет Христов воссиял над миром. И мы верою знаем, что Господь жив и пребывает со Отцом Своим, и обитает в каждом любящем Его чистом сердце, и ныне Он среди нас, в храме, и внимает нашим молитвам.

Но наша вера гораздо слабее веры апостольской, хотя нет для нас никакого сомнения в том, что Христос воскрес; в тоже время она требует постоянного укрепления и возгревания. Чем же мы укрепим веру нашу? Чем согреем её? Тем, что, подобно апостолу Фоме, будем осязать раны Христовы. Ведь, хотя мы и не можем вложить в них персты свои, но можем мысленно припасть к этим язвам, и духовным осязанием упрочить веру.

Посмотрим же со страхом на окровавленные руки Господни. Ведь это те руки, которые прикосновением своим исцеляли слепых (см.: Мф. 12:22; Мк. 10:46–52; Лк. 18:35–42), воздвигали расслабленных (см.: Мф. 8:6–13; 4:24; Мк. 2:3–5, 10–12). Эти персты были вложены в уши глухого и косноязычного и излечили его (см.: Мк. 7:32–35). Эти ладони коснулись одра умершего сына вдовы наинской — и убежала смерть, и дух жизни вошел в мертвеца (см.: Лк. 7:11–15). Эти объятия раскрылись, чтобы принять всех нас, блудных сынов! Эти руки простерлись на Кресте, чтобы всех нас избавить от вечного проклятия и смерти. Именно они держат силою своей всю вселенную, управляют жизнью всего мира и свыше благословляют всю землю. И эти руки прибиты гвоздями. Как же не содрогнуться сердцам нашим при мысли об ужаснейшем злодеянии, сравниться с которым не могут даже все злодеяния, когда-либо совершенные людьми! Припадем же к рукам Христовым, мысленно облобызаем их.

Посмотрим на ноги Христовы. И они были прибиты гвоздями. За что? За то, что Господь ходил по всей Палестине, благовествуя о царствии Божием, призывая к покаянию, проповедуя миру Евангелие. Эта проповедь возбудила дьявольскую злобу книжников, фарисеев и первосвященников, ибо Своим учением и грозными обличениями Господь разрушал их авторитет в глазах иудейского народа — ложный, незаслуженный авторитет. И, возгоревшись ненавистью, они решили пригвоздить Его ноги, чтобы они никогда больше не ходили. Не следует ли нам в страхе и трепете припасть к стопам Христа, как припадала к ним грешница-блудница, омывшая их слезами и отершая волосами и получившая прощение грехов (см.: Лк. 7:37–48)? Как же нам, отягощенным грехами не меньше, чем эта блудница, не припасть к святым язвам ног Господних, не омыть их слезами покаяния и всем сердцем не просить о прощении грехов, ведь за нас, за наши грехи, Господь был пригвожден ко Кресту?

Обратим мысленные взоры свои и к страшной ране на груди Христа, ране от копья, которым пронзено было Его сердце. Из него истекли вода и Кровь (см.: Ин. 19:34), омывшая грехи всего мира, — та Кровь, которая ныне нам преподается в Таинстве Причащения. Подойдем же к отверстому сердцу Христову. Оно полно безмерной Божественной любви, обнимающей весь мир, все покрывающей и все очищающей. Вспомним слова Господни, сказанные в храме Иерусалимском в день Преполовения Пятидесятницы: Кто жаждет, иди ко Мне и пей (Ин. 7:37). Будем насыщаться любовью Христовой, которая бесконечным потоком изливалась из Его сердца.

Были великие люди, у которых все помыслы во все дни жизни их были сосредоточены на Кресте Христовом. Кто с постоянной горячей любовью помышляет о Кресте Христовом? Только тот, кто подобно апостолу Павлу может сказать: Для меня жизнь — Христос (Флп. 1:21). Многие святые могли произнести такие слова: и преподобный Серафим Саровский, и святители Димитрий Ростовский, Питирим Тамбовский, и многие другие. Все они жили одним только Господом Иисусом Христом.

В древние времена евангельские заповеди, проповедь Иисусова жили в сердцах людей и руководили их жизнью, свет Христов просвещал всю вселенную и глубоким благочестием были проникнуты многие народы. Велико и пламенно было тогда благочестие и на Руси. Во всем и всегда, во всех делах: и государственных, и общественных, и личных — люди руководствовались духом христианства. На все свои труды они призывали благословение Христово.

