Вифлеемские младенцы

Христос волхвы спасе, пастыри созва,
младенец множества показа мученики…
Великий канон, песнь 6-я

На миниатюре Евангелия XVII  в. из собрания библиотеки МГУ, изображающей переход через Чермное море, есть интересная деталь: «яко по суху пешешествующие» израильтяне везут на повозке, в которую запряжена пара ослов, своих малолетних детей. Дети постарше идут рядом, позади — их матери. Они только что вышли на берег, на котором видны покрытые растительностью холмы. Пророк Моисей простер руку свою к морю, и вода возвратилась и покрыла всадников всего войска фараонова (Исх. 14:28). Израильские женщины в восторге воздевают руки, у одной из них в руках тимпан, — это сестра Моисея Мариам; И воспела Мариам пред ними: пойте Господу, ибо высоко превознесся Он, коня и всадника его ввергнул в море (Исх. 15:21). Спаслись, вывели из «египетского зла» своих детей — эту, казалось бы, невыполнимую задачу Сам Господь помог решить, — вот она уже решена!

Но вот еще одна миниатюра: на ней изображены события, происходившие через тринадцать веков после исхода Израиля из Египта. Это миниатюра из Евангелия-апракос 1693 г. из собрания Археографической комиссии (Библиотека Академии Наук в СПб). На троне изображен царь Ирод, он отдает своим воинам приказ начать карательную операцию. И вот уже льется кровь невинных младенцев. Не «дщерь Вавилоня окаянная», а Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет (Иер. 31:15). Как они могли, эти воины?! Ведь не наемников посылал Ирод, а потомков тех, кто по велению Божию уходил когда-то из Египта и выводил оттуда своих чад.

Тема избиения младенцев в церковном искусстве известна с древнейших времен. Из сочинений священномучеников Иринея Лионского и Киприана Карфагенского следует, что уже при их жизни (вторая половина II — начало III вв.) Вифлеемские младенцы почитались святыми. О Вифлеемских младенцах писали святители Иоанн Златоуст, Григорий Нисский и многие другие. Память избиенных в Вифлееме младенцев в богослужебных книгах появляется в V в. [6, 10]. Песнопения на день убиения младенцев принадлежат преподобному Андрею Критскому (+ 712).

Евангельское описание (Мф. 2:16—18) избиения младенцев содержит мало подробностей: Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал у волхвов. Тогда сбылось реченное пророком Иеремией, который говорит: глас в Раме слышан бысть, плач и рыдание, и вопль мног

То, что впоследствии нашло отражение в церковном изобразительном искусстве, нашло свое воплощение в драматичном описании святителя Григория Нисского (+ 394):

«Как изобразить палача, с обнаженным мечом стоящего над младенцем: взгляд его суров и дышит убийством, речь его страшна; одной рукой он тащит к себе младенца, другой простирает меч, между тем мать с другой стороны влечет свое дитя к себе и подставляет собственную выю острию меча». Святитель описывает далее стенания и вопли родителей, ужас детей, прижимающихся к груди матерей и получающих смертельные удары в утробу; иной палач одним ударом пронзает младенца и мать, иной отторгает младенца от груди матери… [8].

Древнейшие изображения избиения Вифлеемских младенцев можно видеть в мозаиках римского храма Санта Мария Маджоре (432—440 гг.), иллюстрированных рукописях VI в. — сирийском Евангелии Рабулы (Флоренция, Библиотека Лауренциана), кодексе Григория Богослова (Национальная библиотека в Париже). Здесь во всех случаях изображен царь Ирод, сидящий на троне и отдающий приказание об уничтожении младенцев: «Скверноубийства кровьми Ирод оскверняется: Владыку бо всех, Бога и Царя, убити покушаяся, на отроки неистовствует и свирепствует люте» (Канон святых младенцев, песнь 5-я).

В ранних памятниках показано начало трагедии: палачи только собираются исполнять приказание, но позднее в композиции появляются не только страшные подробности детоубийства: иродовы палачи (как и святитель Григорий Нисский, не станем назвать их «воинами») пронзают младенцев копьями и мечами, держа их за волосы или за ноги; пытаются защитить своих чад матери…

Позднее появляется еще одна важная деталь: убиение праведного священника Захарии, отца Иоанна Предтечи, и бегство св. Елисаветы с младенцем: «Священства одеждою обложен, премудре… мечем убиен быв в храме Божии, Христов пророче» (тропарь пророка Захарии).

По-видимому, с VI-VII вв. сюжет избиения младенцев встречается в храмовой росписи достаточно часто. В так называемой Красной церкви в Перуштице (в окрестностях Пловдива, Болгария) сохранились фрагменты фресок, в которых можно опознать сюжеты поклонения волхвов, бегства в Египет и избиения младенцев. В последнем случае сохранилась фигура царя Ирода, укрывающаяся в скале от убийц праведная Елисавета, а также сцена убиения пророка Захарии [5].

В уникальном собрании икон монастыря св. Екатерины на Синае в числе небольших икон, предназначенных, видимо, для келейной молитвы, есть центральная часть триптиха с изображением Рождества Христова, бегства в Египет, бегства Елисаветы в пустыню и избиения младенцев [12].

Со временем композиция Рождества Христова в храмовой росписи значительно усложняется; к ней присоединяются дополнительные эпизоды. В росписях 70-х годов XIII  в. (к сожалению, сохранившихся фрагментарно) монастыря Градац, построенного по обету женой сербского короля Уроша I Еленой, Рождество Христово содержит эпизоды прибытия, поклонения и возвращения волхвов, бегства в Египет и избиения младенцев [5].