С именем Христа на устах побеждали страшных врагов, как победил благоверный князь Димитрий Донской полчища Мамая. Люди с молоком матери впитывали любовь ко Христу и веру в Него. Литература и искусство тех времен были проникнуты духом Христовым. И художники, и писатели приносили в жертву Господу Иисусу великие таланты и прославляли Его словом своим и кистью. Все было овеяно духом христианского благочестия. Народ знал, как много мучеников пролило кровь за Господа Иисуса Христа, и понимал, что так проливать кровь можно только за святую Истину, и верил в эту Истину. Люди видели множество святых, светивших в темноте мира, подобно звездам небесным, и преклонялись перед сиянием их души. Огромными толпами шел русский народ на поклонение святым в Киево-Печерскую Лавру, неся туда любовь и преклоняя сердца свои, и у угодников Божиих, там почивавших, черпал укрепление в вере своей.

Обратимся к людям, среди которых мы живем, и спросим: «Чем ты живешь?» Ученый ответит: «Я живу наукой». И мы со смущением возразим: «И только? Для тебя важно только познавание природы, а Господь Иисус Христос для тебя ничто? И о язвах Христовых ты никогда не вспоминаешь?» — «Я слишком занят, чтобы думать об этом». Политические деятели скажут: «Мы живем, чтобы преобразовать жизнь человеческую, проводить реформы, которые сделают её счастливой». А мы посетуем: «Да, это достойная задача, но разве вы не знаете, что Господь Иисус Христос гораздо раньше вас уже разрешил эту задачу так, как никто из вас разрешить не может. Он указал единственный путь к тому, чтобы жизнь была полна света». Но они, конечно, не согласятся с нами и будут продолжать заниматься своим делом. Простой человек скажет: «Моя жизнь — в заботах о семье, о хлебе насущном, об одежде». А мы напомним ему: «Разве ты никогда не слышал, что ни о хлебе насущном, ни об одежде не стоит печься, ведь не хлебом единым будет жить человек (Мф. 4:4; Лк. 4:4) и Бог знает обо всех твоих нуждах, так что если будешь всем сердцем служить Ему, то не надо будет заботиться о завтрашнем дне?»

Обратимся в темные, мрачные закоулки жизни и спросим тех людей, которые влачат там жалкое существование: «Чем вы живете?» И одни ответят: «Моя жизнь в водке и табаке», другие: «Моя жизнь в воровстве и убийстве». Вот в каком мраке и тьме живут эти несчастные.

Итак, с течением времени все больше и больше появлялось людей, изо всех сил старавшихся угасить свет Христов, все сильнее и сильнее в народе развивалось неверие. Появилась ожесточенная, лживая критика Евангелия, возникли якобы научные теории, которые на первый взгляд совершенно опровергают веру в Бога. Теперь все труднее и труднее становится стяжать веру во Христа. Но стоит ли нам унывать, смущаться? Ведь люди чрезвычайно легко идут за большинством и воспринимают то, чему оно верит и учит. Уже мало кто в святые дни Страстной Седмицы, даже в день Великой Пятницы, соблюдает пост, помышляя о том, что в это день Господь был пригвожден ко Кресту! Как мало тех, кто помнит о Христе, и как много тех, о которых сказано апостолом Павлом страшное слово: Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь Завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет (Евр. 10:28–29).

Сколько в народе нашем поправших Христа, пренебрегших Кровью Христовой, даже надругавшихся над этой Кровью! Неужели и кто-нибудь из нас услышит на Страшном Суде такое осуждение? Неужели кто-нибудь из нас умрет вечной смертью за то, что попирал Сына Божия, за то, что не помышлял о Кресте Христовом, не поклонялся ему? Да не будет! Да обратимся мы всем сердцем к язве сердца Христа, да воспримем из этого вечного источника святую любовь! Он любит всех, кто ищет Его; Он даст Свою благодать всем, кто помнит о Кресте Его и духовно его лобызает. Кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин. 14:21). Он явится тому, кто с горячей любовью всегда припадает к язвам Его и в духовном восторге вместе с апостолм Фомой восклицает: Господь мой и Бог мой! И те, кто глубоко вникает в святое Евангелие, чьи сердца озарены благодатью Божией, очищены долгими молитвами и постом, до конца мира сохранят святую веру, ибо Господь сказал, что Святую Церковь Его не одолеют и врата адовы (см. Мф. 16:18).

Пусть укрепят нас слова Господа нашего Иисуса Христа: Да не смущается сердце ваше, веруйте в Бога и в Меня веруйте (Ин. 14:1). Будем всегда помнить их! Да не смущаются сердца наши антирелигиозной пропагандой и тем, что большинство народа забыло Христа. Пойдем же за Христом, будем верить в Него, никогда не допуская сомнения. И тогда вселится в нас Сам Господь Иисус Христос со Отцом Своим и обитель Свою в нас сотворит (см.: Ин. 14:23). Аминь.

Следующая статья
Конференция «Прославление и почитание святых»
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)