В мозаиках XIV  в. баптистерия Венецианского собора Сан-Марко представлены сцены, изображающие волхвов перед царем Иродом, поклонение волхвов Младенцу Христу, бегство в Египет и избиение Вифлеемских младенцев [5].

В русской иконописи сюжет избиения младенцев получает развитие во второй половине XVI и XVII вв. в связи со стремлением к подробному иллюстрированию всех деталей Евангельского текста. На иконах Рождества Христова в композицию вводятся дополнительные сцены: «Бегство в Египет», «Сон волхвов», «Избиение младенцев», «Плач жен».

Икона Рождества Христова второй половины XVI  в., происходящая из Холмогор (ныне в Третьяковской галерее), имеет сложную композицию, разделенную на пять поясов. Действие начинается с путешествия волхвов: «волсви едут взыскати Отроча» ко «граду Иерусалиму», возле которого их встречают «стражи градные». В следующей сцене с волхвами беседует сидящий на престоле царь Ирод; рядом с ним — телохранитель с обнаженным мечом и щитом. Затем — путешествие волхвов: «волсви едут от Ирода царя по звезде». В нижней части композиции вновь изображен царь Ирод, обнаживший меч и приказывающий «избивати младенцы»; рядом, справа и слева — сцены избиения; по краям изображены плачущие матери. Еще один ряд композиции представлен сценами: «Елисавета бежа в гору», «Иосифу во сне явися ангел» и «Бегство в Египет». В последнем эпизоде Богоматерь с Богомладенцем едет на коне, а за Ней с котомкой идет отрок Иаков, брат Божий. Еще одна особенность композиции — в центральной части иконы, где находится собственно сюжет Рождества, изображены удаляющиеся от пещеры волхвы: «волсви ведет ангел инеем путем во страну их» [1].

Создание столь сложной композиции иконы Рождества Христова, по-видимому, связано с хождением на Синай купца Василия Позднякова в 1588 г. Поздняков запомнил и описал «заморские святыни», что и нашло столь интересный живописный отклик в купеческих Холмогорах.

Для русских иконописцев, конечно, источником вдохновения были святыни Святой Афонской Горы. Например, фреска XV в. соборного храма монастыря Ставроникита в композиции «Избиение младенцев» содержит многие детали, воспроизведенные русскими иконописцами в иконах Рождества Христова. Такой образ второй половины XVI  в. из Сольвычегодска довольно подробно воспроизводит сцены избиения младенцев, которые могли видеть русские паломники.

В XVI  в. сцены, связанные с Рождеством Христовым, появляются не только на иконах этого праздника, но и в других композициях. Например, на иконе Благовещения с 24 клеймами акафиста (первой половины XVI  в., из Преображенского собора Спасского монастыря в Ярославле, ныне в Ярославском художественном музее-заповеднике) представлены 5 клейм, связанных с Рождеством Христовым (соответственно, иллюстрирующие акафист с 4 икоса по 6-й), в том числе «Бегство в Египет».

Ярославская икона Рождества Христова середины XVII  в. содержит сложную, насыщенную многими подробностями, композицию избиения младенцев. Часть эпизодов в ней помещена в архитектурные рамочки, разбивающие композицию и делающие ее более выразительной.

Наши Четии Минеи представляют картину избиения младенцев также довольно подробно: «Овии мечем посекаеми, овии же о камень разбиваеми, овии о землю ударяеми и ногами попираеми, инии руками удавляеми, друзии растерзаеми и раздираеми, инии прободаеми, и инии полма пресецаеми… матереем плачущим, власы терзающим, одежды на себе и плоть свою издирающим» [8].

Поздние храмовые росписи, при большей живописности, приобретают некоторую декоративность, из них уходит то ощущение страшной трагедии, которая была присуща ранним миниатюрам, иконам и фрескам избиения младенцев. Между тем трагизм описанной в Евангелии от Матфея истории избиения Вифлеемских младенцев достоин того, чтобы стать частью православного сознания христиан XXI столетия. Ведь иродово преступление и через двадцать веков постоянно воспроизводится. В то время, когда писалась эта заметка, ее автору попала в руки рекламная газета, на одной из страниц которой было более двадцати объявлений, предлагающих совершить преступление, подобное иродову, — речь идет о узаконенном детоубийстве, абортах.

В своей борьбе против греха детоубийства Церковь сегодня может приводить в пример то, как на протяжении всего своего существования осуждала она этот иродов грех, боролась с ним своей молитвой, богослужением, своей иконописью. Ведь вновь и вновь Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет

Протоиерей Николай Погребняк

Источники и литература

  1. Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т.1—2. М.,1963.
  2. Григорий Нисский, свт. Творения, ч. 4. М., 1862.
  3. Джурич В. Византийские фрески. Средневековая Сербия, Далмация, славянская Македония. М., 2000.
  4. Иконы Ярославля 13—16 веков. М., 2002.
  5. Лазарев В.Н. История византийской живописи. Т.1—2. М., 1986.
  6. Лукашевич А.А. Вифлеемские младенцы. Православная энциклопедия. т. 8. М., 2004.
  7. Масленицын С.И. Ярославская иконопись. М., 1983.
  8. Покровский Н.В. Евангелие в памятниках иконографии, преимущественно византийских и русских. СПб., 1892. (Репринт: М., 2001).
  9. Сводный иконописный подлинник XVIII века по списку Г.Филимонова. М.,1871.
  10. Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. 2—3. Владимир, 1901.
  11. Chatzidakis M. The Cretan Painter Theophanis. Mount Athos, 1986.
  12. Sotiriou G. et M. Icones du Mont Sinai. Athénes, 1956.
Следующая статья
Иконография милосердия
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)